Театральный вояж

Вопрос, «быть или не быть» театру, в XX веке вставал не раз. Изобретение кино, затем телевидения и Интернета поочередно поднимало новые волны дискуссий и предсказаний скорого исчезновения театра как жизнеспособной формы. Но театр устоял, и, взяв на вооружение достижения своих конкурентов, обрёл новое дыхание. Кто помнит сегодня убедительные аргументы оракулов конца театра, когда в лондонском Уэст-Энде всё также каждый вечер появляется нарядная и не очень толпа, спешащая к подъездам многочисленных храмов Мельпомены? Чтобы увидеть игру знаменитого актёра или нашумевшую постановку, заядлый театрал запросто полетит/поплывёт/поедет в другой город или даже страну. А иногда целью путешествия становится само здание театра, архитектура или месторасположение которого остаются в памяти незабываемым драгоценным воспоминанием.

О нескольких таких театрах хотелось бы рассказать сегодня…

Seebühne, Bregenz

Плавучая сцена на озере Констанца

Брегенц, Австрия

Наверное, нет оперного режиссёра или сценографа, который не мечтал бы хоть раз поставить спектакль на этой сцене – ну кроме уж совсем законченного ретрограда. Плавучая сцена под открытым небом на озере Констанца в австрийском городе Брегенце открывает просто невероятные возможности для зрелищных масштабных постановок.

Опера “Волшебная флейта” на плавучей сцене озера Констанца. Брегенцский музыкальный фестиваль, Австрия

И те, кому посчастливилось, дали волю самым смелым своим фантазиям! Только представьте: плавающая в водах озера театральная сцена, с которой вздымаются в небо огромные женские руки: на коже – татуировки, пальцы сжимают тлеющую гигантскую сигарету. И – брошенная в воздух колода карт: часть их застыла в воздухе, другие осыпались вниз, став подмостками сцены, на которой разворачивается действие. Это декорации к опере Бизе «Кармен», придуманные сценографом Ис Дэвлин, режиссёр-постановщик Каспер Хольтен, 2017 г. «Я создала декорации без границ, без помещений, без стен, я хотела найти и передать только жест, только движение. И это движение было свободным броском колоды карт в воздух», объясняет Дэвлин.

Не менее драматична сценография к опере «Андре Шенье» итальянского композитора Умберто Джордано (режиссёр Дэвид Паунтни, художник Дэвид Филдинг). Главным элементом сцены выступает огромный торс мёртвого Жан-Поля Марата. Помните знаменитую картину «Смерть Марата», где изображён убитый в ванне французский революционер? Только в Брегенце роль ванны играет озеро Констанца, из вод которого вырастает торс. В руке Марат держит небольшую сцену, на которой разворачивается действие оперы, ещё одна расположена на его плече, а вверх по торсу до самого глазного яблока выстроены лестницы и площадки, где по ходу спектакля также располагаются певцы. Зрелище, врезающееся в память навсегда! Как и декорации к опере Верди «Бал-маскарад» – сцена в виде гигантской раскрытой книги, которую читает сидящий в воде скелет-великан.

И это только крошечные фрагменты калейдоскопа изобретательных новаторских сценических решений, прославивших музыкальный фестиваль в небольшом австрийском городке на весь мир. 

Опера Бизе «Кармен», Брегенцский фестиваль, Австрия

Впервые Брегенцский фестиваль (Bregenzer Festspiele) прошёл после Второй мировой войны, в 1946 году. Для города, в котором даже не было театра, – странная идея, но именно необходимость найти нестандартное решение проблемы предопределило будущий успех. За неимением здания театра выбрали озеро Констанца с потрясающим ландшафтом и видом на горную гряду Пфэндэр. Первую оперу – «Бастьен и Бастьенна» Моцарта – представляли на двух пришвартованных баржах, где были обустроены сцены. На одной разместился Венский симфоничный оркестр, на другой – главная сцена, где шло действие оперы. Зрители смотрели представление с берега…

Брегенцу очень повезло с расположением: в этой точке у живописного озера Констанца (немецкое название – Бо́денское озеро) сходятся три страны – Австрия, Германия и Швейцария. Так что фестиваль сразу же получил статус международного! За 73 года существования музыкального форума в Брегенце конструкция театральной сцены претерпела ряд изменений: на дне озера построили основание из бетона, на котором и размещается сегодня наводная часть сцены. Зрительный зал – амфитеатр под открытым небом – вмещает 7000 зрителей, на случай плохой погоды имеется также крытый на тысячу мест. Едва ли хоть один фестиваль в Европе пережил в последние годы такой сильный взлёт, как Bregenzer Festspiele. Оригинальные авангардные сценические решения, новейшие технические разработки и акустические системы, сенсационные эффекты «спектаклей на воде» привлекают ежегодно более 200 000 зрителей.

