Ньюпорт: дворянское гнездо по-американски

Слова «лето» и «ривьера» для многих людей принадлежат к одному смысловому ряду – море и солнце, теплый летний бриз давно манят французов в Ниццу, Канны и Сан-Тропе, испанцев – на Косту-дель-Соль, советских чиновников привлекали санатории Гагр и Алушты. Для американцов таким местом стал прибрежный Ньюпорт в штате Род-Айленд.

Американский Версаль
Этот исторический городок из важного торгового порта благодаря светским амбициям семьи Вандербильт превратился в «американский Версаль». Сохранившиеся великолепные особняки Бельвью-авеню – свидетельство попыток новой американской аристократии 19в. воплотить в жизнь свои архитектурные «американские мечты». При виде самых знаменитых из них – Брейкерс, Мраморного дома, Элмс и Роузклифф – возникают образы галантных кавалеров в цилиндрах, помогающих дамам выходить из «роллс-ройсов» – почти как в Европе.

Состоятельные буржуа, сделавшие деньги на торговле свечами, ромом, а в Ньюпорте и живым товаром – город не избежал позорного периода работорговли, – копировали европейскую аристократию и пытались превзойти ее в пышности особняков и блеске вечеринок. Например, среди серебряных супниц на столе устраивали резвые ручейки, по которым плавали экзотические рыбки.

Законодательнцей вкуса и виновницей превращения тихой деревушки в модную ривьеру стала Альва Вандербильт. Именно по ее желанию был сооружен один из самых значительных особняков – Мраморный дом. Его построил модный архитектор Р. Хант по заказу мультимиллионера Уильяма Вандербильта, который преподнес дом на 39-летие своей супруге. Постройка дома, одновременно похожего на Версаль и Белый дом, обошлась в невиданную по тем временам сумму – 11 млн. долларов (7 млн. ушло только на покупку 500 тыс. куб. футов мрамора). После развода Альва продолжала жить в Мраморном доме и даже организовала пристройку – милый китайский чайный домик. Особняков у нее было девять, и в 1932 г. она продала Мраморный дом, но сын Харольд, чтя память матери, выкупил его и превратил  в музей.

Архитектор Хант был популярен в Ньюпорте – вслед за Мраморным домом появилась ренессансная вилла Брейкерс, резиденция другого Вандербильта – железнодорожного магната Корнелиуса. Угольный король Эдвард Бервинд был поклонником французского стиля. Для него

Х. Трумбауэр построил элегантный дворец, достойный европейского монарха, – Элмс. Большинство домов были выкуплены у бывших владельцев Обществом охраны памятников графства Ньюпорт – оно поддерживает особняки в прекрасном состоянии. Осмотреть их сегодня можно, купив билет на экскурсионный автобус-шаттл, который остановится у тех особняков, которые открыты для туристов. А в хороший день лучше пешком пройти по тропе, которая вьется вдоль скалистого берега: с одной стороны открывается вид на просторы Атлантики, с другой – выстроились парадно величественные особняки.

Тени прошлого
История города Ньюпорта берет свое начало в далеком 1639 году. Уже тогда он служил своеобразным маяком для всех тех, кто устал от чрезмерного вмешательства властей в собственную жизнь, в частности, в ее религиозную сферу. Городской устав, принятый жителями в 1641 году, позволил мирно существовать вместе представителям самых разных вероисповеданий и национальностей. Это привлекало в Ньюпорт толпы поселенцев, прибывающих сюда из других колоний. Именно полная свобода вероисповедания определила будущую историю города, которому была уготована судьба стать прообразом той либеральной Америки, какой она стала в дальнейшем.

Своим превращением из маленькой сельскохозяйственной заставы в один из пяти ведущих морских портов колониальной Америки Ньюпорт обязан в основном еврейским и квакерским общинам, чей простой и суровый образ жизни наложил отпечаток на ранние искусство и архитектуру города. Основным двигателем экономического роста Ньюпорта была торговля ромом, свечами, мебелью, серебром и прочими товарами. Не избежал город и позорного участия в работорговле – многие зажиточные семьи сколотили на ней приличные капиталы. А с конца XVII столетия появились здесь и пираты, причем со временем их развелось так много, что Лондонская торговая палата вынуждена была написать официальную жалобу английскому правительству.

К началу XVIII века ньюпортская береговая линия могла похвастаться уже более чем 150 отдельными причалами и сотнями магазинов и лавок. Отсюда, из этого мощного эпицентра развития капиталистических отношений, вышло много сильных и целеустремленных людей, одним из которых был Корнелиус Вандербильт, сумасбродный миллионер, совершенно случайно изобретший чипсы. Юный Корнелиус собирался стать моряком. Мать помогла ему приобрести собственную баржу, на которой он заработал более-менее приличные деньги. Через три года он женился на своей предприимчивой кузине Софии Джонсон.

