Оптические иллюзии Бриджит Райли

Британская художница Бриджит Райли ворвалась в «свингующие» 1960-е с композициями, от которых у зрителей рябило в глазах, кружилась голова, и даже слегка подташнивало – как при качке на море. Некоторые утверждали, что у них возникают ощущения, сходные с теми, что испытываешь во время прыжка с парашютом.

Популярность пионерки британского оп-арта еще более возросла, когда в 1965 году ее работы были выставлены в Нью-Йорке. Чутко реагирующая на славу коммерческая братия не замедлила этим воспользоваться: оптические мотивы полотен Райли без зазрения совести стали тиражировать дизайнеры тканей. Приехав в Нью-Йорк на свою выставку, Бриджит обнаружила, что витрины модных магазинов заполнены платьями и юбками с заимствованными из ее работ рисунками. Да что одежда, все в городе – от абажуров до канцелярских аксессуаров – пульсировало, вибрировало, изгибалось и рябило черно-белыми зигзагами в стиле Райли. Торжествующий куратор Музея современного искусства радостно заверил Бриджит: «Твои работы будут на каждом спичечном коробке в Японии».

Возмущенная и оскорбленная столь явным плагиатом и коммерциализацией своих работ, Райли попыталась протестовать через суд, но оказалось, что в США просто не существовало закона, защищающего авторские права художников. Кстати, именно ситуация с Райли спровоцировала американских художников на активные действия, завершившиеся два года спустя принятием соответствующего закона. Это теперь даже известные современные художники с удовольствием подзарабатывают дополнительных деньжат, позволяя тиражировать свои работы на товарах для массового потребителя. А тогда, в 1965 году, возвращаясь в Лондон, Бриджит с ужасом думала: «Пройдет, наверное, не менее 20 лет, пока мои работы кто-нибудь будет воспринимать серьезно».

К счастью, она ошиблась. Сегодня Дама Бриджит Райли, отмеченная не одной наградой Британской империи, – всемирно известная художница, классик британского современного искусства, чьи работы регулярно представляют ведущие галереи и музеи мира. Недавно небольшая выставка ее работ открылась в Национальной галерее в Лондоне.

Райли всегда настаивает на том, что ее искусство опирается на многовековые традиции. На выставке в Национальной галерее эту связь она демонстрирует буквально: несколько ее полотен висят «с глазу на глаз» с произведениями классиков, «спровоцировавших» их создание, – Андреа Мантеньи, Рафаэля Санти, Жоржа Сера. В этих неожиданных параллелях выигрывают обе стороны: вглядываясь в перемещающиеся серые ленты райлевского полотна «Arrest 3», начинаешь яснее понимать, как Мантенья в своем фризе добивался впечатления движения процессии в двух направлениях, а композиция Бриджит «Красное с красным I» помогает по-новому оценить абстрактные элементы в «Святой Екатерине» Рафаэля.

С Национальной галереей художницу связывает многолетнее общение – начиная со студенческих лет, когда она приходила сюда копировать старых мастеров (ее копия портрета Ван Эйка представлена в экспозиции). Специально для нынешней выставки Райли создала новую работу «Композиция с кругами 7». Неделю трудилась команда ее ассистентов, нанося прямо на стену галереи переплетающиеся черные окружности рисунка. И хотя композиция проживет здесь полгода, уже сейчас директор Национальной признается, что грустный день, когда в ходе подготовки к следующей плановой выставке придется смывать рисунок со стены, он планирует провести подальше от родной галереи.

Рассматривать работы Бриджит Райли – занятие радостное, но требующее концентрации и внимания. Еще сложнее оторвать от них взгляд. Можно сколько угодно раскладывать по полочкам принципы, по которым построены ее полотна, но этим не объяснишь их мистической притягательности. И в первую очередь это касается работ раннего, оп-артовского периода творчества Райли. Здесь нам придется сделать небольшой экскурс в историю этого стиля.

