Твигги: жизнь в фотографиях

Каждый год в Соединенном Королевстве Великобритании десятки тысяч жителей празднуют свой шестидесятилетний юбилей. Тонны больших и малых подарков преподносятся именинникам. Вот только чести получить к своему шестидесятилетию выставку в главной национальной портретной галерее страны удостаиваются единицы. Твигги – одна из них. Первая в мире супермодель давно уже стала таким же символом Британии 1960-х, как «Битлз», «Роллинг Стоунз» и мини-юбки. К шестидесятилетию знаковой фигуры свингующего Лондона в Национальной портретной галерее открылась выставка «Твигги: жизнь в фотографиях».

Все началось со стрижки. Январским днем 1966 года, поддавшись на уговоры своего дружка, 16-летняя Лесли Хорби сидела в модном салоне на Мейфеер, и сам хозяин, стилист Леонардо, красил, стриг и укладывал ей волосы – вот уже седьмой час подряд. То, что получилось в итоге, превратило худышку Лесли в коротко остриженного мальчишку-подростка с печальными глазами в пол-лица. Затем настал черед профессионального фотографа Барри Латегана, заснявшего дерзкое новаторское творение Леонардо. Кстати, по одной из версий, именно Латеган, увидев тоненькую, по-детски трогательную фигурку девушки, предложил ей псевдоним – Твигги, Тростиночка. Лесли, которую в детстве за худобу постоянно дразнили то «палкой», то «щепкой», не возражала.

Фотографии Твигги стилист вывесил в салоне – в рекламных, разумеется, целях. Вскоре сюда заглянул Дейдре МакШерри – редактор отдела моды газеты «Дейли Экспресс». Впечатленный фотографиями, МакШерри пожелал встретиться с их героиней. Что и было организовано: редактор пригласил девушку на чай, Латеган сделал еще серию снимков, и Твигги отправилась домой, в свой Нисден – рабочий район на севере Лондона. В течение следующих трех недель отец девушки, плотник по профессии, ежедневно честно покупал «Дейли Экспресс». Пока, наконец, одним прекрасным утром, развернув свежий номер, не обнаружил заголовок – «Твигги – лицо 1966 года».

То, что последовало дальше, навсегда изменило мир моды. И, конечно, жизнь самой Твигги. Она не просто стала первой в истории моды топ-моделью – она кардинально поменяла существующее представление о женской красоте. Ее появление дало начало «бесполому стилю». Образ андрогинного подростка, девочки-мальчика с выступающими ребрами, короткой стрижкой и огромными наивно-трогательными глазами на веснушчатом лице стал объектом подражания девушек по всему миру. Возник «синдром Твигги». Чтобы походить на своего кумира, девчонки усиленно худели, но догнать Твигги было не так-то просто. Ее мальчишеская хрупкая фигурка укладывалась в жесткие параметры – 80 х 55 х 80 см (грудь-талия-бедра), рост – 169 см, вес – 40 кг. Немного проще было копировать макияж и стрижку: гладкая челка, обильно подведенные глаза, длинные ресницы (обычно Твигги наклеивала 3 пары накладных ресниц: две – на верхнее веко, еще одна – на нижнее, да еще и подрисовывала под ними дополнительные «твигги»).

Твигги стала главной девушкой мини-моды, любимой моделью изобретательницы мини-юбки – британского дизайнера Мэри Куант. Именно с появлением мини в обиход впервые были введены математические стандарты красоты – «грудь-талия-бедра». Формула пропорций Твигги оказалось идеальной.

Мини-юбка в 1960-е была не просто модной новинкой – этот предмет одежды спровоцировал небывалый общественный интерес, разделив человечество на два лагеря. Это слово звучало в парламентах, в университетах, в Ватикане и Белом доме, который был объявлен тогдашним президентом США Ричардом Никсоном «зоной, свободной от мини». Но остановить процесс было уже невозможно. Твигги и мини слились в единое целое, культовый образ времени.

