Екатерина МакДугалл: “NFT и арт-рынок – для инвесторов”

За последний год мы все столкнулись с ситуацией, которая перевернула очень много и жизней, и бизнесов, и вообще всего-всего. О том, как повлияла пандемия на аукционные дома и арт-рынок русского искусства New Style поговорил накануне Недели русских торгов в Лондоне с основателем и директором аукционного дома MacDougall’s Auction House Екатериной Макдугалл.


– Пандемия для всех стала тяжелейшим испытанием. Тем не менее она подтолкнула к попыткам искать новые пути для бизнеса и внедрению новых технологии, и нельзя сказать, что мы не получили за последний год полезного опыта. Пандемия повлияла не только на арт-рынок русского искусства, она повлияла на весь арт-рынок. Аукционные дома в момент пандемии перешли онлайн, но мы, безусловно, вернемся к тому, что люди захотят посмотреть картины живьем, потрогать их и погладить. Тем не менее к тому миру, в котором мы жили год назад, мы уже не вернемся. Пандемия показала, что люди способны принимать решения онлайн, и для этого появились новые технические возможности и средства.

 

– Можно сказать, что аукционы проводились в штатном режиме?

– Мы не уходили полностью в онлайн и торги проводили практически в том же формате, что и раньше – живой аукцион с возможностью участвовать онлайн, по телефону или лично. Безусловно, количество присутствовавший лично было ограничено, но кто хотел торговаться в зале, те торговались в зале. Так будет и в этот раз: начинается «Русская неделя» и 10 ИЮНЯ MacDougall’s Auction House проводит аукцион русского искусства. А к ноябрю, будем надеятся, мы вернемся к традиционному формату выставок и физического присутствия без ограничений.

– Что вы приготовили для нынешних торгов? Какой топ-лот предстоящего аукциона?
Шишкин Иван
SHISHKIN, IVAN, Forest Road 370,000–500,000 GBP

– Шишкин. Мне везет на Шишкина, это какое-то колдовство. Это уже третий аукцион, когда топ-лотом становится Шишкин. И если в прошлый раз Шишкина мы привезли из Америки, то в этот – он приехал из Бразилии, из потрясающей бразильской коллекции русского искусства.

– Значит этот аукцион не станет исключением?

– Этот аукцион будет особенным. На нем кроме самих работ русских художников, по желанию покупателей, будут продаваться те же работы NFT – Non Fungible Tokens – с применением технологии невзаимозаменяемых токенов.

То есть, если вы хотите купить Шишкина и всё, то, пожалуйста, покупайте чудесного Шишкина. И всё. Если же вы уже живете по законам XXI века и хотите Шишкина, но при этом получить доступ на крипторынку и криптобирже, у вас появится возможность купить Шишкина с NFT.  И это относится ко всем работам, представленным на аукционе. Вы сможете купить и Файбисовича, и Рабина, и любую работу XIX века, которая будет выставляться на торги, и в привычном виде и в NFT.

Забегая вперед, я скажу, что даже у владельцев работ, купленных раньше на аукционах МакДугалл, появится возможность приобрести к ним NFT. Мы и такую услугу будем оказывать нашим любимым клиентам.

– Чем вызван такой сумасшедший спрос на NFT?

– Как мне кажется, мы еще в самом начале этого процесса. NFT – это одна из возможностей секьюритизировать произведение искусства. Сейчас много говорят о возможности взять NFT, разбить его на более мелкие токены и  котировать их на крипторынках. Сегодня это может стать одним из инструментов продвижения русского искусства на международный рынок.

Мы работаем с крупными консультантами по криптовалютам и NFT и очень надеемся, что к нашей обычной аудитории любителей русского искусства мы сможем присоединить аудиторию международных крипто-инвесторов, которые рассмотрят русское искусство как одну из диверсификаций своих инвестиций в крипто-активы.

Екатерина Макдугалл
Екатерина Макдугалл
 
– Возможно, скоро в MacDougall’s можно будет купить работы современных русских художников, создающих цифровое искусство?

– Русское искусство ничем не отличается от мирового искусства. Просто в России цифровое искусство менее популярно, к нему проявляют меньше интереса. Но русские современные художники работают и в этом формате. Если они готовы предложить свой продукт на аукцион, естественно, мы в аукционном доме МакДугалл его рассмотрим. Я думаю, что в ближайшее время мы увидим систематизированные попытки продавать русское цифровое искусство. Возможно, не в том диапазоне, как сейчас продается русское не цифровое искусство, но тем не менее такие попытки будут осуществляться.

– В чем, как вы думаете, главное достоинство цифрового искусства?

– Арт-рынок давно является инструментом инвестиций, и вот теперь попытались секьюритизировать искусство через NFT токены. Идеи как сделать арт-рынок удобным для простых инвесторов, которым абсолютно не интересно само искусство, уже много лет витают в воздухе. И вот сейчас мы видим всё более активные эксперименты и оптимальные решения для сближения арт-рынка с рынком финансовым.

– Мы живем с вами в интересное время.

– Не дай Бог, как говорят китайцы.