Houghton Hall

1Наш микроавтобус въехал в ворота поместья и покатил по парку в направлении Хоутон-холл (Houghton Hall) – бывшей резиденции первого британского премьер-министра сэра Роберта Уолпола в графстве Норфолк. Через несколько минут на дорогу вышло стадо оленей, что не такая уж редкость в крупных английских загородных парках, но эти олени были белыми! Около 50 стройных созданий цвета топленого молока не спеша пересекали путь, чувствуя себя вольготно и в безопасности. Наш временный гид, нынешний владелец поместья, VII маркиз Чамли, Дэвид Чамли (David Cholmondeley) рассказал, что всего в стаде около 900 особей самых разнообразных пород со всего мира.

Хоутон-холл возвышается в центре парковых угодий, занимающих огромную территорию в 1000 акров. Это один из самых важных памятников палладианской архитектуры в Соединенном королевстве. Стиль зданий итальянского архитектора Возрождения Андреа Палладио, черпавшего вдохновение в греческой и римской архитектуре, в XVIII веке вошел в моду в Великобритании, овладев умами и чувствами английских зодчих и аристократии. Так что когда Роберт Уолпол – 1-й граф Орфорд, честолюбивый политик, успешный стратег, азартный охотник, любитель спортивных игр и страстный коллекционер искусства – в 1722 году задумал постройку нового дома в своем семейном поместье, вопрос о стиле не обсуждался. Начал проект известный шотландский архитектор Колин Кэмпбелл, создав рисунок палладианской виллы. К сожалению, зодчий умер, не доведя строительство до конца. Эстафету подхватил Джеймс Гиббс, дополнивший здание деталями уже другого стиля – барокко (купола и другие барочные элементы). Внутренним убранством дома из 106 комнат занялся модный и востребованный в те годы декоратор Уильям Кент. Декор парадных залов Хоутон-холл не уступал по пышности интерьерам фамильного дома графов Мальборо – дворца Бленхейм в родовом поместье Уинстона Черчилля. Уолпол не жалел средств, и все в доме создавалось по высшему разряду стиля гранд: обширный Каменный холл, богато украшенный барельефами; Большая парадная лестница с бронзовой статуей гладиатора и живописью тромплёй на стенах; Комната гобеленов с двумя позолоченными резными тронами; Спальня со знаменитой «морской раковиной» из зеленого бархата на стене; Красный салон с расписанными позолотой потолками и бархатными обоями и т.д. – все это действительно впечатляет и вкусом и роскошью в духе времени. Но у здания была еще одна миссия, которой Роберт Уолпол придавал огромное значение: здесь во всем блеске и красоте должно было разместиться его богатейшее собрание искусства. Отчасти ради этого и затевалось строительство нового дома – «как храма» для одной из величайших в Европе той эпохи коллекции старых мастеров, включавшей холсты Ван Дейка, Рембрандта, Тициана, Рубенса, Веласкеса, Хольбейна, Хальса, Веронезе, Рафаэля и др. Были изготовлены созвучные стилю интерьеров рамы, и картины торжественно воцарились в Мраморном зале, Красной и Зеленой гостиных, в обширной Картинной галерее.

Впрочем, искусство было не единственной страстью Роберта Уолпола, привыкшего жить на широкую ногу. В четырех домах, которыми политик владел в Лондоне, и в Хоутон-холле не стихали шумные вечеринки с обильными возлияниями Бахусу: сэр Уолпол был большим поклонником изысканных сортов вин (в канцелярских книгах сохранились внушительные цифры выпитых бочонков и бутылок). В общем, к завершению своего жизненного пути лорд был в долгах как в шелках. Правда, это неприятное открытие семья сделала лишь после его кончины в 1745 году – чтобы информация не просочилась раньше времени, он попросту сжигал счета. После смерти старшего сына Уолпола, тоже Роберта, долги (£50 тысяч) дедушки перешли к внуку Джорджу, успешно их преумножившему. Чтобы как-то поправить ситуацию, Джордж решил продать часть собрания искусства, поручив это молодому Джеймсу Кристи – основателю одноименного аукционного дома. В самый разгар подготовки к аукциону пришло письмо-предложение о покупке от российской императрицы Екатерины II. Предложение было принято, и оговоренная сумма в £40 550 (эквивалент $10 млн сегодня) проплачена еще до начала аукциона. Равна она была сумме долгов.

Так, в 1779 году 204 лучшие картины из коллекции сэра Роберта Уолпола, свернутые в рулоны (рамы остались в Хоутон-холле), покинули Великобританию в направлении Санкт-Петербурга. Младший сын Роберта, Гораций (писатель, основатель готического романа) пытался оставить собрание в Англии, но ни королевская семья, ни правительство не поддержали его усилий. Да и Екатерина ни за что не уступила бы. Как она написала в письме к другу: «Ваша покорная слуга уже вонзила в них [картины] свои когти и не отпустит их – ведь это все равно, что кошке отпустить мышь». Это была очень выгодная сделка, и в знак благодарности Екатерина II прислала Джорджу свой парадный портрет – слабое утешение взамен утраченных сокровищ! Портрет и сегодня находится в Хоутон-холле. А в России коллекция Уолпола вместе с не менее удачно скупленными Екатериной незадолго до этого собраниями графа Брюля и барона Кроза стала основой для будущей экспозиции Эрмитажа.

Только однажды, более двух веков спустя, в 2013 году часть картин из собрания Уолпола (70 работ) вернулась из России в стены Хоутон-холла. Здесь, воссоединившись с родными рамами и заняв места, предписанные для них Кентом, в окружении оригинальной мебели, бронзы и мрамора, картины провисели несколько месяцев в рамках совместной с Эрмитажем экспозиции «Возвращение в Хоутон-холл». Дэвид Чамли вспоминает: «Я всегда мечтал увидеть картины из коллекции вернувшимися сюда, но никогда не мог представить, что музеи России согласятся одолжить их для выставки в частном доме».

Нынешний хозяин Хоутон-холл делает все возможное, чтобы сохранить поместье, возродить и реставрировать его в первоначальном виде. Был найден оригинальный чертеж ландшафтного архитектора Чарльза Бриджмена, по которому идет восстановление садов и парка: широкий зеленый проспект-аллея, уходящий в перспективу; сад с каменной оградой, в котором разместились итальянский сад со скульптурами и регулярный – с кустами, выстриженными как орнаментальный ковер. Поместье – не только собрание древностей, оно дышит современностью. Дэвид Чамли уже много лет собирает современное искусство, созданное для открытых пространств, умело вписывая его в канву парка и садов по принципу внезапных сюрпризов, открывающихся перед вами по ходу прогулки. Эти скульптуры и инсталляции известных художников – Ричарда Лонга, Джеймса Таррелла, Стивена Кокса, Жана Вана, Ани Галлассио, Йеппе Хейн – еще один повод посетить поместье, в котором палладианская архитектура, природа и искусство переплелись в одно гармоничное целое.

Houghton Hall
King’s Lynn

Norfolk PE31 6UE

www.houghtonhall.com

Leave a Reply