Кто заседает в Палате лордов?

Миллионы на содержание «ленивых» пэров. Что показало расследование о Палате лордов

Британская Палата лордов включает 800 человек, что сравнимо по количеству членов с Всекитайским собранием народных представителей. Но особенность верхней палаты британского парламента в том, что членство в нем иногда наследуется по мужской линии, а вместо умерших наследственных пэров выбирают новых — исключительно из числа однопартийцев.

Британская Палата лордов

Британское издание The Sunday Times изучило состав Палаты лордов и пришло к выводу, что каждый десятый ее член оказался в парламенте только потому, что его далекий предок XIII и XV веков получил титул и землю.

Все наследственные пэры — мужчины, и довольно преклонного возраста. Самому юному из лордов — лорду Рейвенсдейлу 38 лет. Самому старшему лорду 93 года. Среди лордов нет ни одной женщины, потому что титул обычно передается старшему сыну, а если сына нет, то ближайшему родственнику по мужской линии.

Таким образом в парламенте оказываются люди, совсем не знакомые с британским законодательством и политическим устройством страны. В расследовании идет речь о 70-летнем пенсионере Уильяме Горе из Австралии, который внезапно для себя унаследовал титул лорда Аррена и стал членом Палаты лордов. Данный титул был создан в 1762 году в награду его далекому предку, ирландскому политику.

Как правило, потомственные лорды являются выпускниками престижных британских школ. Они обладают большими фамильными замками (не всегда роскошными, иногда захудалыми) и наделами земли, которые в сумме занимают почти половину Лондона. Авторы расследования приходят к выводу, что потомственные пэры не представляют ничьих интересов, кроме своих.

По подсчетам исследователей за последние 20 лет на содержание потомственных лордов было потрачено из кармана британских налогоплательщиков £47 млн. Это расходы на специальную столовую с низкими ценами на блюда, суточные в размере £323 фунтов в день, возмещение расходов на транспорт и освобождение от налогов.

При этом эффективность потомственных пэров ниже, чем у их коллег — пожизненных пэров, которые получают титул за особые заслуги перед государством и не могут передать членство по наследству. Например, потомственный пэр за свою карьеру в среднем не более 50 раз выступает в парламенте. Пожизненный же пэр выступает около 82 раз. Большая часть потомственных пэров (45 человек), не состоит ни в одном парламентском комитете.

При этом нередко наследственные пэры занимаются лоббированием интересов разных компаний и государств. Например, 72-летний лорд Кэррингтон, сын министра иностранных дел при Маргарет Тэтчер, заседает в совете директоров нефтяной компании из Саудовской Аравии. Лорд Кэррингтон нередко выступает в Палате лордов за сохранение тесных деловых связей с Саудовской Аравии и вступает в полемику с критиками королевской власти в этой стране.

Устройство Палаты лордов критикуют уже давно. В 1997 году тогдашний премьер-министр от Лейбористской партии Тони Блэр добился сокращения состава палаты, отменив старый закон, по которому в Палате лордов могли заседать все потомственные дворяне. В долгосрочной перспективе систему потомственных пэров должны были вообще ликвидировать. Но спустя 24 года никто из последующих премьер-министров так и не взялся за упразднение архаичной практики наследования членства в британском парламенте.

Реформа всякий раз сталкивается с саботажем в виде сотен правок, которые подаются к соответствующим законопроектам до тех пор, пока у них не истечет срок рассмотрения.

По материалам: The Sunday Times, The Telegraph, The Herald