Иоганн Штраус-старший

14 марта 1804 года в предместье Вены родился Иоганн Батист Штраус – австрийский композитор, скрипач и дирижер, родоначальник музыкальной династии Штраусов.

Вряд ли, слушая искрометные вальсы Штрауса, мы задумываемся, какой именно из четырех Штраусов – автор несущейся радостным вихрем мелодии: Иоганн­отец, Иоганн­сын, Йозеф или Эдуард? Чтобы как­то разрулить путаницу вокруг стольких Штраусов, сразу отметим основные факты: Иоганн Штраус – отец, а также его сыновья – Иоганн, Йозеф и Эдуард – все как один были музыкантами, композиторами и дирижерами. Хотя вальсы сочиняли все четверо, «королем вальсов» называют Иоганна Штрауса­сына. Именно он написал самые­самые знаменитые – «На прекрасном голубом Дунае», «Жизнь артиста», «Вино, любовь и песни», «Сказки венского леса»…

В середине XIX века братья Штраусы одновременно гастролировали по разным странам старушки Европы, при этом свои музыкальные сочинения подписывали только фамилией «Штраус», опуская имя. Не мудрено, что люди постоянно путали, кто из них кто, а некоторые и вовсе считали одним человеком. Венские журналисты зубоскалили: «Фирма Штраус. Торговцы музыкой оптом и в розницу». Публика жаждала все новых и новых творений. Ноты новых вальсов раскупались венцами с такой же скоростью, как утренние газеты. От легких, беззаботных, поэтичных мелодий штраусовских вальсов тело становилось невесомым, внутри пузырьками шампанского поднималась беспричинная радость, и хотелось кружиться, летать и, забыв обо всем на свете, до бесконечности длить это безмятежное, упоительно прекрасное счастье бытия.

Основатель музыкальной династии Штраусов – Иоганн Батист Штраус – родился 14 марта 1804 года в городке Леопольдштадт (предместье Вены) в семье Франца Боргиаза Штрауса – владельца гостиницы «У святого Флориана». Мальчику было семь лет, когда от лихорадки умерла мать, Барбара Дольман. А в 12 лет он осиротел окончательно: разорившийся отец утонул в Дунае.

Опекун определил Иоганна на учебу в переплетную мастерскую, хотя парень с детства мечтал стать музыкантом. Друг семьи, скрипач Полишанский, вспоминал впоследствии, как еще совсем мальчиком Иоганн выбирался из­под стола в трактире отца и, взяв в руки скрипку, в точности воспроизводил только что сыгранную трактирными музыкантами мелодию. Полишанский стал первым учителем Штрауса, давал ему уроки игры на скрипке. Переплетные науки Иоганн вскоре забросил и с 1819 года начал играть в Венском танцевальном квартете Мишеля Памера, в 1824 году стал помощником дирижера в оркестре своего приятеля Йозефа Ланнера. Друзья проработали вместе четыре года, а затем начались разногласия, и оркестр разделился. Враждовали серьезно: однажды Штраус и Ланнер даже подрались во время концерта. После публичного скандала пути бывших друзей окончательно разошлись.

Но не бывает худа без добра. Оркестр в ту пору выступал в кабачке «У красного петуха» в венском пригороде Тури. Дочь владельца заведения, красавица Анна Штрейм, отлично играла на гитаре, очень любила музыку, танцы – и Иоганна Штрауса. Сыграли свадьбу, и вскоре Штраусу предложили контракт в театре. Одновременно композитор­самоучка «образовывался»: брал уроки контрапункта, гармонии, оркестровки и т. д.

Начало музыкальной карьеры Штрауса пришлось на время, когда венская знать с упоением открыла для себя новый танец – вальс. Впрочем, не только знать: балы, на которых прочно воцарился вальс, давались повсюду, в Масленицу их число доходило до 250 в один вечер. В 23 года Штраус собирает свой собственный оркестр, сочиняет вальсы, польки, галопы. Поначалу Штрауса постоянно сравнивали с Ланнером, и поклонники музыкантов даже раскололись на два лагеря – штраусианцев и ланнерианцев. Ланнера больше привечали официальные власти: император Франц I назначил его «управляющим придворными балами». Зато Иоганн Штраус был нарасхват на местных праздниках и постоянно получал приглашения на зарубежные гастроли. К 28 годам его популярность в Австрии была такой высокой, что даже во время эпидемии холеры 1832 года в Вене на выступлениях Штрауса залы ломились от публики.

Перед зажигательной музыкой Иоганна отступал даже страх заразиться: виртуозная игра, энергия, пылкий темперамент и бешеный темп заводили венцев не на шутку. Молодой композитор Рихард Вагнер, побывавший на концерте Штрауса, был так поражен увиденным, что записал в дневнике: «Незабываемой останется для меня каждая пьеса, которой он дирижирует со скрипкой в руках. Она повергала удивительного Иоганна Штрауса в совершенно дикий, граничащий с бешенством восторг. Этот демон венского музыкального народного духа содрогался в начале любого вальса, словно Пифия на треножнике. Публика, которая на самом деле была более опьянена его музыкой, чем поглощенными напитками, поднимала настоящий вой, который возносил воодушевление дирижера со скрипкой на непостижимую для меня высоту».

С подобным энтузиазмом принимали Штрауса не только в родной Вене. В 1833 году начались триумфальные гастроли композитора по миру: Будапешт, Германия, Голландия, Бельгия, Франция, Англия. Европа пала к ногам венского вальса. В одном только Лондоне, где проходили празднования, приуроченные к коронации королевы Виктории, Штраус провел 72 концерта. Дирижер со скрипкой в руке покорил даже скупых на похвалы английских критиков: в Британской империи его именовали «Моцартом вальсов», «Бетховеном котильонов», «Паганини галопов», «Россини попурри».