Во время войны США и Англии Корнелиус сумел убедить федеральное правительство, чтобы ему предоставили право осуществлять водные перевозки между Нью-Йорком и окружающими его шестью защитными фортами.

Обладая баснословными средствами, Вандербильт стремился поразить всех вокруг собственным расточительством и проникнуть в самые высокие аристократические круги. Однако мешало полнейшее отсутствие манер. На званом обеде он мог запросто разразиться площадной бранью. Не интересуясь абсолютно ничем, кроме денег и способов их добычи, он гордился своей грубостью. В оперном театре Лондона он отменил запланированный там концерт и устроил дружескую попойку, заплатив бешеную неустойку хозяевам. Уже в пожилом возрасте Вандербильт отстроил себе роскошнейшую по тем временам яхту и предпринял круизное плавание вокруг Европы. Он пустил с молотка весь свой флот и приобрел две крупные паровозные компании – Harlem Railroad и Hudson River Railroad. Таким образом, Вандербильту удалось заполучить контроль над всем железнодорожным сообщением восточного побережья. К моменту его кончины капитал миллионера составлял около 105 млн. долларов, из которых 1 млн. был отписан Центральному университету (сейчас – Университет Вандербильта), а остальные деньги – его детям. Если пересчитать эти деньги на наше время, выйдет около 143 млрд. долларов – немногие сейчас могут похвастаться таким состоянием.

Вандербильты XXI века
Слава Ньюпорта не только в прошлом – его сегодняшняя жизнь далека от провинциальной. Здесь проходят крупная регата океанских суперъяхт, джазовый фестиваль, матчи поло, кинофестиваль.

Начиная с мая оживают летние резиденции вдоль тихих элегантных берегов залива, и в уютных ресторанчиах подкрепляют силы тихими вечерами сильные мира сего. К ним присоединяются туристы – их притягивают богатая история Ньюпорта (здесь, кстати, находится старейшая в США синагога) и уютное очарование Bed & Breakfest. Адрес местной элиты – Carnegie Abbey Club. Всего в 10 минутах езды от огней гавани находится оазис, где живут те, кто привык брать от жизни самое лучшее. В их распоряжении не только роскошные виллы, куда они приезжают в основном с наступлением летнего сезона, но и закрытый спортклуб, который считается одним из лучших в стране. На сотнях акров раскинулись поля для игры в гольф, велотреки, конюшни. Несмотря на финансовый кризис, посетителей в клубе не убавляется – причиной тому первая высотка Tower и строительство новой гавани, а найти парковку для яхты в этом районе практически невозможно.

Владелец клуба Брайн Оунил, глава крупнейшей в районе девелоперской компании O’Neill Properties Group  – выкупил его у  владельца экстравагантного английского поместья Бови Касл. Обладая упорством легендарного Вандербильта, Оунил превратил нерентабельный клуб в центр притяжения не только светской, но и политической жизни. Здесь в неформальной обстановке можно было встретить Билла Клинтона, Джорджа Буша, Михаила Горбачева и кандидатов в президенты-2008. Видные политические и экономические деятели стали гостями серии встреч World Leadership Guest Series.

Выходец из среднего класса, он сам стал обладателем особняка на Бельвью Авеню, где собрал солидную коллекцию искусства и личных предметов Джона Кеннеди.

Кстати, Оунилу  помогает вести бизнес Катрин Куинн – вдова легендарного голливудского актера Энтони Куинна. Пара познакомилась когда Катрин в возрасте 23 лет стала ассистенткой Куинна. Ему было 70. Но устоять перед харизмой легендарной звезды «Грека Зорба» было невозможно. От их союза на свет появилось двое детей. В конце жизни Энтони переехал в Бристоле, Роуд Айланд, всего в 10 минутах езды от Carnegie Abbey Club. Здесь он занимался живописью и скульптурой, собирал коллекцию произведений искусства. Сегодня  Катрин Куинн – попечитель фонда имени своего легендарного мужа.

 

Официальные сайты Ньюпорта

www.newport.gov.uk, www.gonewport.com

Общество охраны памятников графства Ньюпорт

www.newportmansions.org

Carnegie Abbey Club

www.carnegienewport.com

Яхтклуб Ньюпорта

www.newportyachtclub.org

Полоклуб Ньюпорта

www.glenfarm.com

Игры международной серии проходят каждую субботу июня, июля и августа в 17:00 и в сентябре в 16:00

Leave a Reply