Свобода творчества как принцип жизни

Когда встречаются родственные души людей, увлеченных творчеством и своей профессией, случается чудо – из чаепития может получиться спектакль, из музицирования – концерт, а из художественной выставки – перформанс. Лондон соединил в одной точке три яркие личности, для которых искусство – образ жизни. Талантливые и красивые женщины Дина Корзун, Алексия Маньковская и Шолпан Шарбакова экспериментируют на творческой кухне, и из-под их изящных рук выходят исключительно вкусные постановки – очень личные, добрые и настоящие.

DCorzun_03Дина Корзун: «Мне не хочется разрушать, мне хочется созидать»

Актриса. Училась на отделении художественной графики в Смоленском педагогическом институте. Окончила Школу-студию МХАТ. Работала в МХТ им. Чехова. За роль Яи в фильме Валерия Тодоровского «Страна глухих» была удостоена премии. Основатель и соучредитель фонда «Подари жизнь». Рисует картины. В Лондоне живет с 2008 года.

«Наконец я для самой себя определила, зачем существует искусство и зачем мне быть в нем, если быть. Я не хочу разрушать, я хочу строить. Создавать у зрителей нужные мыслеобразы и эмоциональный посыл».

Неважно, как мы втроем встретились. Важно, что у нас совпали вкусы, любовь к театру, музыке. Я давно хотела сделать домашний театр. С Шолпан мы пытались совместить текст и музыку, работая над «Евгением Онегиным». Когда я услышала, как Алексия поет Генделя, поняла, что эта музыка должна звучать в «Счастливом принце». Репетиции не носили практической цели, но вдруг стало понятно, что это надо показывать зрителям. При поддержке фонда «Gift of life» год назад состоялся первый благотворительный спектакль, билеты на который разошлись за два часа.

Сейчас идет работа над второй постановкой. Мы раздели пианино, и Шолпан извлекает из него смычком невероятные звуки, произносит текст. Алеся создает пластические образы, играет как актриса, поет. Она удивительно слышит, в какой момент, какая музыка должна прозвучать, и создает ту ткань, которой мы покрываем тело повествования. «Северная сказка» притянула к нам удивительно тонкого режиссера Максима Диденко. Доброта, принятие, уважение к другим людям в режиссере главное, и у нас возникла такая замечательная химическая реакция, что мы фонтанируем творчеством.

ТЕАТР – зеркало общества. Сейчас он находится в растерянности, пытается удовлетворить желания людей. Современный театр говорит, что мир враждебный, что любовь – это драма и кругом обман. Современные пьесы твердят, что все хаос. Такие же процессы происходят и внутри общества.

ЛЮБОВЬ – чувство, которое нас объединяет. Театр должен пробуждать в людях любовь, свет, надежду. Не ругать, не осуждать, а принимать, тогда и зритель начнет принимать. Это такой важный разговор о гармонии и порядке, который начинается с самого себя. Такого театра мало.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ перед зрителем заставляет меня почти все время отказываться от ролей. То, что мне сейчас предлагают в кино и театре, меня не вдохновляет. И я всем сердцем жду новых ролей, но не транслировать несправедливость и боль. Агрессия порождает агрессию. Мне так представляется ад.

ИСКУССТВО – это ответственность и созидание. Мир можно и нужно делать на миллиметр, на миллиграмм лучше. Даже трагедия должна четко указывать на первопричину, чтобы люди испытали светлый катарсис и не ушли со спектакля с мыслью, что в этой жизни нет выхода.

ЗРИТЕЛИ в какой-то момент проваливаются: они забыли, где находятся, попали в историю и получают то сообщение, которое я несу. Это огромная радость, когда аплодисменты вызваны не популярностью актера, а рассказанной им историей. Главное, чтобы произошло что-то истинное внутри, а не просто выброс эмоций.

СКАЗКИ пишутся не только для детей. Темы любви, милосердия, смерти, поданные высоким поэтическим языком, адресуются взрослой части аудитории. И спектаклей такого рода очень мало. А нам всем так не хватает милосердия. Если отсутствует доброта в сердце, то можно считать, что мы все не живем вовсе.

