Высшее общество Бенедикта Камбербэтча

«Сейчас я чувствую, что нахожусь в самом эпицентре событий, и освобождаю все свое время для кино. Я наблюдал за Джеймсом МакЭвоем, за Майклом Фассбендером, за Беном Уишоу и хотел бы оказаться на их месте, узнать, каково это…» – именно так сегодня говорит Бенедикт Камбербэтч о своей стремительно набирающей обороты славе. Все эти молодые британцы, одним-двумя фильмами завоевывавшие мир в считанные месяцы, – вот на кого сегодня равняются. Голливуд давно задыхается под тяжестью симпатичных белозубых парней, годных только на роли положительных зануд, ну а британская актерская школа, считающаяся лучшей в мире, в последние годы исправно поставляет им материал для ролей неоднозначных, а то и вовсе целиком и полностью отрицательных. Джулиан Ассанж, сыгранный Камбербэтчем в картине «Пятая власть», как раз из таких неоднозначных ролей.

Во всяком случае, режиссер картины Билл Кондон говорит, что в своем фильме никаких суждений выносить не собирался, да и вовсе не ставил своей целью снять документальную картину: «Пройдут десятилетия, прежде чем мы полностью поймем, что сделал WikiLeaks с информацией и способами ее распространения. Мы не претендуем на окончательное суждение и тем более не хотим выносить никаких оценок. Мы просто хотим попытаться исследовать те сложности и те неограниченные возможности, что сегодня дает нам полная прозрачность информации, и тем самым подогреть обсуждение этой проблемы». Все, что он хотел, – показать, как изменился мир под влиянием WikiLeaks и как изменилось отношение мира к информации в эпоху, начало которой положил Джулиан Ассанж. То есть совершенно очевидно, что решение вопроса о значении для мира персоны Ассанжа режиссер оставил на совести зрителей. С одной стороны, это правильно, ну а с другой – согласитесь, взрослым людям должно быть неловко скрывать собственное мнение за общими словами. Если оно, конечно, есть. Ну а прототип главного героя, Джулиан Ассанж, получивший политическое убежище в Эквадоре и уже год живущий в посольстве Эквадора в Лондоне (скрываясь таким образом от судебного решения выдать его властям Швеции, где его обвиняют в изнасиловании), и вовсе назвал сценарий «ложью от начала и до конца». Правда, после столь резкого суждения сценарий был переписан, но окончательный вариант Ассанж не прокомментировал. История начинается с того, как два приятеля, Джулиан Ассанж и Даниэль Домшайт-Берг (его играет Даниэль Брюль), основали сайт WikiLeaks, где анонимные источники могут размещать информацию, которая раскрывает правительственные секреты и корпоративные преступления. Но вскоре друзья вынуждены решить самый главный вопрос: чего стоят эти секреты и на что они готовы пойти ради них.

«Шерлок»

Бенедикт Камбербэтч своего мнения не скрывает и на вопрос, считает ли он Ассанжа героем, отвечает: «Да, и во многих смыслах. Я им восхищаюсь, ведь он превратил идею в реальность, и это изменило наши жизни, и теперь мы сами изменили наше отношение к журналистике и к информации, которая делает мир прозрачным». Но при этом он говорит: «Не буду держать пари, но все-таки скажу, что сам Ассанж вряд ли окажется среди поклонников фильма». Камербэтч сделал все, чтобы его работа получилась. Он непродолжительное время переписывался с Ассанжем, и тот был достаточно учтив. Для актера же было важно найти ответ на вопрос, зачем ему участвовать в этом проекте. От личной встречи, предложенной актером, Ассанж отказался. «Рано или поздно кто-то все равно сделал бы такой фильм. Но тот образ, который создали Ассанжу таблоиды, – странного парня с белыми волосами, которого интересуют только изнасилования, – поверьте, он очень далек от того, что сделали мы», – говорит Камбербэтч.

Премьера фильма состоялась на кинофестивале в Торонто в сентябре, и рецензенты в один голос хвалили Камбербэтча за легкий австралийский акцент, с которым говорит его герой. Актер должно быть счастлив: ведь начинал он с персонажей высшего света, чью манеру говорить ни с чем не спутаешь. В этом нет ничего удивительного, ведь и сам Бенедикт – представитель британского высшего света и к тому же окончил одну из лучших британских школ для мальчиков – Хэрроу. И вот парадокс: имея все, о чем только могут мечтать герои романа «Снобы», Камбербэтч мечтает об одном – избавиться от надоевших ролей аристократов, «бежать по пустыне, отстреливаясь от инопланетян, и выглядеть так, будто мне некогда продохнуть. Да, я тоже хочу побыть немножко Дэниелом Крейгом. Да, мне нравится все это дерьмо!» – с восторгом говорит актер, чей прадед был консулом в Турции во время правления королевы Виктории, а дед – офицер, отслуживший две войны на подводной лодке.

