Светлана Захарова: «Человеческое тело уникально»

15 мая 2011 г.  в лондонском театре Колизей с большим успехом и в переполненном зале состоялся гала-концерт памяти великой русской балерины Галины Улановой. В гала-концерте, шестом по счету в серии Russian Ballet Icons, который организован английской компанией «Ensemble Productions», а в этом году в сотрудничестве с Фондом Галины Улановой и его президентом Владимиром Васильевым принял участие букет солистов Большого и Мариинского театров, а также ведущих балетных театров мира – Королевского балета и Национального балета Англии, Парижской оперы, Государственной оперы Берлина, балета Монте-Карло. Как всегда, блистала непревзойденная Светлана Захарова, которая рассказала о том, как ей удалось снова выйти на сцену после рождения ребенка. Она станцевала Умирающего лебедя на музыку Сен-Санса (хореография М. Фокина) и в Макбете, хореографом которой был Владимир Васильев, который тоже приехал в Лондон. Его активное участие в этом проекте не было случайным. Он не только когда-то танцевал с Улановой и благодаря ей стал исполнителем классических партий, но был хореографом нескольких номеров, показанных на этом концерте.

 

» Это твое первое выступление после рождения доченьки?

Да, и, честно говоря, я не могла себе представить, что после десятимесячного перерыва мне впервые придется выйти на сцену именно в Лондоне. Но, возможно, это судьба, так как с Лондоном у меня очень многое связано. Для меня, да и для каждого артиста, было большой честью выступить на гала­вечере, посвященном Галине Улановой. Так что, я довольна тем, что это и получилось моим первым выходом.

 

» Какой перерыв у тебя получился? Беременность 9 месяцев и дочке три месяца?

Я уже два месяца занимаюсь. Ровно месяц спустя после рождения дочери я начала тянуть свои подъемы снова. Было тяжело. Конечно, очень сказался этот период отдыха. Но человеческое тело уникально – я, честно говоря, сама не ожидала, что смогу восстановиться так быстро. Правда, не могу сказать, что уже полностью восстановилась, чтобы танцевать большие спектакли. Я сейчас стараюсь постепенно входить в форму, именно в техническую форму. Я начала с концертов, чтобы к осени, к открытию Большого театра в Москве, уже танцевать большие трехактные балеты.

 

» Ты уже осенью планируешь выйти на большую сцену?

У нас в ноябре будет премьера «Спящей красавицы».
В Большом театре это будет первый спектакль на основной сцене после реставрации, и я надеюсь выйти на сцену.

 

» Ты прямо светишься после рождения дочери.

На самом деле это как новое дыхание в моей жизни. Многие артисты и балерины, у которых рождались дети, говорят, что какая­то совершенно другая жизнь начинается. Все видишь в новом свете. И это так. Это чудо. Каждая женщина, у которой есть дети, меня поймет. Я очень хотела ребенка.

 

» Сейчас многие балерины в период своего звездного часа рождают детей. Это раньше было не принято и считалась, что после родов карьеры быть не может. У тебя не было страха, что ты уходишь в декрет в зените славы, а тем временем появится талантливая молодежь?

Вот не поверите, ни одной минуты таких мыслей не было. Наоборот. Я же начала очень рано танцевать, в 17 лет. Когда я закончила Академию русского балета, то сразу начала танцевать ведущие партии, у меня сразу была очень большая нагрузка. За эти годы я так устала, я так много работала, в стольких странах выступала. И, вместе с тем я уже несколько лет мечтала о ребенке, представляла, как это будет, и очень этого хотела. Поэтому, когда это случилось, я была так счастлива.

Конечно, я понимала, что пока меня нет, освобождаются многие мои партии, более молодые артисты смогут проявить себя. Но я думаю, что молодое поколение должно выходить танцевать, его должны знать. Я понимала, что быстро войду в форму и у меня начнется какой­то новый этап. Поэтому мне ни минуты не было страшно. Наоборот, весь этот период беременности я с удовольствием отдыхала и наслаждалась жизнью.

 

» Чем ты занималась?

Я ездила на гастроли со своим мужем (известным скрипачом Вадимом Репиным. – прим. ред.) и увидела многие города. Я впервые смогла посмотреть на эти города глазами туриста. Мы до этого объездили полмира как артисты, но так ты видишь только театр и все, что успеешь заметить из окна автомобиля. Не всегда удается посмотреть какие­то достопримечательности, походить по музеям. На это нет ни сил, ни времени. А тут я будто увидела мир впервые. И, кстати, поняла, насколько у меня тяжелая профессия. Вот сколько раз мне говорили: «Мы преклоняется перед вами, у вас такая тяжелая профессия, это такой адский труд». А я как­то этого не чувствовала. Каждодневный физический труд с десятилетнего возраста был для меня нормой, это образ жизни, поэтому, когда наступил период отдыха, я поняла, как прекрасна жизнь. Я почувствовала себя обычной женщиной, которая готовится стать матерью. Это было очень приятно. Я отдыхала и физически, и душевно и действительно почувствовала, какая у меня тяжелая профессия. (Смеется).

 

» Как тебе удалось так быстро войти в форму?

Во­первых, как только я перестала заниматься, моя мама поставила мне такое условия ­ следить за питанием, не раскармливаться, не есть «за двоих». Она мне сказала, что, если будешь следить за питанием, тебе будет легче родить. А когда будешь входить в форму, меньше нужно будет сбрасывать. Я каждый день вставала на весы, следила за каждым граммом. Я побывала у врача и спросила его, сколько мне нужно набрать, чтоб и ребенку, и мне было комфортно. Она мне назвала предел и сказала, что больше набирать не надо. Если столько наберете, это быстро уйдет. Так и получилось. Я уже через месяц после родов сбросила все лишнее. Я даже не представляла себе, что организм сможет так быстро перестроиться.

 

» У тебя муж знаменитый скрипач. Его работа ведь точно такая же. Для того, чтоб играть на том уровне, на котором он играет, он должен репетировать постоянно.

Вы бы видели его график! У него бывает по 7 выступлений в неделю, каждодневные репетиции. Бывает так, что за неделю он посещает несколько стран. Он очень устает, он постоянно репетирует. Но знаете, нам легче в этом плане общаться, потому что мы друг друга понимаем. Только человек, который сам выходит на сцену, может понять, насколько это большое напряжение.

 

» А как вы сочетаете свои гастрольные графики?

Мы стараемся так составлять графики, чтобы чаще быть вместе. Это непростая профессия, много гастролей, много работы. Сейчас моя основная база – это Большой театр. Ну и начинается новый этап в моей гастрольной деятельности. А когда доченька моя подрастет, думаю, будем ездить вместе.

 

» Сейчас говорить рано, но ты хотела бы, чтоб дочка стала балериной?

Вот удивительно, но когда я себе много лет назад представляла, что у меня будет ребенок, и спрашивала себя, хочу ли я, чтоб она была балериной, ответ был всегда «нет!». Я говорила себе: «Ни за что», но вот сейчас я бы хотела, да, чтобы она получила какое­то хореографическое образование. Вот в роддоме все пророчили, что она будет певицей. Она там кричала громе всех. (Смеется).

 

Leave a Reply