Искусство оптических иллюзий

Оптическое искусство, или оп-арт, оформилось как течение во второй половине XX века. Его основоположником считается венгр Виктор Вазарели, работавший в стиле «геометрического» абстракционизма. Всемирное признание оп-арт обрел в 1965 году после выставки «Чувствительный глаз» в нью-йоркском Музее современного искусства (в ней принимала участие и наша художница). Среди художников, в разные годы отдавших дань этому направлению, Джозеф Алберс, Ричард Анушкевич, Джефри Стил, Бриджит Райли, Гюнтер Юккер, Яаков Агам, Хесус Рафаэль Сото, Арнольд Шмидт и многие другие.

Оп-арт – искусство зрительных иллюзий, отталкивающееся от закономерностей восприятия человеческим глазом плоских и пространственных фигур. За основу взято утверждение: оптическая иллюзия изначально присутствует в нашем зрительном восприятии, и изображение существует не только на холсте, но в действительности и в глазах, и в мозге зрителя.

Психологи обнаружили, что человеческий глаз инстинктивно стремится организовать хаотически разбросанные пятна в простую систему. А оп-артисты, наоборот, стараются эти нормы обойти, «обмануть глаз, спровоцировать его на ложную реакцию, вызвать образ «несуществующий». Как? Создавая визуально противоречивые конфигурации, вызывающие неразрешимый конфликт между фактической формой и формой видимой.

Например, Вазарели в своей картине «Тау-дзета» изображает квадраты и ромбы, которые, непрерывно перестраиваясь, никогда не объединяются в определенную конфигурацию. Работая с однотипными геометрическими элементами, художники выстраивают их в последовательности, не допускающей появления целостной статичной структуры.

Конечно, проблемой передачи движения в живописи занимались художники и раньше – итальянские футуристы, к примеру. Но только оп-артистам удалось не просто передать это движение на полотне, но и заставить зрителя самого ощутить, испытать это иллюзорное движение.

Геометрические построения на полотнах оп-артистов «живут»: перетекают друг в друга, двигаются в разных направлениях, зависают, меняются местами, колеблются, светятся, пульсируют, раздуваются, сжимаются… Особенно остро эти эффекты работали на выставках, где были представлены движущиеся, светящиеся, отражающие свет и бликующие системы.

Оп-арт исходил из первичных схем в механизме человеческой перцепции, факта, что реакция ретины глаза на такие построения – рефлекторна, а возникающая иллюзия – автоматическая. «Человеческий глаз (т. е. типовая реакция психики) является нашей исходной точкой, – провозглашал манифест объединения художников оптического и кинетического искусства 1961 года. – Больше не должно быть произведений исключительно для: культурного глаза, чувствительного глаза, интеллектуального глаза, эстетского глаза, любительского глаза».

Отсюда – всеобщность и общедоступность оп-арта. Кстати, пространственные конструкции оп-артистов – эти вращающиеся, постоянно меняющие свой облик системы, движущиеся и мерцающие плоскости и объемы – как нельзя кстати пришлись в массовом искусстве: в оформлении дискотек, светозвуковых шоу, грандиозных коммерческих выставок.

Другой важный постулат оп-арта – активное соучастие зрителя. По словам Бриджит Райли, произведение искусства «случается», только когда картина находится перед глазами человека. Ведь именно зрительский глаз «трансформирует материю живописи в энергию видимого образа». Ранние оп-артистские композиции Райли построены на трех цветах: черном, белом и сером. Это одни из наиболее пуристских и концептуально совершенных работ, когда-либо созданных в этом стиле. Но уже в 1967 году художница начинает вводить в свои композиции цвет: так начался экскурс в полихромию, цикл исследований и экспериментов с цветовыми контрастами, которым она посвятила десятилетия своей работы. Визуальная геометрия произведений Райли менялась не менее интенсивно, а их масштаб колебался от небольших полотен до настенных росписей. Однако из работы в работу остаются неизменными стройность и выверенность композиций, построенных на гармонии ритма, темпа, формы и цвета.

Уже несколько десятилетий многие работы Райли выполняют ассистенты ее студии, сама художница концентрируется на дизайнерских идеях произведений. Бриджит говорит, что ей всегда хотелось разбудить людей своими работами. В раннем творчестве – пригвоздить взгляд летящей с полотна стрелой, встряхнуть, словно электрическим разрядом. Теперь – помочь увидеть шедевры классиков по-новому – без шор стереотипов.

В этом году Бриджит Райли исполнится 80. Позади почти шесть десятилетий творчества. Впереди – новые выставки.

