Мила и медведь

«А не пойти ли тебе, дочка, позаниматься в детской студии после школы?» – сказал как­то Марк Кунис своей девятилетней дочке Миле. В конце концов, родители работали каждый день, а Миле надо было что­то делать после уроков. Так начинались многие актерские судьбы, в предложении папы, в конце концов, нет ничего необычного. Если бы Мила всего за два года до предложения папы вместе с семьей не переехала в Америку и не знала ни слова по­английски. Конечно, инженер из Черновцов не знал, какую судьбу он собственными руками организовал дочери. «Мои родители работали с утра до вечера, и с их точки зрения я – бездельница. Я ничего не делаю и получаю за это кучу денег», – говорит сегодня Мила Кунис.

Судьба Милены Марковны Кунис, рожденной в Черновцах в 1983­м, – одна из немногих удивительных судеб девочек с постсоветского пространства, настоящая сказка, поверить в которую решительно невозможно. Скорее всего, и родители Милы и ее старшего брата Михаила не верили ни в какие чудеса в 1991­м в Черновцах. Можно представить, как невыносима была жизнь в небольшом украинском городе в девяностых при абсолютном отсутствии каких­либо оптимистичных видов на будущее. И, уезжая в Америку с выигранной в лотерею грин­картой, они и подумать не могли, что не просто организуют своей дочке другую жизнь, а меняют ее бесповоротно. Что, отдавая девочку в студию в Беверли­Хиллс, они не просто занимают ее свободное время после школы. «Мой отец услышал про студию по радио и решил, что это место, где дети общаются друг с другом. Так что я стала актрисой по ошибке». Именно там девятилетнюю Милу заметила ее первый агент Сьюзан Кертис. Сьюзан взяла на себя заботу о прослушиваниях, пробах и контрактах. У родителей Милы просто не было на это времени. Она пошла в свою первую американскую школу спустя два дня после переезда семьи в Лос­Анджелес. Ей было семь, и она ни слова не знала по­английски. «Мама говорила, что я плакала каждый день, приходя из школы. Я не помню этого совершенно. Вероятно, я пребывала в настоящем глубоком шоке. Я не понимала людей. Я не понимала культуру. Я не понимала языка. Мои родители искали для нас с братом лучшей жизни. Лучшего образования. Лучшей работы. Перспектив, в конце концов. Но эта жизнь была тяжелее для них, ведь когда ты еще ребенок, ты легко учишь языки. Я выучила английский за год. Эссе, которое я писала для поступления в колледж, я начала словами: «Представьте, что вы глухи и немы и вам всего семь лет». Так я себя чувствовала тогда».

Первым роликом Милы была реклама кукол Барби. Мила была рада работе хотя бы потому, что она позволяла ей вполне легально прогуливать школу. О деньгах она тогда и не думала, о своих гонорарах и немалом состоянии узнала в восемнадцать, когда родители показали ей банковский счет. А до этого момента семейство Кунис жило так, будто бы ничего и не было. Будто бы четырнадцатилетняя Мила не снималась в восьми сезонах необычайно популярного в Америке сериала «Шоу 70­х» и не озвучивала Мег в анимационных «Гриффинах», когда ей было семнадцать. Эти две работы принесли ей всеамериканскую славу.

