Атака и Алемана. Из любителей в звезды мирового масштаба

На их мастер-классах всегда полно народа, их хореографию пытаются повторить любители бачаты по всему миру, а стоит им появиться на вечеринке, как танцпол тут же превращается в две большие очереди из желающих потанцевать с ним и с ней.

История успеха мировых звёзд бачаты Джорджа Бургоса (Jorge Burgos) и Тани Кенсингер (Tanja Kensinger), известных как Атака и Алемана (Ataca & La Alemana), началась 11 лет назад с ролика на YouTube https://www.youtube.com/watch?v=2cehkSxOLNA, который набрал несколько миллионов просмотров и сделал пару знаменитой на весь мир. Этого Джордж и Таня сами не ожидали, поскольку на тот момент бачата для них была просто увлечением, гораздо больше времени они посвящали сальсе.

Как же так получилось, что специализировались вы на сальсе, а весь мир знает вас как топовых танцоров бачаты?

Джордж: Мы оба начали изучать латинские танцы с сальсы. Но когда решили встать в пару и разработать собственные элементы, столкнулись с трудностями, поскольку сами были ещё новичками, учились… Параллельно танцевали бачату. Просто так, для себя. И как-то Танина лучшая подруга сказала: «Ребята, у вас классно получается, очень красиво, сексуально. Может, поставите номер?» А почему бы и нет? Взяли популярную на тот момент песню Te Extraño, объединили в один танец движения, которые нам нравились, добавили кое-какие фишки, придуманные для сальсы, и выступили.

Таня: В тот день мы ещё давали мастер-класс по сальсе, кстати. Но наша бачата понравилась публике гораздо больше. Мы этого не ожидали, поскольку не позиционировали себя как пара, танцующая бачату, и продолжали заниматься сальсой. Но после того, как тот ролик взорвал Интернет, нас приглашали давать исключительно уроки бачаты… Ну, мы и подумали тогда: «Хорошо, пусть будет бачата».

Кто в вашей паре генератор идей?

Джордж: Мы работаем вместе. Я формирую как бы скелет танца, то есть подбираю музыку, определяю, как он в целом будет выглядеть, а Таня уже раскладывает всё по полочкам, говорит, что из придуманного мной ей нравится, что не очень… Грубо говоря, я приношу материал, а она помогает оформить всё в танец.

Много времени уходит на постановку номера?

Таня: Танцуем мы каждый день на протяжении уже 11 лет. То есть позади тысячи часов работы над хореографией, поэтому для постановки номера нам достаточно нескольких дней, чтобы собрать вместе уже отработанные элементы и всё отрепетировать. Но если очень нужно придумать что-то новое, то справимся за один час.

– Впечатляет! Таня, а правда, что вам когда-то советовали переключиться с бачаты на хип-хоп?

Таня: Недоумевали, почему я танцую бачату, и удивлялись тому, что делаю это хорошо, ведь я не испанка. А я и не знала, что надо быть испанкой для этого. (Смеётся.) Но, с другой стороны, меня такая реакция только радовала: приятно было осознавать, что мне давалась латина, хотя сама я другой культуры.

– Зато сейчас у вас по всему миру танцевальные школы, и это уже никого не удивляет…

Джордж: Танцевальные коллективы, вернее, не школы. Island Touch Dance Academy – проект, который мы начали около 8 лет назад. Это франшиза, как «Макдоналдс», только мы продаём танец. Ведь если ты хороший танцор и людям нравится твоё творчество, ты можешь поделиться им с другими. И создание франшизы – отличный способ это сделать, хороший бизнес, в котором мы преуспели. Вначале было сложно, требовались определённые знания, но усилия того стоили.

– Сейчас вы в основном преподаёте или выступаете?

Джордж: На выходных участвуем в фестивалях, где даём мастер-классы и представляем своё шоу, а в будни сами репетируем и работаем со своими коллективами. Никакой личной жизни. (Смеётся.) А так хочется побыть не Атакой и Алеманой, а просто Джорджем и Таней…

– Но свободное время всё же бывает? Как отдыхаете? Поход в клуб на танцы, полагаю, не ваш вариант.