 

автор:  Вика Нова

 

Популярность пионерки британского оп-арта еще более возросла, когда в 1965 году ее работы были выставлены в Нью-Йорке. Чутко реагирующая на славу коммерческая братия не замедлила этим воспользоваться: оптические мотивы полотен Райли без зазрения совести стали тиражировать дизайнеры тканей. Приехав в Нью-Йорк на свою выставку, Бриджит обнаружила, что витрины модных магазинов заполнены платьями и юбками с заимствованными из ее работ рисунками. Да что одежда, все в городе – от абажуров до канцелярских аксессуаров – пульсировало, вибрировало, изгибалось и рябило черно-белыми зигзагами в стиле Райли. Торжествующий куратор Музея современного искусства радостно заверил Бриджит: «Твои работы будут на каждом спичечном коробке в Японии».

Возмущенная и оскорбленная столь явным плагиатом и коммерциализацией своих работ, Райли попыталась протестовать через суд, но оказалось, что в США просто не существовало закона, защищающего авторские права художников. Кстати, именно ситуация с Райли спровоцировала американских художников на активные действия, завершившиеся два года спустя принятием соответствующего закона. Это теперь даже известные современные художники с удовольствием подзарабатывают дополнительных деньжат, позволяя тиражировать свои работы на товарах для массового потребителя. А тогда, в 1965 году, возвращаясь в Лондон, Бриджит с ужасом думала: «Пройдет, наверное, не менее 20 лет, пока мои работы кто-нибудь будет воспринимать серьезно».

К счастью, она ошиблась. Сегодня Дама Бриджит Райли, отмеченная не одной наградой Британской империи, – всемирно известная художница, классик британского современного искусства, чьи работы регулярно представляют ведущие галереи и музеи мира. Недавно небольшая выставка ее работ открылась в Национальной галерее в Лондоне.

Райли всегда настаивает на том, что ее искусство опирается на многовековые традиции. На выставке в Национальной галерее эту связь она демонстрирует буквально: несколько ее полотен висят «с глазу на глаз» с произведениями классиков, «спровоцировавших» их создание, – Андреа Мантеньи, Рафаэля Санти, Жоржа Сера. В этих неожиданных параллелях выигрывают обе стороны: вглядываясь в перемещающиеся серые ленты райлевского полотна «Arrest 3», начинаешь яснее понимать, как Мантенья в своем фризе добивался впечатления движения процессии в двух направлениях, а композиция Бриджит «Красное с красным I» помогает по-новому оценить абстрактные элементы в «Святой Екатерине» Рафаэля.

С Национальной галереей художницу связывает многолетнее общение – начиная со студенческих лет, когда она приходила сюда копировать старых мастеров (ее копия портрета Ван Эйка представлена в экспозиции). Специально для нынешней выставки Райли создала новую работу «Композиция с кругами 7». Неделю трудилась команда ее ассистентов, нанося прямо на стену галереи переплетающиеся черные окружности рисунка. И хотя композиция проживет здесь полгода, уже сейчас директор Национальной признается, что грустный день, когда в ходе подготовки к следующей плановой выставке придется смывать рисунок со стены, он планирует провести подальше от родной галереи.

Рассматривать работы Бриджит Райли – занятие радостное, но требующее концентрации и внимания. Еще сложнее оторвать от них взгляд. Можно сколько угодно раскладывать по полочкам принципы, по которым построены ее полотна, но этим не объяснишь их мистической притягательности. И в первую очередь это касается работ раннего, оп-артовского периода творчества Райли. Здесь нам придется сделать небольшой экскурс в историю этого стиля.

Искусство оптических иллюзий

Оптическое искусство, или оп-арт, оформилось как течение во второй половине XX века. Его основоположником считается венгр Виктор Вазарели, работавший в стиле «геометрического» абстракционизма. Всемирное признание оп-арт обрел в 1965 году после выставки «Чувствительный глаз» в нью-йоркском Музее современного искусства (в ней принимала участие и наша художница). Среди художников, в разные годы отдавших дань этому направлению, Джозеф Алберс, Ричард Анушкевич, Джефри Стил, Бриджит Райли, Гюнтер Юккер, Яаков Агам, Хесус Рафаэль Сото, Арнольд Шмидт и многие другие.

