На этой неделе мы узнали: О коллекции искусства, обнаруженной в кладовке больницы, и о победе гондольеров Венеции

Карантин карантином, но удивительные происшествия и находки никто не отменял. Скорее наоборот – обилие свободного времени у людей приумножило их число: то дети нашли золотые слитки в простынях в шкафу у бабушки, то в горах обнаружился сундук с кладом на миллион долларов, то внутри стены галереи была найдена оценивавшаяся в €60 млн картина кисти Густава Климта, похищенная из этого же музея и 22 года числившаяся в розыске.

И вот новая арт-находка – на этот раз в больнице «Стоуни-Брук» в городе Саутгемптон, штат Нью-Йорк. Причем, в отличие от охотников за сокровищами, работники госпиталя и не помышляли об искусстве: их задачей было найти место для хранения аппаратов ИВЛ и дополнительных коек для пациентов. Каково же было удивление медсотрудников, когда, открыв дверь в старую кладовку при отделении диализа, они наткнулись на склад работ художников XX века. Рисунки, литографии, скульптуры – всего около 120 произведений, преимущественно абстрактных экспрессионистов, среди которых такие звезды как Виллем де Кунинг и Александр Колдер – тихонько пролежали не один десяток лет. Эксперты предположили, что большинство работ были получены госпиталем в дар от художников, проживавших в этом престижном районе. К примеру, известно, что де Кунинг однажды провел в отделении интенсивной терапии «Стоуни-Брук» несколько дней – после того, как по пьяной лавочке свалился у себя дома с лестницы. Идею жертвовать свои произведения больнице, скорее всего, подсказала жившим в Хэмптоне художникам владелица местной галереи Элейн Бенсон. Бенсон, работавшая также директором госпиталя по связям с общественностью, часто устраивала в «Стоуни-Брук» благотворительные аукционы и гала-концерты, но после ее смерти в 1988 году о собранной в госпитале арт-коллекции похоже напрочь забыли.

Вновь открытую коллекцию сейчас каталогизируют и готовят к продаже на аукционе Kaminski в Бостоне. Предварительно собрание оценено в $100 тысяч, но ряд экспертов считает, что сумма может взлететь до миллиона. Прибыль от торгов пойдет на нужды больницы «Стоуни-Брук» и Исторического музея Саутгемптона.

* * *

А эта новость для тех, кто собирается в Венецию. Местные гондольеры, наконец, добились своего – количество пассажиров, которые могут одновременно прокатиться в гондоле, теперь не должно превышать 5 человек. Ничего удивительного – особые требования во время пандемии, скажет кто-то. И ошибется. Причина вовсе не в соблюдении мер социального дистанцирования, а в избыточном весе, которым страдают многие нынешние туристы. По утверждению президента Ассоциации гондольеров Андреа Балби за последние 10-15 лет туристы существенно “потяжелели”, а взвешивать каждого из них у перевозчиков времени нет – вот муниципальные власти и решили просто снизить количество пассажиров в лодке. Менее дипломатично высказался президент другой гондольерной ассоциации, Рауль Ровератто, которого цитирует The Guardian: “В некоторых странах люди больше похожи на бомбы – когда такие туристы заполняют лодку, ее корпус уходит под воду. Плыть с полутонной мяса на борту реально опасно». В конце-концов, указывают же  грузоподъемность и максимальное число пассажиров в лифтах, так почему же не придерживаться подобной практики венецианским гондольерам?

Кстати, тема ограничений, связанных с весом туристов несколько лет назад возникла и в Греции: в 2018 году на супер популярном острове Санторини полным путешественникам запретили кататься на ослах – из-за жалоб на травмы позвоночника у животных. 

Так что, начиная с 21 июля в соответствии с новыми муниципальными правилами, в гондолы da nolo, осуществляющие классический тур по каналам Венеции, стали брать на борт вместо 6 человек только 5; а в гондолы da parada, на которых обычно пересекают Гранд-канал – 12 пассажиров (вместо 14). Изменился и порядок получения лицензии: теперь дети гондольеров смогут получить лицензию на управление судном без сдачи теоретических экзаменов, включающих изучение истории и иностранных языков, как это требовалось до последнего времени. Достаточно лишь продемонстрировать свое умение управлять гондолой и подтвердить четырехлетний практический опыт работы на судне. По традиции, профессия гондольера, ведущая отсчет от 1094 года, – семейный бизнес, передающийся из поколения в поколение.

Источник: Art Newspaper, New York Post, RTVI, The Guardian