Великий Лурман

Роман Фрэнсиса Скотта Фицджеральда «Великий Гэтсби» вышел в 1925 году, и писатель был уверен, что это его лучший роман и именно он принесет ему славу. Так и случилось — но только четверть века спустя, и с тех пор история, рассказанная Ником Каррауэем о Джее Гэтсби остается величайшим произведением мировой литературы. Короткие женские стрижки, двубортные мужские пиджаки и джаз словно просились на киноэкран, и роман был экранизирован восемь раз, и вот в 2013 году выходит новая версия истории, рассказанной Фицджеральдом. На этот раз в исполнении режиссера База Лурмана, прославившегося экранизациями «Ромео + Джульетта» и «Мулен Руж!».

Последует ли Лурман за автором романа, неизвестно, ведь для Фицджеральда история Джея Гэтсби – это история о том времени и человеке того времени, способном на многое, но разменявшего свою жизнь на мелочи и пропавшего из-за любви к обычной, в общем, женщине. «Если вы поставите людей перед зеркалом, которое скажет им: вы были пьяны от денег, – они не захотят смотреть в него. Но если вы спроецируете отражение на иную эпоху, то такая история будет пользоваться спросом», – говорит Баз Лурман. Спорить с тем, что наше время помешано на деньгах, глупо. Да один только бюджет этого фильма составляет, как говорят, 300 миллионов долларов, официальные источники подтверждают, правда, только 200. И эти огромные деньги Лурман должен был отработать. Большая их часть ушла на внешний блеск истории – стразы (или бриллианты?), наряды, шампанское, дорогие машины, шикарные вечеринки, танцовщицы – в общем, все, что приходит на ум при упоминании Америки середины 20-х годов, времен «сухого закона», когда состояния зарабатывались за неделю, а человеческая жизнь не стоила почти ничего. Но для Фицджеральда это был всего лишь фон, для Лурмана эти бурные годы стали смыслом всего фильма.

Он создал шикарную оправу для фицджеральдовской истории. Первое – пригласил лучших актеров. «Все они сегодня находятся на пике своих творческих сил, так что именно поэтому они стали главными героями моего фильма», – говорит режиссер. Джея Гэтсби сыграл Леонардо Ди Каприо, и это, пожалуй, единственно возможный выбор на эту роль. Неизвестно, принесет ли ему роль давно заслуженный «Оскар», но что запомним мы фильм именно из-за него – несомненно. Дэзи Бьюкенен сыграла Кэрри Маллиган, ее мужа, Тома Бьюкенена – Джоэл Эдгертон («Воин», «Цель номер один»), его любовницу Миртл Уилсон – Айла Фишер («Шопоголик»), а рассказчика, того, чьими глазами мы видим все, что происходит в фильме, Ника Каррауэя – Тоби Магуайр.

Второе – музыка. Jay-Z и Канье Уэст – достаточный повод для их поклонников купить билет в кино. Конечно, история двадцатых годов прошлого века требовала современной оправы. И музыка – одна из главных составляющих фильма. Ритм, который задает тон всей истории и делает ее привлекательной для зрителя, привыкшего к тому, что каждую секунду за его внимание борются актеры, режиссер, музыканты и монтажер, конечно.

Но и этого Лурману показалось мало. Фильм снят в технологии 3D. И тут уже даже ленивый зритель не сможет сомкнуть глаз или пожаловаться, что ему было скучно в кинотеатре. По мнению режиссера, продюсеров и студии, 3D – лучший способ поместить зрителя внутрь истории. Они обещают, что каждую секунду мы будем наблюдать за героями фильма, находясь буквально в одной с ними комнате, в спальне, на вечеринке, где шампанское льется рекой, а танцовщицы готовы прыгнуть на колени зрителю. «Кого ни спроси, вам каждый скажет, что нет ничего общего между 3D и «Великим Гэтсби». Но я настаиваю, что Фицджеральд одобрил бы то, что сделали мы. Он был модернист и очень любил кино», – говорит режиссер. По его мнению, он лишь сделал историю Фицджеральда осязаемой. Кончик сигары Тома Бьюкенена, который вот-вот упрется вам в нос, или рубашки, которые Джей Гэтсби вынимает из шкафа и швыряет Дэзи, будут лететь и в лицо зрителю. По мнению Лурмана, этот аттракцион стоит того, чтобы купить на него билет. В конце концов, за удовольствие пролететь по Манхэттену 20-х годов многие отдали бы полжизни, пусть даже этот Манхэттен создан полностью при помощи современных технологий. Но ведь дух от этих кадров захватывает по-настоящему.