Каждый год в июле-августе в рамках фестиваля искусств на различных площадках Брегенца проходят выступления многих музыкальных и театральных коллективов. Но главным магнитом остаётся Seebühne – плавучая сцена. Этим летом здесь представят «Риголетто» Джузеппе Верди. Режиссёр – Филипп Штёлцл (Philipp Stölzl). Сцена-декорация гигантской головы шута уже полным ходом строится на озере Констанца… Премьера – 17 июля 2019.

https://bregenzerfestspiele.com/en

* * *

Palau de la Música Catalana, Barcelona

Дворец каталонской музыки

Барселона, Испания

В историческом районе Барселоны Ла Рибера, зажатый подступающими со всех сторон старинными зданиями, располагается Palau de la Música Catalana – Дворец каталонской музыки – квинтэссенция каталонского модернизма. Если вы сторонник классической или, страшно сказать, минималистской архитектуры, это ошеломляющее невероятным изобилием деталей и эклектического декора здание повергнет вас в ступор – восхищения или отчаяния, не берусь сказать. Чтобы морально подготовиться, осмотрите до этого как минимум пяток домов Антонио Гауди. 

Дворец каталонской музыки – единственный в Европе концертный зал с естественным дневным освещением – был построен в 1905-8 годах как место для выступлений и одновременно штаб-квартиры «Каталонского Орфея» – знаменитого барселонского хора, взявшего на себя миссию возрождения каталонской народной музыкальной культуры. Непредсказуемый гений Антонио Гауди был слишком занят своей работой, и создание проекта дворца доверили талантливому архитектору Луису Доменек-и-Мунтанеру. И тот не ударил лицом в грязь. Сам убеждённый католонист, строивший дворец на пожертвования пылавших национальной идеей каталонцев Монтанер соединил в своём детище все лучшие достижения искусства нации в скульптуре, мозаике, резьбе по камню и дереву, художественной ковке, литье, витражном мастерстве.

На фронтоне фасада дворца, соединившего элементы испанской и арабской архитектуры, сверкает яркими красками мозаика Луиса Брю, запечатлевшая членов хорового общества «Каталонский Орфей», для которого и предназначалось здание. Над покрытыми разноцветной глазурованной плиткой колоннами выстроились бюсты Бетховена, Баха, Пьерлуиджи-да-Палестрины и Вагнера. А из угла здания вырастает монументальная многофигурная композиция Мигеля Блая «Каталонская народная песня» с доминирующей женской фигурой в развевающихся одеждах.

Но это только начало… Изогнутые кривые линии фасада, свойственные каталонскому модернизму, продолжат главенствовать и в вестибюлях, и в главном зале дворца. Контраст между буйством эклектики и совершенством отдельно взятых элементов архитектурного убранства и декора лишает дара речи. Потолок – огромная люстра-плафон в форме перевернутого колокола – единый сплошной витраж. Золотые, насыщенные солнечные цвета в центре композиции сменяют сине-голубые, небесные оттенки обрамления. А стены – это сотни и сотни квадратных метров витражных стёкол, впускающих в здание цветной свет, как в средневековом соборе. Это самое волнующее и удивительное сокровище убранства концертного зала. Обилие лепного декора и скульптур – греческих муз и пегасов, вагнеровских валькирий и бюстов композиторов – несколько перегружают интерьер, но, к счастью, льющийся из витражей свет доминирует в пространстве зала.

