Фелисити Джонс: девушка, которой боится сам Дарт Вейдер

Совсем недавно ее номинировали на «Оскара» за «Вселенную Стивена Хокинга», этой осенью она помогала спасать мир Тому Хэнксу в «Инферно». Теперь на неё возложена судьба всей Галактики в «Изгой-один: Звездные Войны. Истории».

Мы встречаемся с новоявленной IT-girl Голливуда в Лондоне. Ещё пару лет назад никто толком не знал ее в лицо, а сегодня она – главная звезда ковровых дорожек от Канн до Торонто. Сегодня у актрисы главная роль в картине «Изгой: Звездные Войны. Истории». Джонс играет девушку, которая возглавляет отряд повстанцев, цель которого – похитить план Звезды Смерти, что поможет Люку Скайуокеру уничтожить ее в будущем. Фелисити только что закончила дополнительные съемки «Изгоя…» на студии Pinewood, и мы встречаемся в одном из лондонских отелей. Актриса кутается в вязаный свитер, в руках сжимает чашку мятного чая и с ногами забирается на диван. На её лице нет ни грамма косметики, и звезду ковровых дорожек выдают только огромные глаза и искренняя улыбка.

– Вы уже успешная актриса, но теперь у вас новый виток в карьере. Вы готовы к тому, что 15 декабря, условно, «проснетесь знаменитой»?

– Несмотря на то, что я в кинобизнесе не новичок, вес такой франшизы, как «Звездные войны», конечно, дает о себе знать. Когда вышел первый тизер, я была на других съемках и когда вернулась на перерыве в трейлер, то подумала, что у меня сломался телефон – он беспрестанно звенел, и на нем были сотни сообщений и пропущенных звонков. Все они, конечно, сводились к «неужели ты нам не могла рассказать, что ты в «Звездных войнах»?»

– Я слышала, секретность была и правда на высоте, никто из посторонних не мог прикоснуться к сценарию…

– Каждое письмо и новая редакция сценария доставлялись лично курьером, только в мои руки. Причем посылка была внутри чемоданчика, от которого был единственный ключ. После прочтения я обязана была положить бумаги обратно, запереть на ключ и никому его не передавать.

– Физические тренировки во время подготовки к «Звездным войнам» вас не изматывали?-– Да что вы? Я была от них в восторге. Многие с трудом совмещают спортзал с работой, выкраивают время для пробежек, а у меня два в одном! (смеется). Мне очень понравилась разновидность у-шу, которую выполняют с короткой палкой. Она называется «тонфа». Чем-то напоминает полицейскую дубинку. Я начала тренироваться во время других съемок, когда я находилась в Будапеште. Ко мне приставили тренера, и мы работали каждый вечер в крохотной гостиной моего номера. Я чуть не разбила телевизор, но получила невероятное удовольствие.

– Почему тренировки проходили в номере, а не в спортзале?

– Во-первых, из-за повышенной секретности. Во-вторых, я не очень люблю техническое повторение движений на тренажерах. Если я снимаюсь в городе, где есть река, я вдоль неё бегаю в шесть утра.

– У вас был тренер, но откуда все эти единоборства знает ваша героиня в «Изгое»?

– Она научилась в мире, в котором выросла. Джин Эрсо прошла через особую школу жизни. Так скажем, она не всегда была в ладах с законом. У нее в принципе большие проблемы с авторитарным руководством, и с Империей и Дартом Вейдером в частности.

– В «Звездных войнах: Пробуждении силы» была Рэй в исполнении Дейзи Ридли, теперь – снова девушка в главной роли. Чем они отличаются друг от друга?

– Джин Орсо – не простая девушка, которая вдруг оказывается втянута в водоворот событий. У нее богатое прошлое, и она создает события вокруг себя. У нее более ярко выраженные лидерские качества, она способна сплотить вокруг себя людей.

– Хиллари Клинтон от «Звездных войн»?

