«Пьер Боннар: Цвет памяти»

В разгар зимы в стенах Тейт Модерн мерцают бесконечными оттенками зелени горячих всплесков оранжевого и солнечно-жёлтого пейзажи и натюрморты Пьера Боннара. Выставка «Пьер Боннар: Цвет памяти» – первая за последние двадцать лет обширная ретроспектива творчества французского художника в Великобритании представляет около 100 его работ из музеев и частных коллекций мира. В экспозиции пейзажи, натюрморты, интерьеры, интимные и домашние сцены, портреты, фотографии, охватывающие более 40 лет творческого пути художника – от времени формирования его уникального стиля (1912 год) до смерти в 1947 году. Куратор Мэтью Гейл считает, что пришло время переосмыслить роль Боннара в искусстве минувшего столетия и привлечь внимание нового поколения к творчеству этого новаторского мастера, способного тонко улавливать и передавать на полотне быстротечность и мимолётность настроений, мгновений, эмоций.

Неоднозначное отношение к творчеству Боннара и споры о его месте в истории модернизма велись давно. Категоричный Пикассо обвинил Боннара в том, что тот сотворил «попурри неуверенности», за что не может быть причислен к «художникам-модернистам»: «То, что он делает – не живопись», – заявил основоположник кубизма. А вот у Анри Матисса был диаметрально противоположный взгляд: когда после смерти художника Кристиан Зервос опубликовал разгромную статью под названием «Пьер Боннар: великий ли он художник?», Матисс прямо на странице журнала написал: «Да! Я подтверждаю, что Пьер Боннар – великий художник и сейчас, и, несомненно, в будущем».

Пьер Боннар (1867 − 1947) вырос в интеллигентной обеспеченной семье, получил юридическое образование, изучал искусство в Академии Жюлиана и Школе изящных искусств. Одно время входил в группу символистов «Наби» (с др.-евр. «пророк»), работал в книжной иллюстрации, находился под сильным влиянием японской гравюры. Одна из первых принёсших художнику известность работ – рекламный плакат шампанского. С конца 1890-х перешёл преимущественно к живописным полотнам, увлёкся импрессионизмом.

Вместе с Мартой де Мелиньи, которая станет его моделью, любовницей и спутницей, а затем и супругой (брак был заключён лишь после 33-х лет совместной жизни), художник на протяжении нескольких лет жил в разных городках Франции, пока в 1926 году не приобрёл виллу Le Bosquet на Лазурном берегу, в Ле Канне. Этот дом, окружающие пейзажи и сама Марта станут средоточием и вдохновением для сотен холстов, написанных художником в последующие десятилетия. Вибрирующие цветом и формами пейзажи и домашние сцены Боннара плохо поддаются классификации. Это никогда не копия или слепок реальности, но попытка художника воссоздать на холсте гамму переживаний в момент созерцания. Нередко эскизные, контрастные, обрывистые… Какие- то фрагменты выделены сильнее, другие стушёваны – наш глаз ведь не фотоаппарат, воспринимает действительность выборочно, в зависимости от настроения, эмоций, чувств, состояния в эти минуты… Боннар писал не с натуры, а по памяти, используя лишь карандашные наброски. Картины набирали красок, контрастов, полыхали. «Цвет меня увлёк. Ради него я жертвовал формой, почти не сознавая этого, – писал художник. – Когда покрываешь поверхность красками, нужно бесконечно возобновлять игру, постоянно находить новые комбинации форм и цвета, которые отвечали бы требованиям чувств».

В безмятежных, созерцательных, немного меланхоличных интерьерных сценах Боннара люди погружены в себя или свои простые занятия; сквозь большие окна и отворённые двери в комнату входит пейзаж, либо, плавно перетекая в пространство дома или, наоборот, увлекая нас вовне, в праздничное торжествующее буйство красок и света южного лета. Ещё один повторяющийся сюжет многих холстов Боннара – обнажённая Марта в ванной (из-за продолжительных болезней она по нескольку раз в день должна была принимать ванны); причём и пятидесятилетнюю Марту художник неизменно изображал стройной и молодой, словно законсервировав в своём  воображении 25-летней.

В творческом наследии художника есть и работы, осевшие в России: коллекционеры Иван Морозов и Сергей Щукин не только приобретали его картины, но и заказывали Боннару декоративные панно для своих особняков.

«Я хотел бы представить себя молодым художникам в 2000 году на крыльях бабочки», – писал Боннар в 1946 году, незадолго до смерти. Может, это и произошло на выставке в Тейт Модерн?

* * *

Pierre Bonnard: The Colour of Memory

До 6 мая 2019

Tate Modern

Bankside, London SE1 9TG

www.tate.org.uk