За проект Дворца каталонской музыки архитектор Луис Доменек-и-Монтанер был награждён городским советом Барселоны за лучшее здание города и получил золотую медаль. В 1997 году Palau de la Música Catalana внесли в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

В концертном зале Дворца, вмещающем 2200 зрителей, выступали великие музыканты, хоровые коллективы и певцы; сегодня здесь наряду с концертами классической музыки проходят камерные и джазовые концерты, выступления звёзд поп-музыки.

https://www.palaumusica.cat/en

* * *

Dalhalla, Rättvik

Дальхалла

Роттвик, Швеция

Магнетизм этой театральной площадки не только в неординарности места и красоте окружающей природы. Главным источником притяжения театра Дальхалла среди исполнителей стала уникальная акустика – здесь отсутствует эхо. Причина такого подарка меломанам – известняк, мягкий камень, поглощающий звук. Дальхалла – театр, построенный на дне известнякового карьера, наверное, один из самых необычных музыкальных залов в мире. Находится он в центральной части Швеции в муниципалитете Роттвик провинции Даларна, в районе озера Сильян: это кратерное озеро с окрестностями возникли в результате удара метеорита, произошедшего 370 миллионов лет назад.

Театр Дальхалла. Роттвик, Швеция

Идея превращения заброшенного известнякового карьера Драггенгарна в театр Дальхалла принадлежит не лобастому инженеру-изобретателю, а прекрасной даме – экс-певице гетеборгской оперы Маргарите Деллерфорс. Наблюдательная женщина, подыскивающая место для проведения летних фестивалей, однажды заметила, что известняковый карьер имеет форму чаши, что являет собой классический амфитеатр длиной 400 метров и шириной 175 метров. Да и глубина у карьера была подходящей – 55 метров.

Энтузиазма Маргарите было не занимать, и она сумела убедить местные власти вложить деньги в рискованное, на первый взгляд, предприятие. Сколько раз впоследствии они хвалили себя за сговорчивость, а Маргариту за гениальную задумку. Открывшаяся в 1995 году фестивальная арена Театр Дальхалла (Theatre Dalhalla, около 4 000 мест) быстро завоевала популярность. В рейтинге лучших оперных амфитеатров мира немецкого журнала «Festspiele Magazine» он занимает четвёртое место. У этого затерянного в густых лесах места особая аура: белые стены известнякового карьера, на дне которого выстроен театр, рядом изумрудное озерцо, из которого словно вырастает сцена, зелёная рама уходящих за горизонт лесов…

Ежегодно с июня по сентябрь в Дальхалле проходит 20-25 концертов разнообразных стилевых направлений. И всё же визитной карточкой остаются оперные спектакли: Dalhalla Opera Festival – один из немногих в Европе фестивалей под открытым небом, где певцам не нужны микрофоны…

www.dalhalla.se

* * *

Разнообразие театральных зданий и сценических площадок по всему миру невозможно втиснуть в рамки статьи. Некоторые из них превратились в символы городов и стран, в которых они существуют – как «Ла Скала» в Милане, «Гранд-опера» в Париже, Арена ди Верона, Оперный театр в Сиднее.

Оперный театр в Сиднее, Австралия

Другие мы открываем для себя в путешествиях, как театр в пещере святого Михаила в Гибралтаре; зрительный зал, устроенный в крупнейшей из более чем сотни пещер Гибралтарской скалы,

Театр в пещере святого Михаила, Гибралтар

поражает причудливыми нагромождениями грандиозных колонн-сталактитов и великолепной акустикой. Минак – театр, вырубленный в скалах Корнуэлла на берегу Атлантического океана, появившийся 90 лет назад благодаря фантастической любви, вере и чисто английскому упорству женщины по имени Ровина Кейд.

Театр Минак. Корнуэлл, Великобритания

Ультрасовременные здания, как Оперный театр Осло, напоминающий своими ассиметрично изломанными формами снежно-белый айсберг, застывший на кромке воды и берега Осло-фьорда.

Оперный театр Осло. Норвегия

Или Оперный театр в Гуанчжоу в Китае – футуристический шедевр Захи Хадида в соавторстве с Патриком Шумахером: фантастически эстетское и сложное по структуре здание с чисто хадидовскими «текучестями, переливаниями и наплывами» форм, вдохновлённое, по словам архитектора, природным ландшафтом дельты Жемчужной реки, на берегу которой оно и возносится, подобно обкатанным волнами громадным валунам. 

Оперный театр в Гуанчжоу, Китай

Творческая фантазия создателей театров не перестаёт изумлять.