От Майдана до Женевы. Часть 2

История украинской независимости глазами детей и их родителей

Решение уехать из Киева далось мне нелегко. Это означало необходимость окончательно принять происходящее в Украине и реальную угрозу для маленького человека. Проводить всю ночь в холодном укрытии для нее также сложно, как и несколько раз за ночь просыпаться и уходить из кровати в межквартирный тамбур. Днем ранее я осознала, что моя солнечная квартира с обилием окон и застекленными балконами — это же практически аквариум, в котором трудно чувствовать себя защищенным.

 

 

Я давала дочери возможность выспаться в очень относительной безопасности, прислушиваясь к звукам улицы, и готовая при необходимости вынести ее спящую. Мы научились успевать многое в перерывах между сиренами — завтракать, пить утренний кофе, готовить обед, делать уроки онлайн. Но я понимала, что где-то внутри нас уже сформировалась определенная психологическая граница, за которой тьма неизвестности, страхов и сомнений, и если мы достигнем этой грани, нам обеим будет невероятно сложно. Поэтому я собрала остатки своих ресурсов и вместе с родителями начала планировать наше путешествие.

Здесь очень важно сделать отступление о том, что такое украинская семья. Это там, где тебя любят, даже если трудно, это там где тебя кормят, даже если это что-то совсем незамысловатое, это там, где все станут на защиту и помогут, когда это нужно. Это там, где дети превыше всего. Моя семья, мои родители, будучи за 500 км от Киева, очень помогли мне в составлении маршрута. Они практически были штурманами нашего маленького корабля в бушующем море.

В последнюю ночь перед отъездом я пекла овсяное печенье. Захотелось отключиться от утомительных сборов, где каждая вещь попадала на горькую чашу «нужно — не нужно, донесу — не донесу». Помните тесты про «что бы ты взял на необитаемый остров»? Это то же самое, только в реальность и в десятки раз горше. Нет, я не ехала на необитаемый остров, но я уезжала «в никуда», даже несмотря на предварительные договоренности. Это было прощанием с любимым домом, любимой кухней, любимой картиной, любимым видом из окна…

А теперь важно написать, какое значение в Киеве имеет дружба. Друзья — это не всегда те, кого ты знаешь давно, это иногда случайные люди, которым ты доверился, полагаясь на интуицию.

Потому что большой город — это не только бесконечность возможностей и полезных знакомств, но также и множество спонтанных ситуаций, в которых важным становится доверие и «чувство локтя». Мои случайные соседи из убежища помогли нам утром 5 марта добраться до метро, когда больше никто не смог или не захотел рисковать. Молодые ребята, совершенно юная пара — Настя и Влад, которых я не знала раньше, но их открытость и забота зарядили меня на весь последующий путь.

8 вокзалов и 7 поездов. Киев, Ивано-Франковск, Львов, Ужгород, словацкий Кошице, венгерский Будапешт, швейцарский Цюрих и долгожданная Женева. Я будто Мамаша Кураж из пьесы Бертольта Брехта, обвешанная сумками, отправилась в путь, где встретила множество прекрасных людей, которые несмотря на постигшие их участи, оставшись в буквальном смысле без дома и перспектив — ни разу не дали в себе усомниться. Они рассказывали мне свои истории о войне и жизни до нее, мы ели мое печенье и играли с детьми, которые на тот период стали общими. Это было путешествие, которое возрождало веру в человечество, цивилизацию и добрососедство — от 15 человек в купе до нескольких тысяч эвакуированных и беженцев на вокзалах Львова и Будапешта.

Рецепт овсяного печенья:
  • 1 яйцо;
  • 100 г сливочного масла;
  • ¾ стакана сахара;
  • 200 г муки;
  • 90 г овсяных хлопьев;
  • 50 г горячей воды;
  • 0,5 ч. л. соды или разрыхлителя;
  • щепотка соли;
  • щепотка корицы по желанию.

Масло растопить в горячей воде, добавить все компоненты, последними — муку и овсяные хлопья. Густое тесто формовать на пергаменте столовой ложкой, на расстоянии 5 см друг от друга. Выпекать до золотистого цвета при температуре 170 С.

Продолжение следует…

Позняк Ольга,

киевлянка