Услада женского слуха – группа «Кватро»

Всенародное признание в России коллектив «Кватро» завоевал в отборочном туре «Евровидения-2009», войдя в тройку лидеров национального отбора и набрав 12% голосов телезрителей. Его участники – Леонид Овруцкий, Антон Сергеев, Денис Вертунов и Антон Боглевский, выпускники Академии хорового искусства им. И. В. Свешникова, называют свой жанр – «красивая музыка». Они поют и арии, оперную классику, и популярные шлягеры. Самые большие их поклонники – женщины, так как в основном это лирические композиции. Название для группы появилось, когда молодые люди были задержаны итальянской полицией. Они с упоением распевали «O Sole Mio» около дома, в котором живет Пласидо Доминго. В Италии все любят петь, поэтому и начальник участка тоже спел «O Sole Mio» вместе с «кватро рагацци» (четверо юношей). Так появилось название «Кватро». С «Новым стилем» побеседовали Леонид Овруцкий и Антон Сергеев.

 

» Где вы получили музыкальное образование?

Антон Сергеев: Мы вчетвером закончили Музыкальное училище имени Свешникова по классу хорового дирижирования и вокала. Сейчас его переименовали в Академию Попова. В основном выпускники – это хоровые дирижеры, есть несколько певцов, но они работают в оперном жанре. Мы – это первый случай, когда кто-то стал заниматься эстрадой. Нам это направление близко, но это не чистая эстрада, она «отягощена» багажом классики. (Смеется.)

» Как охарактеризовать стиль, в котором вы поете?

А. С.: Сложно сказать. Говорят, что человек с образованием может все. Мы не загоняем себя в рамки – поем и оперу, и эстраду, можем даже что-то клубное записать иногда. Мне нравится давать классическим ариям современное прочтение. Мы предпочитаем не загонять себя в определенные рамки.

» У вас сильные голоса – почему же вы не стали заниматься оперой?

Леонид Оструцкий: Я пел в «Геликон-опере» в 19 лет и быстро понял, что это не мое. Я в то же время занимался дирижированием, и это было мне ближе и интереснее. И на мой взгляд, театр находится в удручающем состоянии. Я понимал, что никак не могу повлиять на ситуацию, когда солисты театра за свой труд получают столько же, сколько уборщица в офисе. И это плата за 15 лет тяжелого труда?

А. С.: Мы менее серьезный народ по сравнению с оперными исполнителями. Наши выступления сопровождаются шутками.

Л. О.: Мы остаемся детьми и продолжаем играть, как в детстве.

» Чем вы отличаетесь от классического ансамбля, как, например, «Хор Турецкого»?

Л. О.: У меня есть опыт сотрудничества с «Хором Турецкого». Главное отличие – в хоре есть руководитель и нет личностей, хор – это инструмент. В нашем ансамбле вы видите четырех человек, и каждый вносит свой вклад, что-то создает. Хор – результат работы руководителя. Мы иногда исполняем похожий с «Хором» репертуар – известные арии, популярные советские шлягеры, но мы из другого поколения, и мы по-другому их видим. Это не хорошо и не плохо, это просто по-другому – кому-то нравится «Хор Турецкого», а кому-то «Кватро».

» А за рубежом есть группы, похожие на вас?

А. С.: Мне кажется, что самый близкий аналог – это английский квартет El VIVO, но мы не стопроцентно похожи. Их стиль, если так можно выразиться, более «брутален» – они с удовольствием демонстрируют свои голоса. Их шоу построено на красоте аранжировки, голосов, а мы берем эмоциями.

» А вы исполняете собственные песни?

А. С.: Леонид пишет музыку. Вот недавно к юбилею Владимира Добронравова Леонид написал музыку на его стихи, а мы с удовольствиием ее исполнили. Добронравову очень понравилось – он только попросил поменять название с «Я молюсь за тебя!» на «Ты – моя».

» Вас четверо – а есть ли в коллективе лидер?

А. С.: Мы специально ничего не планировали, все случайно получилось. В коллективе из четырех человек сложно распределять обязанности. В основном мы с Леонидом все организуем – мы активные деятели, а ребята нам доверяют.

» Вы хотели бы участвовать в «Евровидении» в следующий раз?

А. С.: Во время отборочного тура мы заняли третье место. В то время мы находились в сложной ситуации – работали с прежним продюсером и исполняли то, что говорили. Но оказалось, что за несколько дней до выступления у нас так и не было песни, – пришлось импровизировать.

Л. О.: Я сочинил песню. Понятно, что маститые композиторы могли сделать что-то лучше. Жаль, что пришлось работать впопыхах, мы были на нервах. Мы не сделали на сто процентов то, что могли бы, но тем не менее получили большую зрительскую поддержку и услышали приятные отзывы. Участие в конкурсе – это всегда стимул к развитию. «Евровидение» – это особый конкурс. Если бы у нас была песня формата «Евровидения», мы бы с удовольствием поехали.

» Какую музыку вы сами любите слушать?

Л. О.: В нас с детства «впихивали» очень много композиторов, а полюбил и понял музыку я позднее. Я думаю, что главное – настроение. Если я в приподнятом настроении – могу послушать позитивную солнечную музыку Стиви Уандера, а задумаюсь о том, что волнует, – поставлю Четвертую симфонию Брамса. Ведь спектр музыкальных жанров позволяет отображать все чувства.

Это как огромное количество красок – чем больше твоя палитра, тем богаче изображение. Я никогда не мог сказать: у меня любимая группа такая-то.

А. С.: А вот в машине я обычно мониторю рынок – слушаю «Русское радио», «Европу плюс» – это работа.

Л. О.: Кстати, для многих музыка – это фон. Мы считаем, что слушаем музыку, когда краем уха слышим мелодию во время уборки или приготовления пищи. Современного среднестатистического человека сложно убедить присесть и вслушаться в четырехминутную композицию – что уж говорить о классическом концерте.

» Кто ваша аудитория?

А. С.: Этим людям от тридцати и до шестидесяти. Это и из-за репертуара – мы исполняем много старых шлягеров. Но и подача материала более близка людям постарше. Нам часто говорят: моя мама вас обожает. Это приятно.

Л. О.: Мы исполняем и современные песни, а старые выбираем потому, что люди вкладывали в них более серьезные эмоции.

» А  очему вас в коллективе именно четверо?

А. С.: Это заслуга нашего преподавателя в академии. На занятиях по ансамблевому пению мы собрались как акапельный коллектив – тенор, высокий тенор, баритон и бас. Квартет, можно сказать, золотой стандарт для мужского ансамбля.

Leave a Reply