Оксана Фандера. Я себя чувствую очень свободно

Свою первую эпизодическую роль в кино – школьницы в фильме «Приключения Электроника» – будущая актриса Оксана Фандера сыграла в двенадцать лет. В четырнадцать вместе с мамой переехала из родной Одессы в Москву. Отец Оксаны, народный артист России Олег Фандера, в 1960-е годы работал актером Одесского драматического театра, в начале 1970-х уехал в Хабаровск. Гены – это то, на что невозможно повлиять. Окончив школу, Оксана Фандера решила поступать на актерский в ГИТИС. Удалось поступить со второй попытки – в 1988 году ее принял на свой курс известный режиссер Анатолий Васильев. К тому времени Оксана уже была замужем – вошла в актерскую династию Янковских. Супруг Филипп – сын актера Олега Янковского – окончил Школу-студию МХАТ и режиссерский факультет ВГИКа. Оксана и Филипп вместе уже почти четверть века, а их дети, Иван и Лиза, похоже, также свяжут свою жизнь с театром и кино – оба учатся в театральных вузах. Оксана Фандера снялась более чем в двадцати фильмах, три из которых – режиссерские работы ее мужа; за роль мамы Любы в фильме «Огни притона» (режиссер Александр Гордон) получила специальный диплом жюри фестиваля «Кинотавр», также номинировалась на премии «Золотой орел» и «Ника». И хотя Фандера утверждает, что «актер является только инструментом, при помощи которого режиссер хочет что-то сказать», роль пассивного исполнителя не для нее. А уж убедить актриса умеет – как случилось в фильме «Про любоff», когда режиссер Ольга Субботина согласилась изменить трактовку характера героини, приняв Оксанину версию. «Мне хочется узнать о себе что-то новое» – творческий критерий актрисы Оксаны Фандеры при выборе ролей. Не повторяться, удивлять себя и других – жизненное кредо.

Оксана, вы как-то упомянули, что у вас очень сильно развита интуиция. Часто к ней прислушиваетесь?
Я абсолютно уверена, что нами руководит сознание, то есть мозг. И в нашем мире (в отличие от буддизма, к примеру) мы становимся его рабами: не мозг служит нам, а мы ему. Но если научиться приказывать мозгу замолчать, то можно услышать сердце! Это очень важно – понимать и разделять, что нам говорит мозг, а что – сердце.

Когда вам предлагают новую роль, вы «сканируете» ее головой или сердцем?
Наверное, и тем, и другим. Я всегда читаю сценарий полностью и к концу чтения обычно уже понимаю, моя это роль или не моя. Ошибаюсь редко. Не один раз бывало, когда выходили проекты, от которых я отказалась, я с облегчением отмечала: «Слава Богу, что не стала в этом участвовать!» Я по натуре игрок, адреналинщик и стараюсь делать только то, чего раньше не приходилось делать – чтобы не повторяться!

А ваша интуиция помогает чувствовать и оценивать людей – коллег, режиссеров, да просто человека, которого вы видите впервые?
Нет. Я ведь выросла и воспитана в южном морском городе, поэтому мне свойственна открытость миру и людям. Я в принципе люблю людей, они мне интересны. Во мне это заложено. Вот мы сейчас делаем интервью, я интересна вам, но в такой же степени и вы интересны для меня. А в общении для меня очень важна обратная связь.

1. «Каменная башка» – фильм Филиппа Янковского, в главных ролях Оксана Фандера и Николаей Валуев.

Вы упомянули, что вам неинтересны роли, похожие на те, что вы уже сыграли. Наверное, роль одесситки, хозяйки притона в фильме режиссера Гордона «Огни притона» была для вас особенной, вы ведь выросли в этом городе, чувствуете и знаете его, у вас в картине даже говор местный появился – одесский.
Да, я была абсолютно счастлива, находясь внутри моей героини. Прочтя сценарий, сразу же позвонила Александру Гордону и спросила – почему обратились именно ко мне – ведь по сценарию там требовался совсем другой тип женщины, представляете как должна выглядеть хозяйка борделя? Но все равно я пошла на встречу – мне было очень интересно. Во время встречи я все пыталась выяснить, как Александр Гордон собирается снимать последнюю сцену, которая описана так: «Она легла, улыбнулась и умерла». Саша сидел, слушал, смотрел, как я размахиваю руками, а через полчаса встал и сказал: «Я все понял – если вы не согласны играть, я этот фильм снимать не буду». Наверное, он во мне что-то такое рассмотрел, что я сама в себе не видела.

