София Троценко: Успех проекта – наличие активных людей

В последнее время Центр современного искусства «Винзавод» стал модным местом, и не только потому, что идея устраивать в производственных помещениях выставочные залы многим показалась интересной и перспективной. Построенный в XIX в. комплекс «Московская Бавария» общей площадью

20 000 кв. метров в районе Курского вокзала был спасен от неминуемой гибели. Владельцы Роман и Софья Троценко инвестировали в него более 5 миллионов долларов. Специально под проект был приглашен архитектор Александр Бродский, который смог не только привести все в порядок, но и подчеркнуть прелесть старинной промышленной архитектуры, обнажив стены из терракоты и белого кирпича, производящие в подземных помещениях фантастический эффект. Известные галеристы Айдан Салахова и Марат Гельман, одними из первых постсоветских галеристов, переехали на «Винзавод». Для Софии Троценко это не первый бизнес проект.

Как возникла идея «Винзавода»?
Наше увлечение современным искусством привело к тому, что мы стали активно ездить на выставки и ярмарки на Западе: Арт Базель, Фриз и т.д. Было очевидно, насколько удобно, комфортно и качественно организовано восприятие современного искусства за границей. В России с этим пока сложно: отсутствие качественного образования, мест, где это искусство можно показывать, галерей и, главное, достаточного количества потребителей и коллекционеров, способных приобретать эти произведения. Когда мы поняли, что в России нет инфраструктуры для нормального развития современного искусства, то подумали: а почему бы и нет? Мы пообщались с галеристами, художниками, коллекционерами и убедились, что такое место им будет интересно.

Наложили идеи на место – получился «Винзавод». Изначально не думала, что придется глубоко погружаться в контент, – казалось, что наличия известных галерей и студий художников будет достаточно. Но оказалось, что нет: то внимание, которое нам удалось привлечь к «Винзаводу», требует постоянной и качественной смены событий и проектов. Пришлось создать Фонд поддержки современного искусства, который занимался бы такого рода деятельностью.

Работа Фонда включает образовательные программы: раз в месяц – лекция о деятелях культуры или искусства (архитектура, фотография, литература, дизайн, изобразительное искусство). Обычно лекции читают известные на Западе деятели, входящие в первую десятку, –

чтобы было интересно аудитории, ведь на наши лекции приходят от 600 до 1500 человек. Кстати, первым человеком, прочитавшим лекцию на «Винзаводе», был Норман Фостер, собравший 2500 человек.

Почему выбор пал именно на «Винзавод»?
В западной практике центры современного искусства такого плана располагаются в промышленных зонах и объектах: реализация современного искусства требует больших свободных пространств, не ограниченных никакими техническими условиями и архитектурными изысками. Бывшее здание «Московской Баварии» отлично подошло под эту концепцию – оно находится в центре, но не в дорогом районе, так что и через несколько лет этот некоммерческий проект не будет сам себе обременителен. Наш проект рассчитан не на доходность, а на самоокупаемость. Он складывается из двух частей – объекта недвижимости, который окупает свои 20 тысяч метров сдачей помещений в аренду, и выставочного Фонда, занимающегося реализацией проектов на территории Центра.

Что позволило проекту «Винзавод», существующему всего три года, сразу стать популярным?
Он не сразу стал популярным, нам для этого пришлось поработать. Как человек очень самокритичный, я считаю, что нам до сих пор не удалось добиться желаемого результата и до реальной популярности еще очень далеко. Но я уверена, что успех любого предприятия – это наличие очень активных людей, профессионалов в своей области. Команда, которую мне удалось собрать, и те люди, которые находятся на «Винзаводе», – одни из самых активных в России среди тех, кто имеет отношение к современному искусству. Наш выбор архитектора – Саши Бродского – был очень правильным. (Архитектор Александр Бродский хорошо известен в Соединенных Штатах – как автор проекта Canal Street Subway Project, который превратил неиспользуемые части станции нью-йоркского метро в подобие венецианского канала. – Прим. ред.). Саша разработал концепцию перевоплощения этого очень сложного объекта: 20 тысяч метров площади, из них 8 тысяч – подвалы разной высоты. Организация пространства осуществлялась таким образом, чтобы посетители имели возможность находиться на территории длительное время и увидеть широкий срез современного искусства в одном месте. Так, на территории Центра находятся галереи, ателье фотографов, студии художников и дизайнеров, школы стилистов, книжный магазин, студия детского творчества, магазин для художников, багетная мастерская. Мы старались, чтобы людям, интересующимся искусством, было комфортно у нас находиться.

Как удалось «заманить» на «Винзавод» таких известных галеристов?
Никого «заманивать» нам не приходилось. Как я уже говорила, заинтересованность галеристов в проекте была задолго до возникновения Центра. Многие всерьез болели за него, их поддержка и советы, а особенно вера в то, что проект нужно воплотить в жизнь, очень помогли мне в самом начале. И как-то само собой так получилось, что почти все московские галереи, связанные с современным искусством, переехали к нам практически одновременно. Кроме уже известных арт-институций, таких как «Айдан», XL, «Риджина», «Гельман», в наших стенах появились новые галереи – «Проун», «Победа» и многие другие.