Даже не верится, что моделью она пробыла тогда всего четыре года. Вскоре после статьи в «Дейли Экспресс» состоялась ее первая фотосъемка для «Vogue», за которой последовала лавина фотографий в международных изданиях журнала. Так что когда год спустя Твигги прилетела в Нью-Йорк для фотосессий у знаменитого фотографа моды Ричарда Аведона, в аэропорту
ее поджидала беснующаяся в восторге толпа фанов и папарацци. В магазинах вовсю торговали куклами Твигги-Барби, огромными фальшивыми ресницами, книжками-раскрасками – имя модели превратилось в самый популярный у тинейджеров бренд. Феномен Твигги настолько занимал массмедиа, что New Yorker посвятил ей 100 страниц.

Кстати, сама Твигги к своей тогдашней славе сейчас относится без особого энтузиазма, считая, что во многом это было делом момента. «То, что случилось со мной, не могло произойти пятью годами раньше. Это было особое время: быть лондонцем и выходцем из рабочего класса вдруг стало очень круто». Твигги, чья фотография, запаянная в капсуле, летает в космосе, а восковая статуя была первой в ряду супермоделей, представленных в Музее мадам Тюссо, призналась в одном из интервью: «Я очень не любила себя в юности. Я была очень стеснительной и беспомощной. И мне очень не нравилось, как я выгляжу: у меня были обтянутые кожей ноги и плоская грудь». Девушке тогда казалась, что «у народа просто крыша поехала».

Гораздо больше Твигги гордится своими достижениями актрисы, певицы и телеведущей, последовавшими за феерической карьерой фотомодели. В 1970 году она заявила: «Невозможно всю жизнь оставаться вешалкой для одежды!» И приняла приглашение режиссера Кена Рассела, предложившего ей главную роль в своем фильме «Приятель» по мотивам классического мюзикла 20-х годов. За участие в этой киноленте, вышедшей на экраны в 1971 году, Твигги получила два «Золотых глобуса» как «самая многообещающая актриса» и «лучшая актриса в комедии и мюзикле». В следующем фильме «W» Твигги снялась с актером Майклом Уитни, который из экранного возлюбленного превратился в реального. Правда, их брак продолжался недолго. Уитни, страдавший алкоголизмом, умер в день, когда их дочери Карле исполнилось 5 лет. Ее следующий брак – с английским актером, режисером и писателем Ли Лоусоном оказался более счастливым. Вот уже более двадцати лет Твигги – миссис Лоусон, хотя все по-прежнему называют ее прежним именем – Тростинка.

Роль в бродвейском мюзикле «My One and Only» принесла Твигги премию Tony, а среди многочисленных сольных альбомов, пожалуй, наибольшим успехом пользовались «Twiggy» и «Please Get My Name Right».

Театральные, кинороли, телевизионные ток-шоу и недавно – вновь работа модели. На этот раз – для консервативного Marks & Spencer. И как в далекие теперь уже времена свингующего Лондона, образ Твигги притягивает ведущих мировых фотографов, имена которых как будто взяты из справочника «Кто есть кто?»: Сессил Битон, Ричард Аведон, Берт Штерн, Норман Паркинсон, Дуглас Киркленд, Анна Лейбовиц, Стивен Мейсель, Брайан Адамс, Солве Сандсбо.

Фотопортреты Твигги, созданные этими художниками, от самых первых, ставших иконографией 1960-х, до работ прошлого года представлены на нынешней выставке. Знаменитые «Твигги на велосипеде» (Рональд Тригер) и «Каждый хотел бы быть Твигги» – чтобы снять последнюю, Мелвину Сокольскому пришлось надеть на лица прохожим, постоянно норовящим влезть в кадр с моделью, маски Твигги. Прекрасный (и единственный) фотопортрет беременной Твигги, созданный Норманом Паркинсоном, и многие другие. Скромный объем экспозиции (немногим более 20 работ) дополняет фотобиография модели, выпущенная к ее 60-летнему юбилею. В книге представлено около 100 иллюстраций, фотографии из личного архива, фотопортреты.

Твигги признается: «Видеть, как фотографии моды и портреты проходят сквозь всю мою жизнь и карьеру, – восхитительно. Но больше всего для меня ценна наша совместная с фотохудожником работа над каждым снимком. Это всегда та же я, но каждый раз мастер выбирает, какой аспект моей (и своей!) личности открыть в портрете. И это по-настоящему волнующе!».

Be the first to comment

Leave a Reply