Когда меня увидел отец Саши – Гарри Гордон, являющийся автором сценария, он оторопел. В его сценарии женщина соответствовала моде середины 50-х – дородная, пышнотелая женщина, с большой попой и грудью… Однако Саша был уверен в своем выборе. Этот фильм – мое признание в любви родному городу, тем местам, которых уже нет, друзьям, которых я растеряла…Я называю время съемок «Хозяйки притона» счастливым летом.

Трудно было входить в образ одесситки? Вы ведь уехали из города в четырнадцать лет.
Я попросила Сашу отправить меня в Одессу за неделю до съемок. А также найти для меня женщину древней профессии. Так я познакомилась с пожилой легендарной женщиной, которая до сих пор в профессии, хотя и скрывает это. У нее очень интересная внешность – как у персонажей из фильмов Альмодовара: черты лица крупные, выразительные. Меня предупредили, что у этой дамы очень строгий нрав, но мы с ней как-то разговорились, даже подружились. Пришла к ней с диктофоном и попросила прочесть что-то из сценария. Конечно, я даже близко не подошла к тому, как колоритно она говорит. Это совсем другое поколение. Ее слушать – сплошное наслаждение. Масса энергии, какого-то юмора.

В работе над ролью – эпизодической или ведущей – как вы находите главный акцент, то, что делает ее запоминающейся для зрителей?
Не знаю. Наверное, руководствуюсь шестым чувством. В фильме Бориса Хлебникова «Пока ночь не разлучит» как актрисе мне было особо нечего играть. Но было интересно поработать с этим режиссером. Хотя было очевидно, что денег этот фильм не принесет. Когда мне предлагают что-то необычное и в творческом плане любопытное и при этом честно предупреждают, что на это нет бюджета, я, безусловно, говорю «да». Вопрос финансовый у меня всегда стоит после творческого момента.

А интересных сериалов не предлагают?
После несколько месяцев уговоров замечательного режиссера Дмитрия Черкасова, с которым я уже работала (художественный фильм «Долина роз») и который снял до этого два очень приличных телевизионных художественных фильма, я согласилась сняться в его 12-серийном фильме «Городские шпионы». При этом предупредила Диму честно, что этот формат не для меня. И, если мне станет скучно, он со мной не справится. Но подобралась такая обаятельная команда актеров… Для меня это был эксперимент. Я страшно уставала во время этого 12-серийного марафона; оказалось, что я спринтер (Смеется.) – хотя всегда думала, что наоборот! Я никак не могла привыкнуть к тому, что сегодня мы снимаем первую серию, а завтра – восьмую. И потому все время ходила со всеми этими томами сценария, пытаясь все держать в голове и восстанавливать ход событий в каждой серии. Я проводила такую титаническую внутреннюю работу каждый день. Теперь мне любопытно, что получится, когда сериал выйдет на экраны.

Расскажите, пожалуйста, о вашей роли в фильме «Про любоff».
Я не читала саму книгу Оксаны Робски. Но заложенный в сценарии главный характер (и этого же хотела и режиссер-дебютант Оля Субботина) показался мне очень клишированным – только черное и белое. Красивая, нежная, наивная, чистая, добрая любовница – и прожженная, уверенная, холодная, расчетливая бизнесвумен. Я пришла к Оле до съемок и сказала, что, похоже, все будет не совсем так. Моя героиня – живой человек, женщина гораздо более умная и разносторонняя, чем выглядит в сценарии. Субботина удивилась, но поверила мне. И я ей за это очень благодарна – она не препятствовала моим попыткам превратить героиню из ходульной – в человечную, живую. А я, в свою очередь, читая сценарий, пыталась найти в своей героине моменты, за которые смогла бы ее полюбить. Когда я их нашла, мне стало легко. В этой истории я работала адвокатом своего персонажа!