Во времена экономического подъема увлечение искусством также переживало взлет. Влияет ли нынешний кризис на развитие проекта?
Проект изначально задумывался так, чтобы не зависеть от каких-то сложных экономических условий. Влияние кризиса мы ощущаем лишь в том, что количество больших серьезных проектов музейного уровня сократилось: так как, естественно, такого рода проекты делались на спонсорские деньги. А галереи, которые не имели выстроенной бизнес-схемы, конечно же, будут закрываться. Те, кто функционировал до этого и имеет какой-то опыт прохождения через кризисы, научились в этом жить и лавировать. К тому же у большинства наших галеристов (кроме галереи XL) это не единственный источник дохода.

Какой из состоявшихся проектов вы считаете наиболее интересным?
Мне трудно сказать, потому что все некоммерческие проекты, которые мы проводили, замечательные. Проект «Верю», которым открылся «Винзавод», курировал Олег Кулик (участвовали 53 российских художника) – сильнейший проект. (Художник Олег Кулик в середине 1990-х выступал в роли собаки. Голый, если не считать ошейника, он лаял и резвился в клетке нью-йоркской галереи Dietch Projects. На проекте «Верю» Кулик стал мистиком: статуи советских времен покоились в куче хлама, а на стену проецировался видеофильм, в котором пассажиры метро входили и выходили из поездов. – Прим. ред.)

Какие будущие проекты, на ваш взгляд, будут важными для «Винзавода»?
Мы постоянно меняемся, придумываем новые программы. «Лучшие фотографии России (Best of Russia)» – открытый всероссийский ежегодный проект, цель которого – показать миру жизнь большой страны глазами тех, кто здесь живет. Проект мы инициировали в прошлом году при поддержке министерства культуры. (Прием работ с 15 мая по 15 октября 2009 года. – Прим. ред.) Получился очень мощный и красивый проект. Кроме того, в рамках третьей Московской биеннале на «Винзаводе» будет показана отдельная программа «Зона спецпроектов», которую откроет выставка Slave City (урбанистический проект «Мастерской ван Лисхаут»). Также приоритетным для нас является проект СТАРТ, в рамках которого «Винзавод» дает возможность молодым авторам заявить о себе, представив на суд профессиональной и любительской аудитории свой персональный проект.

Кто генерирует идеи? У вас есть команда?
У нас есть команда – внутренний совет «Винзавода», который коллегиально принимает решения по проектам.

Кто финансирует Фонд поддержки современного искусства?
Фонд живет за счет проектов, которые здесь происходят; также существует фонд попечителей и благотворителей. Кроме образовательных программ фонд занимается выставочными кураторскими проектами, различными фестивалями, биеннале, проектами по поддержке молодых художников. При этом основной упор делаем на современное российское искусство (проект СТАРТ).

У вас есть конкуренты?
Нет, конечно. Я считаю, что для России даже четырех ныне существующих проектов – «Гараж» (современное зарубежное искусство), «Красный Октябрь», «Фабрика» и нашего – недостаточно. Каждый из них имеет свое направление, а в общем все дополняют друг друга, дают синергетический эффект для развития культуры в целом.

Главное отличие «Винзавода» от всех других проектов, которые существовали до нас, появляются и будут появляться, в том, что он задумывался не как временный проект, случайно расположившийся в этих помещениях, а находится там потому, что так было запланировано по изначально выбранной концепции. И, надеюсь, будет находиться долгое время – 10 лет и более. Это позволяет заниматься долгосрочным планированием проектов, деятельности, приведения объекта в порядок.

Как получилось, что вы оказались вовлеченной в такой большой серьезный проект? У вас двое детей, они требуют времени…
Я не была вовлечена в этот проект, я его сама придумала. Никогда не сидела дома, всегда чем-то занималась, и «Винзавод» – мой далеко не первый проект.

Я начинала с управления недвижимостью, потом появился бизнес-центр, который до реконструкции выглядел еще хуже, чем «Винзавод». Там была создана профессиональная фотостудия, где сейчас фотографы снимают почти весь «глянец» для журналов, рекламу. Недвижимость для меня была бизнесом, а фотостудия – дополнительным приятным времяпровождением.

У меня два сына, 8 и 10 лет. На детей уходит то время, которое есть. Мы проводим вместе все выходные, вечера и каникулы, конечно.

Насколько ваш муж участвует в этом бизнесе?
Муж никак не вовлечен в мой бизнес. Иначе это все было бы отстроено по-другому. С самого начала муж отказался давать мне какие-либо советы, потому что, если человек занимается этим бизнесом, он должен это делать самостоятельно.

Какие из зарубежных выставок вы больше всего любите и посещаете?
Я часто бываю в Лондоне и с удовольствием посещаю выставки, которые идут в музее Тейт Модерн. Специально езжу на «Фриз», чтобы узнать о новых тенденциях в искусстве и набраться впечатлений на год вперед.

Leave a Reply