Оп-арт – искусство зрительных иллюзий, отталкивающееся от закономерностей восприятия человеческим глазом плоских и пространственных фигур. За основу взято утверждение: оптическая иллюзия изначально присутствует в нашем зрительном восприятии, и изображение существует не только на холсте, но в действительности и в глазах, и в мозге зрителя.

Психологи обнаружили, что человеческий глаз инстинктивно стремится организовать хаотически разбросанные пятна в простую систему. А оп-артисты, наоборот, стараются эти нормы обойти, «обмануть глаз, спровоцировать его на ложную реакцию, вызвать образ «несуществующий». Как? Создавая визуально противоречивые конфигурации, вызывающие неразрешимый конфликт между фактической формой и формой видимой.

Например, Вазарели в своей картине «Тау-дзета» изображает квадраты и ромбы, которые, непрерывно перестраиваясь, никогда не объединяются в определенную конфигурацию. Работая с однотипными геометрическими элементами, художники выстраивают их в последовательности, не допускающей появления целостной статичной структуры.

Конечно, проблемой передачи движения в живописи занимались художники и раньше – итальянские футуристы, к примеру. Но только оп-артистам удалось не просто передать это движение на полотне, но и заставить зрителя самого ощутить, испытать это иллюзорное движение.

Геометрические построения на полотнах оп-артистов «живут»: перетекают друг в друга, двигаются в разных направлениях, зависают, меняются местами, колеблются, светятся, пульсируют, раздуваются, сжимаются… Особенно остро эти эффекты работали на выставках, где были представлены движущиеся, светящиеся, отражающие свет и бликующие системы.

Оп-арт исходил из первичных схем в механизме человеческой перцепции, факта, что реакция ретины глаза на такие построения – рефлекторна, а возникающая иллюзия – автоматическая. «Человеческий глаз (т. е. типовая реакция психики) является нашей исходной точкой, – провозглашал манифест объединения художников оптического и кинетического искусства 1961 года. – Больше не должно быть произведений исключительно для: культурного глаза, чувствительного глаза, интеллектуального глаза, эстетского глаза, любительского глаза».

Отсюда – всеобщность и общедоступность оп-арта. Кстати, пространственные конструкции оп-артистов – эти вращающиеся, постоянно меняющие свой облик системы, движущиеся и мерцающие плоскости и объемы – как нельзя кстати пришлись в массовом искусстве: в оформлении дискотек, светозвуковых шоу, грандиозных коммерческих выставок.

Другой важный постулат оп-арта – активное соучастие зрителя. По словам Бриджит Райли, произведение искусства «случается», только когда картина находится перед глазами человека. Ведь именно зрительский глаз «трансформирует материю живописи в энергию видимого образа». Ранние оп-артистские композиции Райли построены на трех цветах: черном, белом и сером. Это одни из наиболее пуристских и концептуально совершенных работ, когда-либо созданных в этом стиле. Но уже в 1967 году художница начинает вводить в свои композиции цвет: так начался экскурс в полихромию, цикл исследований и экспериментов с цветовыми контрастами, которым она посвятила десятилетия своей работы. Визуальная геометрия произведений Райли менялась не менее интенсивно, а их масштаб колебался от небольших полотен до настенных росписей. Однако из работы в работу остаются неизменными стройность и выверенность композиций, построенных на гармонии ритма, темпа, формы и цвета.

Уже несколько десятилетий многие работы Райли выполняют ассистенты ее студии, сама художница концентрируется на дизайнерских идеях произведений. Бриджит говорит, что ей всегда хотелось разбудить людей своими работами. В раннем творчестве – пригвоздить взгляд летящей с полотна стрелой, встряхнуть, словно электрическим разрядом. Теперь – помочь увидеть шедевры классиков по-новому – без шор стереотипов.

В этом году Бриджит Райли исполнится 80. Позади почти шесть десятилетий творчества. Впереди – новые выставки.


Этот текст был опубликован в номере 92 (02/92 - 2011)
журнала "НОВЫЙ СТИЛЬ" на странице 46. Кликнув на обложку
вы сможете просмотреть флеш-версию этого номера >>

Leave a Reply