И теперь, когда вижу красивых, ухоженных, умеющих себя вести женщин с отточенными жестами, я, уже пройдя сквозь призму сыгранного персонажа, точно знаю: это только внешняя форма, за которой внутри кроется нечто совсем иное. Потому что в конечном итоге внутри мы все одинаково устроены: страдаем, плачем, капризничаем, испытываем боль. За что я и люблю свою работу – она помогает глубже понимать людей.

Филипп Янковский снялся в фильме «Любовь с акцентом». Я мечтаю, чтобы он сочетал в себе актера и режиссера. Там было несколько эпизодов, которые меня просто восхитили, сыграно филигранно и я внутренне говорила ему «Браво!»

Вы снялись в трех фильмах своего мужа Филиппа Янковского – «В движении», «Статский советник», «Каменная башка». Насколько вам комфортно было работать вместе, в ситуации, когда он творец, а вы – его Галатея?
Ох, Филипп непростой парень. Ни в одном из этих трех фильмов я не фигурировала как яркая кандидатка на какую-то конкретную роль. Кто-то из продюсеров просто настоял, чтобы Филипп рассмотрел мою кандидатуру на роль Веры в фильме «В движении». Я в то время была в Америке у мамы, а когда вернулась, Филипп сказал: «Я не знаю зачем, но давай попробуем. Вообще-то эта героиня совсем другая – дура молодая…» Я прошла пробы, и мне было объявлено, что удачно. Но у меня никогда не было ощущения, что эта роль придумана для меня. Категорически нет. Через какое-то время после окончания фильма «В движении» я попросила Филиппа дать мне почитать сценарий по книге Акунина «Статский советник». «Там для тебя точно ничего нет», – отрезал муж. Я сказала: «Здесь всего три женских образа. Но только один из них мне настолько незнаком и непонятен, что было бы интересно попробовать построить это «здание» – образ Иглы. Мои сентенции тогда были пропущены мимо ушей, на эту роль пробовалась другая актриса. А потом Филипп вдруг спокойно так обронил: «Ты когда-то говорила про Иглу. Как ты себе это представляешь?» Я ответила: «Мне кажется, это полая оболочка. Там нет ничего женского». Филипп – очень честный человек. По-видимому, одна мысль, что кому-то может прийти в голову, будто он зовет в фильм актрису, потому что она его жена, для него нестерпима. На съемочной площадке у меня все время было ощущение, что я должна доказывать, что выбор был сделан правильно. Как-то я говорила в интервью, что в очереди за похвалой у режиссера Филиппа Янковского я нахожусь в самом конце. Ему сложно работать со мной еще и потому, что муж слишком хорошо меня знает и увидеть во мне что-то новое, другое ему непросто. Но это и здорово дисциплинирует! Филипп, наверное, самый строгий из всех режиссеров, у которых мне приходилось сниматься.

Филипп ведь недавно снялся в фильме «Любовь с акцентом». Для него это было сложно? Он ведь давно не играет.
Филипп безумно наслаждался этой работой, соскучился по ней. Я мечтаю, чтобы он сочетал в себе актера и режиссера. Я смотрела фильм с пристрастием, там было несколько эпизодов, которые меня просто восхитили, и я внутренне говорила ему «браво». Вот такие очень точные, филигранно сыгранные моменты я очень ценю. Что поделаешь, люблю кружева – большие полотна мне менее интересны.

Ваш сын заканчивает режиссерский курс?
Иван сначала поступил в ГИТИС, проучился полгода и сказал мне, что хочет уйти. А потом поступил на курс актерско-режиссерский. Там совсем другая система обучения, гораздо больше самостоятельной работы, и Ивану это нравится. У него очень приличные работы. Должна признаться, что сын меня по-настоящему удивил – качество, которое я так ценю в людях.

Перед вашими глазами проходит третье поколение театральной династии Янковских: Олег, Филипп, Иван. Видите сходство?
Да, они похожи друг на друга. Выражения, глаза, руки, взгляды, позы. У Вани бывает вдруг, как сквозь асфальт, прорывается что-то дедушкино – просто мистика какая-то, до слез! Но при этом у него открытый темперамент, и это сочетание меня просто шокировало.