Но распорядиться славой Мила не смогла. Она играла много, но все неудачно. Хотя, возможно, именно эти разруганные в пух и прах критиками роли и сделали ее знаменитой. И еще более вероятно – наплевательское отношение самой Милы к своему неказистому дебюту в большом кино, она не считала, что плохая критика – конец света, и просто продолжала работать. «Вирус любви», «Американский психопат – 2», «Экстракт» и даже «Макс Пэйн» не принесли ей славы, многие фильмы с ее участием выходили прямиком на DVD, и никакого широкого проката! Сама она шутит по поводу экранизации компьютерной стрелялки «Макс Пэйн»: «О да! Крошечные шорты и кожаное бюстье – вот что носят русские убийцы! И, конечно, на десятисантиметровых каблуках так удобно бегать по снегу! Именно так сегодня одеваются наемные убийцы и никак иначе!» Но она запомнилась, и еще как. Несмотря на то, что критики назвали ее работу в «Максе Пэйне» провальной, ее запомнили. Да и как тут не запомнить, если Мила всем и каждому рассказывает о любви к компьютерам и о своей недетской привязанности к стратегии Warcraft. При этом ни модного нынче аккаунта на Facebook, ни в Twitter у актрисы нет. Свободное время она любит проводить просто слоняясь по дому, читая книжки и купаясь в бассейне. Настоящая домоседка. Ее первый громкий роман с Макколеем Калкиным длился почти восемь лет и тоже почти весь прошел под крышей дома, подальше от посторонних глаз. Пара рассталась в 2011­м, и, по заверениям пресс­агента, Мила и Мак остались друзьями. «Мы много времени проводили дома, берегли нашу личную жизнь от глаз посторонних и не говорили о ней. Мы наслаждались обществом друг друга. Мы читали, смотрели ТВ, играли в компьютерные игры, ходили в кино. Мак – отличный повар, он готовил ужин практически каждый день, представляете!» Вот такие радужные воспоминания у Милы от первого серьезного романа.

За роль в «Черном лебеде» Мила Кунис получила номинацию на награду – «Золотой глобус» и приз Марчелло Мастроянни на кинофестивале в Венеции.

В 2010 году выходит апокалиптический триллер «Книга Илая», где Мила играет с Дэнзелом Вашингтоном и Гари Олдманом. Эта приличная компания придала веса и самой Миле – теперь уже никто не спросит: «А кто эта черненькая девица?» Кстати, черноглазая и темноволосая Мила всем своим видом опровергает утверждение о том, что только миленьким блондинкам открыта дорога в Голливуд. «Вы думаете, блондинкой быть круче? Да бросьте, в этом нет ничего особенного», ­ смеется Мила. 2010­й вообще был удачным для актрисы: в этот год выходит ее главный на сегодня фильм «Черный лебедь» Дарена Аронофски. Главный потому, что она запомнилась критикам, получила свою первую номинацию на серьезную награду – «Золотой глобус» и даже награду – приз Марчелло Мастроянни на кинофестивале в Венеции. Благодаря этой роли она объявляла победителя на «Оскаре» в 2011 году и шутила со сцены в качестве ведущей премии MTV. Во всяком случае, она не зря танцевала по четыре часа в день и считала калории во время подготовки к роли соперницы Натали Портман в «Черном лебеде». Но она так оголодала за это время, что на съемках следующего своего фильма, комедии «Секс по дружбе», не могла отойти от стола с закусками и каждую свободную минуту посвящала еде. По крайней мере, так рассказывал ее партнер по фильму Джастин Тимберлейк. Эта комедия, название которой говорит само за себя, уже показалась критикам куда более интересной, чем все ее предыдущие работы в комедийном жанре, заговорили даже о том, что она прекрасно освоилась в этом жанре, смешна, мила и выглядит очень естественно. А ведь еще совсем недавно каждую ее работу критики встречали словами «неудачный кастинг».

Закрепить успех Мила решила в комедии «Третий лишний», которая в мировом прокате выходит 1 августа под названием «Ted». Здесь собрались старые друзья: режиссер Сет МакФарлейн, он же автор сценария «Гриффинов», и Марк Уолберг, с которым она играла в «Максе Пэйне». И плюшевый медведь Тед, оживленный когда­то в рождественскую ночь горячим желанием маленького мальчика иметь рядом верного друга. Наглый, невоспитанный, драчливый медведь, чья модель поведения описывается тремя словами: закоренелый холостяк и бабник. Понятно, что плюшевый медведь, вклинившийся в отношения влюбленной парочки, способен испортить что угодно. Он и испортит. В этой истории нет ничего особенного, но зрители остались довольны: полтора часа смеха еще никому не вредили. «Сет – смешной парень, еще ни разу не бывало, чтобы он ошибался, он знает точно, как рассмешить, так что я доверяю ему. И, знаете, меня совершенно не удивляет, что у него получился смешной фильм!» – говорит Мила о своем последнем фильме.

Leave a Reply