Алина Дэйви. Демократизация аукционных домов в XXI веке

В преддверии недели русского искусства в Лондоне мы поговорили с Алиной Дэйви – старшим директором аукционного дома Sotheby’s – и попытались разобраться, что же такое цифровое искусство и как это новое явление изменило мир искусства. В видео интервью Алина рассказала о технологии невзаимозаменяемых токенов, о том, как работает аукционный дом в XXI веке, а также о ярких, запоминающихся эпизодах аукционной жизни, о хулигане Бэнкси и распродажи личной коллекции Версаче.

 
– Алина, расскажите о себе, как давно вы работаете в аукционном доме Сотбис?

– Я являюсь старшим директором аукционного дома Сотбис и специалистом по европейскому искусству XX века. Моя работа заключается в ведении частных коллекций с фокусом на русскоговорящих коллекционерах. Я начала работать в Сотбис в 2004 году в отделе Русского искусства, и с 2006 году на волне роста интереса русскоговорящих клиентов к различным категориям коллекционирования, я стала работать с отделами Европейского искусства, Импрессионистов и Современного искусства.

– Что такое аукционный дом Сотбис в 2021 году?

– Долгое время в общественном сознании арт-аукционы — это развлечение для баснословно богатых, место, где перед глазами миллионеров проплывают Моне, Ренуар, Рубенс или Тициан. Однако в последние годы возможность почувствовать себя вхожим в арт-сообщество есть у каждого — благодаря интернету, который демократизировал одно из самых закрытыхи и недоступных широким массам явлений — аукционы искусства.

При слове «аукцион» у многих наверняка всплывает в сознании небольшая комната с темными стенами, картина, стоящая на мольберте, красивая кафедра из полированного красного дерева, за которой стоит аукционист – джентльмен с молоточком в руке, аудитория, состоящая из мужчин в хороших костюмах, женщин в бриллиантах  и восклицание с ударом молотка – «Продано!». Такие сцены и сегодня не редкость в аукционных залах мировых арт-столиц. Но все чаще аукционист принимает ставки не только из зала или на телефонных линиях, но и с большого экрана, который отображает участие онлайн. Там в реальном времени высвечиваются суммы, что предлагают за лот коллекционеры, сидя дома на диване с бокалом вина и глядя в монитор ноутбука или со своего телефона.

 

Kevin McCoy Quantum
Kevin McCoy. Quantum. 10 June 2021 Sale price: 1,472,000 USD
– Как отразилась пандемия на работе Sotheby’s?

– В разгар пандемии было невозможно проводить традиционные аукционы с участниками торгов в зале. Аукционные дома переместили свои живые продажи на цифровые платформы и создали новые виды сетевые форматы, чтобы стимулировать гораздо большую часть продаж через Интернет. Хотя и до пандемии количество каналов онлайн-продаж росло, в 2020 году цифровые аукционы пережили настоящий бум.

Но нельзя забывать о такой важной черте арт-рынка, как социализация. Арт-рынок пропитан общением и ощущениями, и его социальный аспект сложно переоценить. Многие приходят в искусство именно потому, что мечтают встречаться с коллекционерами и художниками, узнавать о новых направлениях в искусстве при встречах с кураторами и галереями.

Станет ли онлайн тем самым easyJet арт-рынка, который в корне поменяет расстановку сил и подходы к покупке искусства, покажет только время. Пока рано предсказывать кардинальные перемены, так как рынок искусства очень консервативен, многие связи и взаимоотношения строятся только на личном контакте. 

Онлайн-продажи дают отличную возможность новичкам попробовать себя в покупке искусства — но стоит проявлять аккуратность и хорошо изучить лоты и условия торгов перед тем, как делать ставки.

Ryoji Ikeda A Single Number That Has 10,000,086 Digits
Ryoji Ikeda. A Single Number That Has 10,000,086 Digits. 10 June 2021 Sale price: 75,600 USD
– Что вы думаете о блокчейн технологиях (Non Fungible Token  – технологиях невзаимозаменяемых токенов)? Привлечёт ли это новую волну коллекционеров или это интересно и уже сложившимся коллекционерам?

– В последнее время многие обсуждают новое явление в мире искусства невзаимозаменяемые токены – NFT. Это последнее веяние моды, но оно настолько ново, что его пока сложно оценивать. Сотбис провёл уже продажи искусства NFT, абсолютно новые участники проявили интерес и покупали цифровое искусство у нас. Если задуматься о сути NFT, то возникает вопрос, зачем приобретать искусство, которое можно тиражировать и пересылать в электронном виде, если можно просто сохранить файл с этим искусством у себя на компьютере. В своё время искусство Энди Уорхола и его изображение банки супа также вызывало большое удивление, так как саму банку супа можно купить просто в магазине, но именно воспроизведения этой банки супа в различных вариациях Уорхола и ценится как вклад в развитие искусства и поп-арта.

Однако подобные цифровые инновации могут еще больше осложнить учет и без того предельно непрозрачного рынка искусства. Но в случае NFT порядок владения предметом искусства всегда зафиксирован в истории произведения, а объём денег, который вращается на платформах цифровых валют огромен. NFT является ещё одной формой актива.

Alina Davey
Алина Дэйви – старший директор аукционного дома Sotheby’s
 
Основные заключения:
  1. Мир искусства жаждет личного общения и смены обстановки. Происходит переосмысление физических переживаний, и мы видим устойчивое сопротивление крупномасштабным мероприятиям и больший спрос на эксклюзивные высококачественные мероприятия с иммерсионным цифровымкомпонентом. Кроме того, больше внимания уделяться представлению искусства в уникальных и инновационных местах, чтобы использовать преимущества общественных пространств и виртуальных сетей за пределами закрытого помещения.
  2. В 2021 году аудитория покупателей продолжит расширяться, поскольку быстрая технологическая трансформация и использование цифровых каналов сохранятся. Полный набор цифровых инструментов, к которым теперь доступны клиенты, не только устранил барьеры для входа, но и снизил необходимость лично просматривать или физически обрабатывать работы перед покупкой.