А у дочери преобладают ваши черты или Филиппа?
Она – инопланетянка. Очень самостоятельная барышня, с редкой внешностью. По-моему, вообще ни на кого из нас не похожа.

Вы себя в ней видите?
Дерзость свою узнаю. Она очень свободна в выборе своих симпатий, авторитетов для нее не существует, на имена внимания не обращает. Настолько самостоятельное существо, что, когда поступала в вуз, даже пыталась сделать это под другой фамилией! Дочь была зачислена в Школу-студию МХАТ к изумительному Рыжакову – замечательному педагогу, впервые набравшему свой курс. Уже был первый показ зимой, но дочь меня не позвала, а я не настаивала. Правда, я услышала о ней несколько очень приятных слов, причем совершенно случайно. До чего же это приятно! Особенно при моем отношении к собственным детям, я ведь очень субъективна, у меня в этом плане отсутствует ощущение «свое», и для моих детей я самый адский критик.

Но это ведь не мешает испытывать к своим детям обожание.
Это такое обожание, которое надо в лупу разглядывать. Когда я критикую или недовольна, отбираю компьютеры, отлучаю от социальных сетей, собираю все гаджеты. А когда они возмущаются и говорят, что им 20 и 17 лет, я отвечаю: а мне все равно! Вы через 10 лет спасибо скажете. Потому что, когда сидишь с книгой и перелистываешь эти бумажные страницы, можешь получить такое количество питательного вещества для мозга, для воображения, которого никогда не достигнешь, сидя, как зомби, в Интернете.

У вас самой в детстве был весьма темпераментный одесский характер девочки-хулиганки. Ушло это с возрастом или все еще проявляется в чем-то?
Честно говоря, мне кажется, что все то же самое осталось. Мне хочется думать, что люди развиваются, но, если коснуться характера, темперамента, качества энергии, тут мало что меняется. Разве что если сильно разочаровываешься в чем-то. Я стараюсь соответствовать самой себе, своей естественности, своему пониманию искренности – в поведении, общении. Я чувствую себя очень свободной.

Среди ваших работ в театре всего два спектакля. Почему? Нет хороших ролей, не приглашают или другие причины?
У меня был один спектакль под названием «Свадебное путешествие» режиссера Эдика Буякова, по пьесе Сорокина. Сейчас есть одно очень любопытное предложение от потрясающего театрального режиссера, безусловного новатора; я дала предварительное согласие, но пока боюсь об этом говорить.

Дело в том, что я никогда не знаю, что делать с большим количеством внимания к себе. В  кино проще: я – здесь, экран – там… Но если попадаю в какое-то сообщество людей, и мне нужно говорить –  я очень сильно стесняюсь, чувствую себя неуверенно. Не люблю много внимания к своей персоне! Действительно, странно, как я со всеми своими фобиями осталась в этой профессии, – но факт остается фактом. В кино я – под прикрытием образов, а в жизни – нет. Театр послал мне испытание: в силу заложенного в меня великим режиссером Анатолием Васильевым прекраснейшего образования, я очень люблю репетиционный процесс, могу находится в нем бесконечно (мы, бывало, репетировали, по 4-5 лет), но, при одной мысли о выступлении на сцене, мне становится нехорошо. Первый вопрос, который я задала недавно режиссеру – а когда премьера? Он назвал точную дату, и тут я испугалась. Мне бы лучше не знать дня премьеры!

Я не люблю театр, для меня драматический репертуарный театр – это пыль, взвесь, которая поднимается, а потом тихо оседает. Меня интересуют в театре только новаторы, смелые, дерзкие люди. Мы с Филиппом недавно смотрели спектакль Константина Богомолова «Идеальный муж». Это – пять часов абсолютной свободы, когда, порою, становится страшно за смелость режиссера; это невероятное действо и творчество. Это понимание и принятие традиций как таковых, но это и – свежее дыхание, когда находишься в настоящем, а не в прошлом. Такой театр меня интересует – как зрителя, как живого человека.

One thought on “Оксана Фандера. Я себя чувствую очень свободно

Leave a Reply