И последнее: Лурман настолько уверен в себе, что не побоялся устроить премьеру «Великого Гэтсби» не где-нибудь, а на открытии Каннского кинофестиваля 15 мая. Ведь именно там каждый фильм критики рассматривают под микроскопом, а значит, режиссер готов к тому, что 15 мая станет днем его триумфа – если критикам фильм понравится, или, если будет провал, то критики решат, что фильм не заслуживает права открывать самый главный киносмотр года. Ведь Каннский кинофестиваль – главное кинособытие года, и в этой фразе нет преувеличения. Здесь показывается все лучшее, что было сделано за год, здесь дается направление развитию кино на будущий год, и сюда приезжают самые злые критики со всего мира. И, конечно, самые востребованные звезды кино. Только здесь на них направлено все внимание – где живут, что пьют, где обедали и с кем приехали. Только здесь их дни заполнены до предела интервью, только здесь их ожидают сотни поклонников у входа в отель, а у двух залов, «Люмьер» и «Дебюсси», где почти круглосуточно показывают главные фестивальные фильмы, люди просят билетики на их фильмы с раннего утра до поздней ночи.

Ежегодно количество журналистов, аккредитованных на фестивале, увеличивается, а значит, растут и очереди на показы, и десятидневное каннское безумие – а именно столько идет фестиваль – приобретает уже совсем фантасмагорические формы. И если еще лет пять назад на каннских улицах можно было увидеть гуляющих звезд, то сегодня подобное просто немыслимо. Звезды предпочитают пользоваться фестивальными лимузинами, чтобы проехать то расстояние по Круазетт, которое можно пройти пешком минут за десять. Потому что даже пройти по Круазетт уже не представляется возможным. А что говорить о фестивальном дворце. Все лучшие места перед знаменитой красной лестницей, по которой каждый вечер поднимаются звезды, заняты уже за несколько дней до начала фестиваля. И остаются занятыми до последнего дня. Большую роль в этом безумии играет и руководство фестиваля, ведь именно оно приглашает звезд первой величины, именно звезды делают фестивалю такую рекламу, которую не купишь ни за какие деньги.

Но что делает Каннский кинофестиваль лучшим местом на земле именно на эти десять майских дней – это кино. Большие голливудские проекты привлекают к фестивалю внимание, но именно они показываются вне конкурса, как, например, «Великий Гэтсби» База Лурмана. Вообще, решение показать «Гэтсби» именно в Каннах иначе как изящным не назовешь, ведь именно во Франции, на побережье, в Сан-Рафаэле роман и был написан. С большими проектами приезжают и большие звезды, а на фестивале показывают настоящее кино – то, которое и является его сутью и смыслом. А смыслом Каннского фестиваля, который пройдет уже в 66-й раз, являются кино, поиск новых имен и новых направлений. Так, именно благодаря фестивалю мы узнали о Квентине Тарантино, братьях Коэнах, Ларсе фон Триере, Микаэле Ханеке и о многих других. Фестиваль вывел их на первый план и сделал весомыми фигурами в мировом кино. И даже сегодня, став уже большими и несомненными звездами, Педро Альмодовар, Пак Чан-Вук, Вонг Кар-Вай, Джейн Кэмпион и братья Дарденны с удовольствием отдают свои фильмы на каннский конкурс. Когда-то Канны открыли миру азиатское кино, сегодня – румынское и латиноамериканское, пусть спорное, но ведь есть о чем поспорить, а это означает, что фестиваль все еще жив.

Председательствовать в этом году в большом жюри будет Стивен Спилберг, и открытие фестиваля «Великим Гэтсби» – дань уважения и ему тоже, большому режиссеру большого голливудского стиля. Джейн Кэмпион, чей фильм «Пианино» в 1993 году завоевал «Золотую пальмовую ветвь» фестиваля, возглавит жюри конкурса «Синефондасьен», фонда кино, и заодно будет выбирать лучший короткометражный фильм фестиваля. Известно также, что чествовать будут в этом году индийское кино, которое отмечает свое столетие. Знаменитый Болливуд представлен и в фильме База Лурмана: индийская звезда Амитабх Баччан, Большой Б, как называют его поклонники, основатель кинематографической династии, сыграл в фильме игрока Мейера Вольфсхайма – роль далеко не самая главная, но для 70-летнего Баччана это дебют в Голливуде. Впрочем, можно не сомневаться, что славы и почестей ему хватает и на родине.

На официальном плакате фестиваля этого года – Пол Ньюман и Джоан Вудворт в сцене из комедии 1963 года «A New Kind of Love», и фестиваль в этом году будет чествовать и Пола Ньюмана, ушедшего в 2008-м, и его жену, Джоан Вудворт.

Разумеется, к моменту сдачи номера в печать ни каннской программы, ни имен остальных членов жюри еще не было известно – традиционно главные новости хранятся в секрете до конца апреля, когда соберутся все журналисты и им объявят программу главного киноконкурса года. «Мулен Руж!» Лурмана уже показывали в Каннах в 2001 году, и тогда студия Fox закатила безумную вечеринку по поводу премьеры. В этом году вечеринка будет еще лучше, обещает студия Warner, как раз в стиле Джея Гэтсби, а раз так, то тщеславие и деньги все еще правят миром.

Leave a Reply