Иоганн Штраус был одним из первых композиторов, представивших миру танцевальную музыку как искусство. Созданные им сюиты, состоящие из нескольких вальсов, имели характерное обрамление – вступление и заключение. Более чем из 250 музыкальных произведений, написанных Штраусом, 152 – вальсы, наиболее известные – «Дунайские песни», «Лорелея», «Висячие мосты», «Филомелы», «Сесилия», «Демоны», «Габриэла», «Тальони», «Вальс баядерок».

За гастролями и напряженной работой на семью у Иоганна времени совсем не оставалось, хотя у них с Анной и родилось трое сыновей. Единственное, за чем он ревниво следил, – чтобы дети не вздумали учиться сочинять музыку или играть на скрипке. На пианино – ладно, этим инструментом владела половина жителей Вены, а вот на скрипке – ни­ни. Трудно сказать, чем был обусловлен такой запрет – боязнью конкуренции или дежавю из его собственного детства? Вряд ли Штрауса особо волновало будущее сыновей: он давно имел вторую семью, пусть и неофициальную, но зато более любимую – с модисткой Эмилией Трамбуш у него родилось 7 детей. Дома Штраус появлялся нечасто и потому проворонил, что старший сын Иоганн уже давно втихаря берет уроки игры на скрипке у одного из музыкантов его же (!) оркестра. Случайно услышав игру сына, отец закатил жуткий скандал, отобрал скрипку и запер ее в сундук. Анна, поощрявшая занятия сына, тайком купила ему новую, и Иоганн­младший с удвоенной энергией взялся нарушать отцовский запрет, да еще и «подсадил» на игру на скрипке младших братьев – Йозефа и Эдуарда.

Иоганн­младший делал вид, что повинуется воле отца: учился в коммерческом училище, по вечерам подрабатывал счетоводом, а сам все свободное время отдавал музыке, брал уроки композиции. Наконец, решился: подал в магистрат прошение на лицензию, дающую право дирижировать оркестром, напечатал афиши и начал готовиться к своему первому публичному выступлению в казино Доммайера (1844 г). Нечего и говорить, что в день концерта заведение оказалось переполненным: венцам не терпелось узнать, выдержит ли Штраус­младший сравнение со знаменитым отцом. Оказалось, не просто выдержал, но и превзошел: зал отбивал ладони, аплодируя 19­летнему Иоганну. Его «Аллегорическому вальсу» бисировали 19 раз! Утром венские газеты вышли с заголовками: «Добрый вечер, Штраус­отец. Доброе утро, Штраус­сын!»

Взбешенный Штраус­отец начал с сыном войну: подсылал «клакеров», срывавших его концерты свистом и шиканьем, подговаривал антрепренеров, и те отказывали сыну в контрактах. А тут еще Штрауса­младшего назначили капельмейстером военного оркестра второго полка гражданской милиции – и это в то время, как Штраус­отец был руководителем оркестра первого полка! Война между соперниками шла с переменным успехом, пока в 1848 году, когда по Европе прокатилась революция, они не оказались по разные стороны реальных баррикад. Иоганн­старший, поддерживавший монархию Габсбургов, в честь побед австрийской армии под предводительством графа Радецкого написал «Марш Радецкого», а Иоганн­младший сочинил «Марш революции» – для повстанцев. Впрочем, земляки отдали дань любви обоим композиторам: и бравурный «Марш Радецкого», сочиненный отцом, и вальс «Голубой Дунай», написанный сыном, с течением времени превратились в неофициальные гимны Австрии.

А в те далекие годы, возмущенные жестокостью, с которой Радецкий подавил восстание в Вене, горожане обращают свою гнев и на Штрауса­старшего, посвятившего генералу марш. Его концерты бойкотируют, и Иоганн, привыкший к обожанию публики, глубоко подавлен. Не в силах справиться с переживаниями, композитор заболевает: тяжелая форма лихорадки, затем скарлатина. 25 сентября 1849 года в возрасте 45 лет Иоганн Штраус­отец умер.

Венцы тут же простили все обиды. На похороны Штрауса­старшего пришли 30 000 человек. Иоганн­младший играл на могиле отца «Реквием» Моцарта. И, несмотря на то, что отец лишил его и братьев наследства, отписав все имущество детям второй жены, старший сын упорядочил и издал полное собрание сочинений – за собственные деньги. И был вознагражден оркестром Штрауса­отца: музыканты выбрали Иоганна­младшего своим дирижером. Началась новая глава в истории одной из самых популярных музыкальных династий XIX века.

Перед всенародной любовью австрийцев к музыке Штраусов отступили даже нацисты. Когда в 1938 году Австрия стала частью «Великогерманского рейха» и начался массовый пересмотр архивов на предмет чистоты арийского происхождения, в одном из венских церковных приходов проверяющие сделали шокирующее открытие: документы на предков Штрауса совершенно очевидно утверждали, что оные были евреями, бежавшими в Австрию из соседней Венгрии. Запретить музыку Штрауса на территории рейха, как это уже было сделано с произведениями Мендельсона и Оффенбаха, было просто невозможно – все равно что запретить австрийцам дышать. После долгих совещаний было решено: оригинал документа надежно упрятать, а в архив положить «правильную» копию. Так Штраусы стали арийцеми.

Каждый год традиционный «Штраус­фестивале» собирает в разных странах Европы поклонников музыки четырех Штраусов. Их вальсы, польки, марши, галопы, арии из оперетт оказались востребованными и в XXI веке.

Be the first to comment

Leave a Reply