Таня: Нет, конечно. Мы смотрим фильмы дома, выбираемся куда-нибудь поужинать, проводим время с семьёй… Я не хожу в клубы, как правило. Хоть и люблю людей, всё же я немного интроверт по натуре и устаю от долгого нахождения в толпе.

Джордж: Я могу пойти погулять с друзьями, и Таня абсолютно нормально к этому относится. Она может остаться дома, есть пиццу и смотреть фильмы. То есть у каждого есть своё личное время, что необходимо для отношений.

– Глядя на то, как вы танцуете, я верю в вашу любовь. Но как вам удалось танцевать так чувственно в самом начале творческого пути, в том же первом знаменитом ролике, например?

Джордж: На тот момент я расстался со своей девушкой, которая была и моей партнёршей. Таня тоже разошлась со своим бойфрендом и партнёром. Нас объединила любовь к танцам, музыке, творчеству… Плюс Таня, безусловно, очень привлекательна. Я вроде бы тоже ничего. Ей, по крайней мере, нравлюсь. (Смеётся.) Нас начало тянуть друг к другу, и не только на физическом уровне. Я думаю, поэтому и появилась эта чувственность в нашем танце, любовь к общему делу. Просто всё само собой сложилось органично, мы не форсировали события.

– Бачата не только чувственный, но и социальный, предполагающий постоянную смену партнёров, танец. Как можно чувственно танцевать с незнакомым человеком?

Таня: Быть сексуальной нужно для себя, а не для партнёра. Слушай музыку и выражай в танце то, что чувствуешь, но одновременно позволяй партнёру вести. Нужно быть просто открытой. Ведь в повседневной жизни мы не пускаем чужих людей в своё интимное пространство, а в социальном танце это неизбежно, так что к этому нужно быть готовой, но открытость и сексуальное поведение – разные вещи. Единственный партнёр, для которого я танцую сексуально, – это Джордж. Со всеми остальными я наслаждаюсь собой, но одновременно выполняю все элементы, на которые меня ведут.

– Главное, чтобы в итоге каждый не начал танцевать сам с собой, разрушив диалог в паре.

Джордж: Вообще, здесь тонкая грань между просто танцем с кем-то и танцем друг для друга. Когда я танцую, я это делаю для себя и для партнёрши. А в большинстве случаев, которые наблюдаю, каждый танцует сам для себя. Это неправильно. Танец должен радовать обоих, поэтому убедись в том, что она улыбается! Убедись, что ты сам улыбаешься!

– Кстати, кто-то из вас писал в «Инстаграме», что танцевать без улыбки неправильно…

Таня: Да, но улыбаться следует, не потому что надо, а потому что хочется. Танец – это удовольствие для двоих. Если танцуешь и тебе это нравится – улыбайся. Если не нравится – не танцуй. Очевидно, в этот конкретный момент тебе не до танца.

– Не ревнуете друг друга к другим улыбающимся партнёрам и партнёршам?

Таня: Нет. Абсолютно.

Джордж: Мы не ревнивые люди. Более того, я хочу, чтобы Таня танцевала с другими мужчинами, вдохновляла их, учила их, училась у них… А вот наши фанаты не любят, когда мы танцуем в других парах. Я их понимаю, конечно, но смена партнёров необходима, это обеспечивает нам профессиональный рост.

– Джордж, что скажете сильной половине человечества, которая считает, что танцы не для мужчин?

Джордж: А эти мужчины говорят о сольных или парных танцах? Можно, конечно, целыми днями танцевать чисто для себя, работать над стилем… Но, по-хорошему, танцевать нужно с партнёршей. Посмотрите, сколько красивых девушек во всём мире! Хотите с ними познакомиться? Танцуйте! Вот почему парни идут в клуб? Потому что им нужны вечеринки, драйв и красивые женщины. Это и дают танцы! А через музыку, движения тела мы открываем новые для себя культуры. Это интереснее, чем просто слушать чьи-то рассказы о музыке и архитектуре… Мне, например, нравится, что мы с Таней представители двух разных культур (я пуэрториканец, она немка), а объединила нас третья культура – доминиканская, которую мы очень любим благодаря бачате. В конце концов, танцы – это здоровый образ жизни и мощнейший заряд энергии!