– Мне такое сравнение только льстит, – улыбается актриса.

– Вас не напугал тот факт, что некоторые сцены в «Изгое» отправили на пересъемку?

– Это нормальный рабочий процесс. Джордж Лукас менял сценарий на ходу во время работы над новыми сериями «Звездных войн». Лучше довести картину до идеала, чем выпускать полусырой материал.

– Во «Вселенной Стивена Хокинга» вы играли реального человека, бывшую жену профессора, Джейн. Это тяжелее, чем работать над вымышленным героем?

– Когда мы снимали с Эдди Редмэйном сцену поцелуев, на площадке присутствовали и профессор-физик Стивен Хокинг, и его бывшая жена, с нынешним супругом. Когда мы закончили сцену, то увидели, что все присутствовавшие за кадром люди плакали. Тяжелее ли эта работа? Возможно… Зато тоньше и глубже получается результат, и «Оскар» Редмэйну достался вполне заслуженно.

– Вас не кольнули нотки ревности, когда ему досталась награда, а вам – нет?

– В моем возрасте и положении даже номинация на эту престижную награду – уже почетно. Не было бы ее, вероятно, перед вами сейчас бы сидела другая актриса с главной ролью в «Изгое».

– Как вам работалось с Томом Хэнксом на «Инферно»? Фильм с успехом прошел в кино, тут нам нечего скрывать. У вас были позиции на равных, или все-таки вы были второстепенным персонажем?

– Мне понравился подход режиссера Рона Ховарда, когда он принимал творческие замечания от актеров. Я изначально обозначила свою позицию: я не буду смазливой девушкой-оруженосцем Тома Хэнкса. Доктор Сиенна Брукс образованна, многомерна и удивляет по ходу сценария.

– Том Хэнкс вне кадра такой же общительный и веселый, как на экране?

– Тома невозможно не заметить, если он находится в комнате. Мужчинам он жмет руки, дамам говорит комплименты. При этом он любит исследовать те места, где снимает. Когда мы останавливались на месяц во Флоренции, снимая «Инферно», он брал меня и режиссера Рона Ховарда в прачечную в паре кварталов от нас. Оказывается, он привык к ним еще со студенческой молодости в Нью-Йорке. Мы закидывали белье стираться и на час заходили в ближайшую кафешку обсудить следующий съемочный день, съесть сэндвичи с ветчиной «прошутто» и пропустить по бокалу белого вина.

– Вы бы переехали в Италию?

– При всей моей любви к Тоскане – нет. Дом все-таки в Англии. Мои родители в Бирмингеме, собака – в Лондоне, как я все это покину? Потом, даже переезд в Лос-Анджелес никого не спасает от длинных перелетов. В последний год все мои съемки проходили в Европе. Лондон – это новый Нью-Йорк и Лос-Анджелес в одном лице.

– Вы стремительно превращаетесь в звезду боевиков. Не боитесь застрять в амплуа бегущей девушки с пистолетом?

– Знаете, совсем нет! Милла Йовович, Анджелина Джоли и многие другие состоялись именно как героини боевиков.

– В «Инферно» вы играли в сценарии, когда ад был готов развернуться на земле. Каким был бы ваш персональный ад?

– Отсутствие компании. Когда преступников приговаривают к пожизненному заключению в одиночной камере – это хуже смертной казни. Я очень общительный человек.

– На фестивальных кормовых дорожках я видела вас несколько иной. На вас всегда невероятно красивое длинное вечернее платье, изысканная прическа. В реальной жизни я, простите, прошла бы мимо и не узнала. Почему такой контраст?

– Во время ковровых дорожек я играю. Это шоу-бизнес. На мне – маска известной актрисы и костюм кинозвезды. Когда ты надеваешь платье в пол с каменьями от Alexander McQueen, Chanel, то превращаешься в фею, которая только может существовать перед камерами папарацци и пить шампанское в Каннах (смеётся).

Leave a Reply