DCorzun_02Шолпан Шарбакова-Миллер:

«Настоящая свобода рождается внутри»

Пианистка. Победитель ряда престижных фортепианных конкурсов. Окончила с отличием Академию имени Гнесиных и Королевскую музыкальную академию. Училась в Высшей школе дизайна при МАРХИ (Московский архитектурный институт). Выступает с сольными программами на престижных музыкальных площадках. Входит в пятерку молодых перспективных художников Казахстана и стран СНГ. Основательница собственного бренда аксессуаров. В Лондоне живет с 2006 года.

«За инструмент я села в четыре года и тогда же взялась за кисть. Я вижу музыку в цвете, и эти вещи невозможно разграничить. Эклектичность цвета и форм в моих картинах и аксессуарах пришла из музыки».

Встречи с Диной и Алексией стали для меня творческой отдушиной. Мы втроем удивительно чувствуем друг друга. Мы встречались, общались, пили чай, и проекты рождались сами собой. Алексия написала музыку для оформления выставки моих картин. Наше творчество не зиждется на коммерции, оно носит благотворительный характер. У казахов есть пословица, гласящая, что добро возвратится – если не тебе, то твоим детям.

Спектакль «Счастливый принц» – очень барочное произведение, поэтому и музыку мы выбирали под стать – Генделя. Второй спектакль достаточно аскетичный. «Северная сказка» переносит зрителя в условный мир скандинавских мифов, проводит его через ужасные моменты, но многому учит. В конце всего действия происходит катарсис. Для музыкального наполнения постановки мы остановились на произведениях Вагнера и Штрауса, которые удивительно точно передают невероятную «северность» нашей сказки.

ИСКУССТВО вне времени и вне нас. Мы – космическая пыль. Музыкант или композитор – всего лишь абстрактный инструмент для воплощения божественного. Вдохновение может очень долго не приходить, но когда канал открывается, то тогда уже море по колено – ты можешь все. Нужно лишь работать над собой.

ЖИВОПИСЬ выпустила на свободу мой внутренний голос. Я – музыкант, на картинах которого застывают звуки, поэтому я не смогу воспроизвести однажды нарисованное – невозможно еще раз ощутить ту же эмоцию.

МУЗЫКА – высшее проявление искусства. Архитектуру называют застывшей музыкой. А живой звук живет секунду. Одинаково сыграть одно и то же произведение нельзя, как нельзя дважды войти в одну и ту же реку.

СЦЕНА – это жертвенный алтарь. Служение сцене требует огромной самоотдачи и подготовки. Но это стоит минуты слияния со зрителем и переноса в другую звуковую вселенную. Это своего рода исповедь,

СВОБОДА в исполнительстве достигается путем длительного, самозабвенного погружения в настоящее искусство. Музыкант – посредник между композитором и его произведением. Когда удается нащупать нужную ниточку и потянуть, произведение проходит через тебя и исполняется как собственное. В этот момент внутри рождается бесконечная свобода.

ПРЕПОДАВАНИЕ музыки – это такой кластер, который невозможно расписать по программам, нормам и годам. Это целое искусство – воспитать музыканта. Педагог должен заразить талантом.

Русская фортепианная школа заслуженно считается лучшей в мире, и этот багаж мне очень помог. Я не могу себе позволить играть плохо, потому что мне посчастливилось учиться у таких педагогов, которых я не имею права подвести.

DCorzun_01Алексия Маньковская: «Творчество – это образ жизни, подразумевающий круглосуточную погруженность в процесс».

Певица, актриса, композитор, продюсер. Окончила РАТИ (ГИТИС) и консерваторию «Тринити Лабан». Играла в театре Стаса Намина, в театре Et Cetera под руководством Калягина. Лауреат и дипломант международных оперных конкурсов. Как композитор выдвигалась на премию «Золотой орел», обладатель премии фестиваля «Новое кино» за музыку к фильму «Три девушки». Автор музыки к спектаклям и телесериалам. Основала компанию Opera at home, специализируется на камерных оперных постановках. В Лондоне живет с 2006 года.