Впрочем, как и многие представители британского высшего общества, Камбербэтч тратит свое время на благотворительные проекты, он является послом Фонда принца Уэльского, который занимается проблемами молодых британцев, не принадлежащих к высшему обществу. «Мы хотим дать им шанс получить образование, обрести свой голос и не пойти неправильной дорогой в жизни. Мне очень сложно говорить об этом, потому что стоит мне открыть рот, так тут же становится понятно, что я в жизни не имел подобных проблем и вышел из общества, имеющего всевозможные привилегии. Но я на стороне тех, кто сумел выйти из замкнутого круга больших эстетов», – говорит актер.

Отец и мать Бенедикта, Тимоти Карлтон и Ванда Вентам, – актеры. Вероятно, этим можно объяснить эксцентричный отъезд Бенедикта в тибетский монастырь преподавать английский сразу после окончания школы. Говорят, он поначалу хотел стать юристом, но по возвращении из Тибета поступил в университет в Манчестере на курс драмы и продолжил обучение в Лондонской театральной академии. Но именем отца не пользовался, а назывался Камбербэтчем, фамилией деда. «Звучит будто как-то странно, правда? Я уж точно не смог бы произнести это слово утром в понедельник», – шутит актер. Но потом кто-то сказал, что эта фамилия звучит необычно, и, несмотря на протесты матери, Бенедикт остался Камбербэтчем.

После завершения учебы Камбербэтч не испытывал недостатка в ролях. Он много играл в театре, на телевидении – еще бы, кто-то ведь должен был играть всех этих разнообразных снобов из высшего света, совсем крошечные роли, – но все же лучше, чем ничего. У него были и награды, и признание, но все больше локальное, а судя по тому, что он говорил позже, хотелось большего. И этим большим оказался сериал ВВС «Шерлок». Ну казалось бы, что нового можно снять про Шерлока Холмса? Оказалось, можно. Сериал, снятый за весьма скромные деньги – это ведь ВВС, не устают повторять его создатели, – имел оглушительный успех. Но сразу пилотную серию руководство вежливо попросило изменить, и именно тогда родилась идея делать три полноценных фильма, которые составят один сезон. К финалу второго сезона зимой 2012 года и Камбербэтч, и те, кто его породил, – Стивен Моффат и Марк Гатисс – стали настоящими звездами. Но пока раскачивалась публика, скупающая пальто как у Шерлока и сервизы с картой Британии, из которого пили чай Шерлок и Мориарти, не спало большое кино. Поэтому в 2013 году уже вышел «Стартрек: Возмездие», давший ему великолепную возможность показать себя целиком и полностью отрицательным героем и побегать по чужим планетам и коридорам звездолетов с крупнокалиберным оружием в руках. Ну и «Хоббит», вышедший в 2012 году, конечно, где голосом Камбербэтча говорит Некромант, а зимой 2013 года заговорит еще и дракон Смауг.

«Стартрек: Возмездие»

Он уже успел поработать со Спилбергом – в фильме «Боевой конь», с Гари Олдманом и Томом Харди, с которыми теперь дружит, в драме «Шпион, выйди вон!», с приятелем Майклом Фассбендером и Брэдом Питтом в картине «Двенадцать лет рабства», с Мэрил Стрип и Джулией Робертс в экранизации пулитцеровского романа Трейси Леттса «Август: графство Осейдж». Именно от Мэрил Стрип он узнал главную тайну актерского мастерства: «Я спросил ее, как она подходит к разбору ролей, а она ответила, что не знает, что нет никакого процесса, никакого разбора, каждая роль рождает новый метод. Вы понимаете, что это значит? Что вся эта болтовня о технике, методе – все это чушь собачья! Я научился многому, просто наблюдая за ней во время отдыха».

Сегодня его кумиром является Гари Олдман, с которым он познакомился во время съемок фильма «Шпион, выйди вон!». Сейчас он со смехом вспоминает их первую встречу, когда он от волнения болтал без умолку и не мог остановиться, а Олдман молча наблюдал за ним из-за стекол очков. «Я счастлив, что моя карьера сложилась именно так, а не иначе, – говорит Бенедикт, намекая на обилие парней из высшего света, – но мои амбиции состоят в том, чтобы играть героев, далеких от меня настолько, насколько это возможно. Мутантов из комиксов, частных детективов – кого угодно. И если уж быть честным, я бы хотел иметь такую карьеру, как у Гари Олдмана. Мне бы хотелось сыграть столько же разных персонажей – провоцировать, удивлять и быть немодным, в конце концов».

Leave a Reply