Смотри с Ольгой Крюковой

Кино – жанр синтетический, каждый фильм можно оценивать по разным параметрам: музыка, игра актёров, сценарий, операторская работа и технологии – без них сейчас никуда. Если за всем этим стоит мощная режиссёрская фигура, то мы чаще всего говорим о киноискусстве. Британский художник, режиссёр, писатель и интеллектуал Питер Гринуэй заявляет, что кинематограф умер 31 октября 1983 года  – в день изобретения телевизионного пульта. Советский, российский режиссёр и мыслитель Андрей Кончаловский говорит, что кинематограф нас ещё удивит. Несмотря на противоречивость заявлений, вполне возможно, что два мэтра имеют в виду одно и то же – неизбежную трансформацию жанра.

Медиа-арт – тоже синтетическое направление, но связанное с электронно-цифровыми технологиями как средством самовыражения художника-режиссёра-постановщика. Говорить об этом направлении начали в начале 2000-х, когда появились первые примеры цифрового искусства, «гуляющего само по себе» в Сети или озадачивающего публику неожиданными инсталляциями в музейно-выставочном пространстве. Гринуэй всегда считал себя в первую очередь художником и в 2001 году создал мультимедийный проект «Чемоданы Тульса Люпера» (The Tulse Luper Suitcases). Размах действия поистине колоссальный. Этот «социальный и политический манифест кинематографа будущего» состоит из четырёх полнометражных фильмов, телесериала, нескольких веб-сайтов, книг и девяноста двух DVD-дисков. «Новые изобразительные языки имеют пять средств выражения: кино, телевидение, DVD, Интернет и полка книг» – заявил Гринуэй, и по масштабности переплюнуть британца пока ни у кого не получилось.

Герой фильма Тульс Люпер – преступник. И это символично, как и многое другое в проекте, который отражает события второй половины ХХ века. Самое важное событие эпохи с точки зрения режиссёра – создание атомной бомбы.

Соответственно, химический элемент уран – номер 92 в таблице Менделеева – и стал ключевой фигурой проекта. И дальше эта цифра главенствует в фильме: в нём 92 актёра, 92 чемодана, и сюжет строится на цепочке из 92 событий.

Спустя 10 лет Питер Гринуэй создал мультимедийную композицию «Тайная вечеря: видение Питера Гринуэя» («Leonardo’s Last Supper: A Vision by Peter Greenaway»). Звук, свет и компьютерные эффекты помогли воссоздать в объёмном изображении знаменитую фреску да Винчи. Согласование проекта заняло больше месяца: Ватикан опасался за реакцию верующих. Но в итоге получилось очень эффектно. Суть в том, чтобы поместить зрителей в некое реалити-шоу, где технические примочки помогают им увидеть, как создавался шедевр. Гринуэй применил кинематографические приёмы для демонстрации деталей, например, движения света в проёме окне. Перед режиссёром стояла задача ни много, ни мало, но показать видение картины в воображении Леонардо.

* * *

В 2014 году в московском Манеже эксцентричный гений вместе со своей женой и соавтором Саскией  Боддеке создал очередной мультимедийный проект «Золотой век русского авангарда». Знаковые личности эпохи сменяют друг друга, всё время что-то говорят, пишут и демонстративно страдают: Лилия Брик, Маяковский, Малевич, Вера Ермолаева, Мейерхольд. Их отобрано 12  – по количеству апостолов. Актёры играют на фоне движущихся изображений, непонятно откуда привезённых малоизвестных картин, всё это сопровождается музыкальными эффектами, светом и трансформацией арт-пространства.

Без медиа-арта уже не обходится ни одно знаковое мероприятие. Появилась новая форма искусства, которое невозможно пощупать, купить и сохранить. Новая эстетика цифрового мира, новые имена, новые идеи.

* * *

Чуть раньше Гринуэя в 1992 году масштабный проект-инсталляцию задумал канадский художник Грегори Кольбер. Он организовал более полусотни экспедиций в разные страны, где снимал экзотических животных и местных жителей. Выставка открылась в 2002 году и долго кочевала по миру в специальном павильоне.

Вымышленный герой странствует и каждый день пишет своей жене письма, полные любви и нежности. 365 писем озвучены фоном к трём кинофильмам, демонстрирующимся на разных экранах. Более пятидесяти огромных фотографий, выполненных в сепии восковыми красками на японской бумаге ручной выделки, погружают зрителя в поэтический и философский мир сосуществования человека и природы. Время застыло в этих работах. Но в каждой детали ощущается дыхание вечного мироздания. «Пепел и снег» (Ashes and Snow). Ни в одной работе Кольбера не использовались наложения или коллажи. Кочующий музей больше не может порадовать нас этой выставкой, но в Интернете можно найти фильмы и фотографии. Сейчас медиахудожник готовит новый проект, который обещает быть не менее интересным.