Мариана Эйделькинд: “Это недоверие и неуважение к нашей индустрии”

Буквально в конце прошлой недели, правительство объявило об изменениях, внесенных в планы по выходу из жесткого карантина, согласно которым многие предприятия останутся закрытыми после 4 июля. К ним относятся ночные клубы и крытые игровые площадки, студии маникюра/педикюра и спа-центры, салоны красоты и салоны массажа, салоны тату и пирсинга, спортивные залы и танцевальные студии, бассейны и аквапарки, и многие другие. Запрет на открытие не распространился на парикмахерские и рестораны, которые с 4 июля начнут принимать посетителей. Такое решение вызвало всплеск негодования у представителей данных бизнесов. Владельцы предприятий озадачены двойными стандартами правительства. Почему, например, парикмахерским разрешили открыться, а салоны красоты пока остаются закрытыми? В чем кардинальное различие, что одно предприятие безопасно, а другое нет? И почему объявление было сделано за такой короткий срок до предполагаемого открытия? Мы поговорили об этом с Марианой Эйделькинд – владелицей Oblique Beauty House. 

Мариана Эйделькинд

– Как вы считаете, достаточно ли обосновано продление правительством карантина для салонов красоты, маникюра и спа-центров? Видите ли вы в этом проявление неуважения к отрасли в целом?

– 4 июля – день которого ждали сотни тысячи клиентов и более 500 000 специалистов Великобритании, работающих в салонах красоты/СПА/индустрии маникюра и педикюра. Несколько месяцев мы активно готовились к открытию и вели предварительную запись клиентов. И теперь парикмахерские могут открыться, а салоны нет. 

В нашей индустрии самые активные месяцы с марта по июль. Из-за пандемии они оказались нерабочими. Конец июня, а у нас нет даже ориентировочной новой даты открытия бьюти-предприятий. Владельцы бизнесов, сотрудники, клиенты – все в замешательстве. Мы всегда работаем со строгими нормами стерильности, как в госпиталях! Организованы многочисленные петиции, письма государству, но пока нет никаких продвижений. Я расцениваю такое постановление, как недоверие и неуважение к нашей индустрии, а также, в какой-то степени, как дискриминацию женщин.

В индустрии красоты работают 90 процентов женщин, и обслуживаются в основном женщины, несмотря на растущий потребительский спрос среди мужчин.

– Есть ли принципиальная разница в обеспечении гигиенических мер безопасности посетителям парикмахерских, которым разрешили открыться 4 июля, и салонов красоты, предлагающих процедуры для лица и тела, и маникюр/педикюр?

– Шокирует, что те, кто принимают решения наверху, совершенно не понимают разницы между салонами красоты, ногтевыми студиями и эстетическими салонами/клиниками. Получается, что в больших залах можно работать парикмахерам, а косметологам в индивидуальных кабинетах, где риск передачи вируса на самом деле гораздо ниже, чем в парикмахерской, нет. Наши мастера маникюра и педикюра очень тщательно следуют методам стерилизации и работают с одноразовыми средствами защиты, а косметологи – тем более! Представьте сколько неудобств могут испытывать клиенты, у которых розацеа, активное акне, свежие шрамы, больные стопы, вросшие ногти, лишний вес и т.д. Такие проблемы могут решить только специалисты и только в специализированном месте! 

– Какие дополнительные меры безопасность вы ввели у себя в салоне? 

– Мы создали зоны дистанцирования клиентов, уменьшили количество клиентов, которых мы можем принимать единовременно. Это всего 50 процентов от обычной загрузки, и уже само по себе неблагоприятно влияет на бизнес. Наша команда всегда работает в масках и перчатках, для нас это не в новинку, но для обеспечения дополнительной безопасности для всей команды мы приобрели пластиковые щиты на лица, одноразовые фартуки, а также закупили одноразовые маски для клиентов. Также мы организовали станцию персональной стерилизации для клиентов и изменили регламент уборки помещения после каждого клиента. Была проделана огромная работа.

– Известно ли, хотя бы приблизительно, когда можно будет открыться?

– Возмутительно, что государство отменило открытие салонов 4 июля, не оглашая новую дату!

При этом ведь нет и никакой компенсации ни бизнесу, ни сотрудникам, кто работает сам на себя. Мы даже не можем переписать, уже записанных на прием клиентов, на другую дату и вынуждены возвращать уплаченные депозиты. А самое досадное, что мы не можем подготовить наших клиентов к отпуску, и они, зачастую, вынуждены искать услуги на дому у сторонних лиц. А мы не предоставляем сервиса на дому. В данный момент это небезопасно, сложно обеспечивать нужную стерильность.

– Взгляд изнутри отрасли: как вы считаете многие ли предприятия, подобные вашему, смогут пережить такое долгое простаивание и остаться на плаву после снятия ограничений? 

– Я думаю, что большинство предприятий, дотянет до заветной даты открытия салонов, но в каком состоянии – это вопрос. Будут ли средства у предприятий обеспечить клиентам должный сервис, удержат ли команду, закупят ли качественную продукцию и получится ли сохранить привычные цены? Сложно сказать. Учитывая то, что предприятия вынуждены сокращать количество визитов, а цены на услуги в период пандемии выросли. Однозначно, время будет непростое, но кто останется на рынке можно будет увидеть лишь 2-3 месяца спустя. Oblique Beauty House до карантина находился в активной стадии развития, и мы очень надеемся, что совсем скоро сможем встречать гостей в новом салоне в South Kensington.