Наша сила в плавках!

Никто не уловил дух 1990-х так точно, как Кельвин Кляйн. Он родился в 1942 году, а уже в 1968-м основал свою собственную компанию. Непретенциозный стиль Кляйна во многом был отражением молодежной культуры Нью-Йорка.

 


Подлинный взлет бренда начался с идеи Кельвина использовать в рек-ламном плакате нижнего белья юную пятнадцатилетнюю модель Брук Шилдс. Рекламу разместили на самом большом билборде города, и продажи немедленно взлетели до 40 000 пар в неделю. Успех был ошеломляющим, и идея была тут же трансформирована для рынка мужского белья. Особенной популярностью она пользовалась в среде геев. Впервые нижнее мужское белье выглядело сексуально, и мужчины воспылали страстью к бренду и к собственным телам.

Успех Кельвина Кляйна пришелся на десятилетие, когда ломались стереотипы. Формальность и зажатость стали не просто немодными – их бойкотировали. Нам хотелось избавиться от старых правил, навязанных обществом, от перегрузок и ежедневных стрессов, которые с особой силой давили во время экономического спада. Сегодня мы часто забываем о важности влияния новаторских идей прошлых лет на наше настоящее, а ведь нет сомнений, что парфюмы унисекс, предложенные некогда Кляйном, в наши дни стали нормой.

Доминирующие ароматы 1980-х стали казаться нам ужасно старомодными. Мы пересматривали жизненные ценности, отношения, одежду, дома, в которых жили, свою работу. Переоценивалось все – вплоть до парфюмов, которые мы когда-то избрали для себя. Гений Кляйна в том, что он почувствовал это лучше других и показал индустрии, как важно уметь пересмотреть и изменить свои подходы и продукцию.

Именно в то время и был создан Escape. Это был третий блокбастер Кельвина Кляйна: вначале вы становились одержимым (Obsession), затем вам обещали вечность (Еternity), однако в конечном итоге единственное, чего вам хотелось, – убежать (Escape)…я всегда надеялся, что кто-то в компании отдавал себе отчет в этой литературной цепочке! Парфюм отвечал настроению времени: яркие откровенные ноты «океана» – как призыв к побегу к морю. Новая молекула под названием Calone с ее ультраводной арбузной нотой была быстро подхвачена маркетологами, убеждавшими мир, что это и есть запах моря, – родилась так называемая «океаническая нота». И хотя разработана она была еще в 1960-е годы, в конце 1980-х использовалась в различных композициях, а в более высокой концентрации – в New West в 1991 году, только появление Escape ознаменовало собой формирование стиля. Кляйн умел поставить точку над «i» – и в парфюмах, и в рекламных кампаниях. Казалось, у компании был особый талант поймать и выразить общие чувства и модные веяния, безупречно выбрав момент.

Escape открывает букет фруктового изобилия, на фоне которого возникает свежая водяная, близкая аромату дыни нота Calone в сочетаниии с персиком и абрикосом; их свежесть усиливает бергамот. В цветочном сердце доминируют «чистые или прозрачные» компоненты – цикламен, ландыш, роза, гелиотроп и гвоздика; чистота достигается при помощи синтетически произведенных материалов с использованием «космической технологии». В базе парфюма соединяются древесина кедра, сандаловое дерево, ваниль и мускус. Автор флакона – знаменитый Пьер Динан.

И вновь Кельвин Кляйн пересматривает правила. На этот раз – меняя метод продажи парфюма. Созданный в 1994 году парфюм CK1 был адресован новому потребителю, тем, кто считал что «пол» аромата не имеет значения. Так родился новый феномен – парфюм унисекс. В который раз Кляйн поймал настроение момента и выдал бестселлер.

Создал CK1 Альберто Морильяс, дизайн флакона – Фабьена Барона. Буйное цветочное сердце парфюма вибрирует ароматами ландыша, фрезии, розы, фиалки и жасмина, свежесть которых вздымает на новую высоту массивная верхняя нота из бергамота, лимона, мандарина и зеленого чая. В основе – очень легкая шипровая композиция с дубовым мхом, древесиной кедра, мускатным орехом, сандаловым деревом и мощным акцентом синтетического мускуса – одновременно мягкого, пудрового и благоухающего кожей.

Летом 2012 года компания запустила две новые версии Eternity. В Eternity for Men Summer доминирует явственный свежий фруктовый аспект, обусловленный композицией из дыни, ягод можжевельника и ромашки, переплетающихся с гиацинтом, мимозой и листьями фиалки на древесной базе из пачулей, амбры, мускуса и гваякового дерева. Eternity Summer открывает взрыв бергамота и флердоранжа, стремительно ведущий в цветочное сердце, где гардения, гиацинт и пион окутаны мягкими, пудровыми тонами гелиотропа, тонки и мускуса – и всю композицию пронизывает фантазийная нота грушевого мартини.

CK1 Summer – пестрая смесь острой свежести и фруктовой сладости, где лайм и бергамот быстро уступают место коктейлю из огурца, яблока, лотоса и мяты, согретому нотками сандалового дерева, рома и мха.

Leave a Reply