«Когда на сцену выходит личность, происходит чудо. В сегодняшнем мире настоящих личностей осталось не так много. Но мне повезло стоять с такими людьми на одной сцене, делать с ними программы, ставить спектакли, писать песни».

С Диной мы работали над проектом «You know the answer», который вырос из пьесы Жана Кокто. Работалось удивительно хорошо, и душа требовала продолжения. Когда к нам присоединилась Шолпан, на свет появился спектакль «Счастливый принц».

Трех более непохожих людей по темпераменту, по жизненным принципам найти невозможно. Но мы, как магнитики, одной стороной отталкиваемся, другой сцепляемся. Во время репетиций получается такой «клик», и ради этого стоит жить.

Очень интересной была работа над вечером, посвященным Анне Ахматовой. Материал довольно сложный, казалось, зритель может заскучать. Но этого не произошло. Дина читала стихи так, что мне, наверное, первый раз в жизни захотелось сойти со сцены, сесть в зале и наслаждаться поэзией и тонкими вкраплениями фортепьянной музыки в исполнении Шолпан.

Сейчас мы работаем над новой постановкой по сказке Телешова «Белая цапля» (спектакль «Северная сказка»). Это удивительно современная история про то, как иногда бездумны и жестоки бывают наши желания.

ИСКУССТВО – это творческий процесс. Оно не может принадлежать массам. Этот процесс принадлежит творцам. Массам принадлежит культура. С точки зрения обывателя искусство бессмысленно, оно не приносит дохода. Но именно искусство делает из обезьяны человека.

ОПЕРА – это НЕ популярное искусство. Чтобы понимать этот жанр, нужно быть образованным человеком. Опера «для всех» невозможна. Возможен только некий суррогатный продукт, который либо поведет оперу дальше, либо убьет ее.

КАМЕРНАЯ ОПЕРА – очень непростой жанр. Я делаю те оперы, которые кажутся интересными и «недопоказанными», и ощущаю в этом эксперименте фантастическую свободу. Закрытые частные постановки и фестивали выдают зачастую куда более интересные и качественные вещи, чем Royal Operа House.

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ФЕСТИВАЛИ – прекрасная возможность познакомиться с другой культурой. Но происходит вынужденная «глобализация», связанная с финансированием. Уже несколько подобных фестивалей закрылось. Современному обществу не нужна самобытность – нужен хорошо продаваемый продукт.

СИСТЕМА КОДОВ в каждом обществе своя. Есть вещи, которые понятны в одной культуре, а другим надо объяснять. А опера и театр – это символизм, и если ты не знаешь системы координат, публика тебя не поймет. Поэтому так важно, чтобы режиссер постановки был тем самым носителем понятного всем кода.

ТЕАТР бывает репертуарным, за неделю там играется несколько наименований спектаклей,  одну и ту же пьесу показывают два раза в месяц. Актер переключается, играет разные роли, а здесь все сидят «на контрактах». Кимбербатч «дает» Гамлета каждый день в течение двух месяцев. Это соковыжималка. Сделали – отработали. В Великобритании более девяноста процентов актеров совмещают театр с «dаy job», поскольку контракт – это всего лишь временная занятость.

ДЕФИЦИТ новых оперных звезд связан с существованием мощного лобби агентов и менеджеров. Без хорошего агента сложно куда-то пробиться. А агентам личности не нужны – нужны рабочие лошадки.

ЛЮДИ значительно интереснее институтов. Мне повезло общаться и работать с культовыми и большими фигурами второй половины ХХ и XXI веков. Всех знаковых людей отличала одна черта – невероятная, поражающая в самое сердце простота. Они лучатся изнутри. Это творческая нирвана, когда ты можешь быть спокоен, прост и уверен в себе – потому что ты уже состоялся.

Be the first to comment

Leave a Reply