Власть ароматов кутюрье: Шедевр Жана Пату

Чуть более столетия парфюмерные дома правили бал в индустрии ароматов. Ситуация изменилась в начале ХХ века, когда кутюрье стали присваивать создаваемым им парфюмам собственные имена.

Начало новым веяниям положил Поль Пуаре, открыв свою парфюмерную компанию. Источником вдохновения Поль избрал ароматы Ближнего и Дальнего Востока, великолепно отражавшие моду и дух того времени. Свою первую парфюмерию он назвал именем дочери – Rosine.

Примеру Пуаре последовали другие: первой была Шанель, вторым – Жан Пату. В течение минувшего столетия в индустрии произошли кардинальные изменения: в то время как «дизайнерские лейблы» кутюрье лидируют, многие парфюмерные дома, не сумевшие приспособиться к новой ситуации, не смогли удержаться на рынке.

Жан Пату родился в 1880 году. Начав свою карьеру кутюрье перед Первой мировой войной, он по возвращении с фронта обнаружил, что вкусы публики изменились и его клиенты теперь отдают предпочтение продукции Шанель. Чтобы исправить положение, Жан решился на ряд нововведений. Первым из них стало создание собственного лого, состоящего из стилизованных начальных букв его имени «JP».

Этой эмблемой он украшал теперь сумочки, шляпы и другие сопутствующие коллекциям одежды аксессуары.

Пату также обратил внимание на то, что его состоятельные американские клиенты не очень-то жалуют французский кутюр. Как нация более спортивная и динамичная, они требовали иного подхода к одежде. Жан решает использовать для демонстрации своих коллекций американские модели. Благодаря этому шагу ему удается вовлечь в круг своих клиентов супербогатых американцев.

В 1921 году Пату произвел настоящую сенсацию – отправил на уимблдонские корты свою модель в революционном по тем временам ансамбле – юбка до колен, бандана и жакет-безрукавка. Женщины словно сошли с ума: каждая хотела иметь теперь этот новый «sportif» имидж. Жан вовсю эксплуатировал эпатаж, возникший вокруг спровоцированной им моды на спортивную одежду для дам, и открыл новые бутики в Биаррице и Довиле. Следующим шагом было создание первого в мире лосьона для загара Huile Chaldée. Эта идея великолепно работала с купальными костюмами, которые кутюрье шил из разработанных им новаторских немнущихся тканей.

Как гениальный антрепренер, Пату буквально бурлил идеями. Заметив, что мужчины в ожидании, пока их спутницы делали покупки в его доме моды, отчаянно скучали, Жан открыл там коктейль-бар, который вскоре превратился в один из самых модных «клубов» Парижа. Пату также первым в мире создал парфюм-унисекс Le Sien.

Продолжая разработку идеи коктейля, он придумал концепцию коктейль-бара парфюмов, где на глазах у клиенток из выбранных ими ингредиентов меню смешивались персональные духи. И все это – за 80 лет до Jo Malone!

Пату был одним из первых кутюрье, включивших парфюм в модные коллекции. В 1925 году он представил трилогию ароматов, каждый из которых предназначался для женщины-обладательницы определенного цвета волос. Это были Amour Amour (для брюнеток), Que Sais-Je? (для блондинок) и Adieu Sagesse (для рыжеволосых). Однако самое легендарное творение Пату увидело свет четыре года спустя. Это был шедевр его парфюмера Анри Альмера, базирующийся на самых драгоценных ингредиентах ароматов мира – майской розе и жасмине из Грасса.

Сам Альмер считал, что в связи с исключительной дороговизной главных составляющих ингредиентов парфюма его коммерческое производство невозможно. Однако это не остановило Жана Пату, который хотел создать в парфюмерии нечто столь же эксклюзивное, как «роллс-ройс» в автомобилестроении.

Непосредственно перед запуском нового парфюма грянул кризис на Уолл-стрит. Для Пату этот удар был особенно болезненным, ведь большинство его самых состоятельных американских клиентов в мгновение ока стали нищими. Многие на его месте отложили бы реализацию проекта до лучщих времен. Пату поступил с точностью до наоборот: заказав своему старинному другу, дизайнеру компании Baccarat Луи Сю роскошный флакон для парфюма, он поручил одетым в ливреи посыльным доставить духи в дома каждому из своих состоятельных клиентов. Горлышко флаконов украшала подарочная ленточка, на которой кутюрье написал только одно слово – Joy (радость). На следующий день приятельница Пату, журналистка Эльза Максвелл, которую Бернард Шоу называл «восьмым чудом света», написала о парфюме, назвав его «самыми дорогими в мире духами» – слоган, ставший впоследствии частью легенды, окутывающей Joy.

10 000 жасминовых лепестков и 366 майских роз из долины Грасса, составляющих сердце Joy, и сегодня удерживают славу этих духов как одной из самых драгоценных звезд в короне французской парфюмерии. Недавно дом был приобретен известным знатоком роскошных брендов Dilesh Metah.

Для тех, кто желает испытать величественную красоту знаменитых эксклюзивных ингредиентов в своем доме, Roja Parfums Bougie Parfumée предлагает ароматизированные свечи (Scented Candles) Jasmine и Rose de Mai.

Leave a Reply