St. Pancras Renaissance Нотеl

Помню, в мой первый приезд в Лондон друг-англичанин вез нас по городу. Проезжали мимо вокзала Сент-Панкрас, и вдруг в небе всплыл мрачный темный силуэт – то ли замка, то ли готического собора. Во всей громаде – ни единого освещенного окна. «Одно из детищ викторианской эпохи, доживает свой век», – прокомментировал Джон. Позже, живя в городе и проходя мимо этого похожего на гигантскую декорацию к историческому фильму здания, испытывала смешанные чувства. Хотелось войти внутрь, увидеть интерьеры таинственного сооружения, но останавливал отталкивающий дух запустения и несбывшихся надежд.

Прошли годы, и вот я брожу коридорами и залами ожившего отреставрированного здания под названием St. Pancras Renaissance Ноtеl, пытаясь разобраться в причудливом смешении форм и стилей этой хрестоматии викторианской неоготики и дизайна. Спроектировано это уникальное здание известным английским архитектором сэром Джорджем Гильбертом Скоттом, весьма плодовитым автором более 800 зданий, среди которых 500 церквей и знаменитый мемориал принца Альберта в Гайд-парке, за который королева Виктория и присудила ему титул рыцаря. Будучи глубоко верующим человеком, Скотт вдохновлялся архитектурой средневековых соборов и воспринял идеи неоготики как веление времени; основой и подтверждением для него стали архитектура и декор нового Вестминстерского дворца зодчего Пугина.

Когда новая железнодорожная компания Midland Railway объявила конкурс на проект станции и отеля вокзала Сент-Панкрас (вокруг созданного инженером Уильямом Барлоу гигантского однопролетного ангара для поездов), представленный Скоттом замысел покорил заказчиков. Правда, стоимость грандиозного проекта намного превышала предполагаемый бюджет, но архитектор обещал, что его здание затмит любой другой вокзал Лондона. Почесав в затылках и покряхтев, заказчики дали добро, правда, с условием некоторого сокращения расходов. И не пожалели: творение Скотта превзошло все самые смелые ожидания – его даже окрестили «Собором железных дорог».

Восемь лет понадобилось для полного завершения строительства станции и Midland Grand Hotel. Целая армия строителей, ремесленников, художников и декораторов трудилась над этой викторианской симфонией. Девять резчиков по камню создали сотни резных капителей для колонн и декоративных архитектурных деталей (головы горгулий и сегодня видны в экстерьерах и интерьерах); только британского гранита и известняка при отделке было использовано 14 видов. Все здесь поражало воображение: высокие, как в соборе, потолки и окна с готическими розетками, богатство отделки с обилием позолоты, красочные панно, роскошные аксминстерские ковры, массивные камины с отделкой из резного мрамора, ореховая мебель, инкрустированная золотом, покрытые росписью потолки, обои в стиле «пламенеющей готики».

Парадная лестница центрального входа и сегодня не имеет равных в Британии. Широкая, пронизанная светом из высоких стрельчатых окон, с изысканными орнаментальными перилами из кованого железа, она, словно река, то разбегается на два рукава, то соединяется в единое русло. Изящные плавные линии вьются к третьему этажу, к стремительно уходящему ввысь сводчатому потолку. Голубовато-зеленые тона купола с множеством золотых звезд напоминают о небе, а внизу, под небесами, – восемь панно, символизирующих добродетели: Истина, Воздержание, Чистота, Терпение, Умеренность, Трудолюбие, Щедрость, Скромность. Роскошь и экстравагантность убранства продолжала свое победное шествие по коридорам отеля, ресторану (Dining and Coffee Room), курительной комнате для дам (кстати, это было первое общественное место в Европе, где женщинам разрешалось курить), номерам и лобби Grand Midland Hotel, открывшему свои двери в мае 1873 года. Все это великолепие приводило клиентов отеля в состояние изумленного восторга, обещая райскую жизнь на земле – пусть хоть на несколько дней. Даже сам архитектор, увидев свою воплощенную в жизнь фантазию, признал, что отель, «кажется, слишком хорош для своего предназначения».

Владельцы Midland Railway торжествовали. Отель, выстроенный из красного кирпича, производимого в районах, куда протянулись железнодорожные ветки их компании, стал живой рекламой промышленного и индустриального богатства этих земель и обещал окупить потраченную на строительство внушительную сумму £438 тыс. (сегодня – эквивалент £500 млн.). Быстро обретя популярность благодаря своему гранд-дизайну и прогрессивным по тем временам условиям комфорта (гидравлические лифты, паровое отопление, вместо ночных горшков – унитазы со сливом), Midland Grand процветал, став достопримечательностью города; здесь останавливались знаменитости. Даже бомбежки Первой мировой не нанесли ему особого вреда – благодаря сверхпрочным огнеупорным железобетонным конструкциям пола толщиной 56 сантиметров.

Однако к концу 1920-х дела пошли хуже: гостиницы-конкуренты, оснащенные современными удобствами и техническими новинками, вырвались далеко вперед. Парадоксально, но гордость отеля – некогда революционная монументальная конструкция пола, спасшая его от бомб, теперь стала непреодолимым препятствием к его модернизации: оказалось, что проложить новую водопроводную систему, невозможно. К 1935 году прибыль была настолько мизерной, что отель пришлось закрыть. В последующие годы в этом здании квартировали транспортные организации: увядающий гранд-стиль здания отвлекал служащих от работы, поэтому, не мудрствуя лукаво, росписи просто замазали белой краской, а резные колонны зашили досками.

В 1960-е отель и вокзал чуть было не снесли: на месте этого «монстра ушедшей эпохи» городские застройщики планировали возвести блочную современную конструкцию. Только благодаря кампании протестов, которую возглавил поэт-лауреат Джон Бетжемен, спасший немало исторических мест столицы, в 1967 году зданию было присвоена I категория памятника, охраняемого государством. Однако прошло еще несколько десятилетий, в течении которых здание отеля использовалось лишь от случая к случаю для теле- и киносъемок (здесь снимали «Бэтмена», нескольких «Гарри Поттеров», «102 далматинцев» и многие другие фильмы). Лишь решение о реконструкции вокзала Сент-Панкрас, включившее международную железнодорожную сеть Eurostar, стало поворотной точкой в судьбе отеля.

Реставрация, начавшаяся в 2002 году, обошлась в £150 млн.; сотни специалистов трудились, восстанавливая былую славу здания, так долго простоявшего в запустении.

5 мая 2011 года, ровно через 138 лет после открытия Midland Grand, возрожденный отель обрел новую жизнь под именем St. Pancras Renaissance Ноtеl. 38 из 245 номеров отеля сохранили свой викторианский облик; самые замечательные среди них – Royal Suite, Queen Victoria Suite и Chamber Staircase. В зале бывшей Dining and Coffee Room открылся ресторан The Gilbert Scott, возглавляемый одним из самых известных британских шефов Маркусом Верингом. В огромном зале билетных касс викторианских времен теперь размещается The Booking Office Bar & Restaurant. Утверждают, что в отделке деревянных панелей интерьера 173 алмаза. Сидя за столиком Booking Office и глядя на прибывающие поезда, поневоле думаешь о романтике путешествий, ностальгический аромат которых излучают стены St. Pancras Renaissance Ноtеl.

St. Pancras Renaissance Нотеl
Euston Road London, London, NW1 2QR


View Larger Map

Be the first to comment

Leave a Reply