Голливудская дива с глазами цвета фиалки

27 февраля 1932 года в Лондоне родилась Элизабет Роузмонд Тейлор (Elizabeth Rosemond Taylor) – англо-американская актриса, «королева Голливуда» периода его «золотого века». Тейлор удостоена двух «Оскаров». В 2000 году королева Англии Елизавета II присвоила актрисе титул Дамы (DBE).

Похоронную церемонию, состоявшуюся 24 марта 2011 года на кладбище Форест-Лоун в пригороде Лос-Анджелеса, распорядитель начал с того, что громко объявил собравшимся: «Она пожелала опоздать даже на собственные похороны». «Она» – Элизабет Тейлор, одна из самых прославленных кинозвезд минувшего столетия – и вправду появилась с опозданием: гроб с телом 79-летней актрисы внесли на кладбище на 15 минут позже назначенного срока. На памятнике – также по желанию актрисы – написали слова: «Здесь лежит Элизабет Тейлор, она ненавидела, когда ее называли Лиз». На могилу не легло ни одного цветка – все, кто хотел выразить прощальное признание Тейлор, перевели деньги, предназначенные на цветы, на благотворительный счет. Такова была воля актрисы, высказанная в завещании, а Элизабет Тейлор умела заставить себя слушать: сияющая звезда в истории Голливуда, королева и дива, царившая на экране и в жизни нескольких поколений, экстравагантная, своенравная, неправдоподобно красивая женщина с глазами цвета фиалки.

«Лиз одного дубля»

Элизабет Тейлор родилась 27 февраля 1932 года на северной окраине Лондона, в Hampstead Garden Suburb. Отец – Фрэнсис Тейлор – был арт-дилером, мать – Виола Вармбродт – до замужества выступала как актриса (сценический псевдоним Сара Созерн). Перед началом Второй мировой войны, в 1939 году, родители вместе с двумя детьми (у Лиз был старший брат Говард) переехали в Калифорнию, в Беверли-Хиллс, где Фрэнсис открыл картинную галерею, торгуя предметами искусства из Европы. А спустя два года девятилетняя Лиз снялась в своем первом фильме – «Каждую минуту рождается человек».

Уже на склоне лет в одном из интервью Тейлор призналась: «Не помню, когда я не была знаменита». Девочка росла, а вместе с нею росла ее слава Принцессы Голливуда. Это было время, когда «фабрика грез» переживала бум детей-актеров, зарабатывая на них огромные суммы. Красота юной Лиз действовала на людей магнетически. Рассказывают, что в первый день съемок режиссер приказал смыть с ее лица избыточный грим – такими густыми были от рождения ее ресницы, в два ряда обрамляющие сияющие глаза глубокого фиолетового цвета.

Кстати, именно из-за «слишком взрослых глаз» студия «Универсал» вскоре расторгла контракт с родителями девочки. Зато киностудия «МГМ» пригласила ее на роль Присциллы в фильме «Лесси, вернись» (1943). Лента получилась успешной, было снято еще 6 фильмов о Лесси. Об Элизабет Тейлор заговорили как о восходящей звезде, она сыграла в экранизации «Джен Эйр», затем в «Белых скалах Дувра». Однако первый звездный успех и всеобщую любовь зрителей и критиков принесла Тейлор роль в фильме «Национальный бархат» (1944). Зарплата Элизабет выросла со 100 до 750 долларов в неделю, посыпались новые роли. Особо ценили режиссеры ее умение играть сцену без многочисленных репетиций и пересъемок, с первого раза. За это редкое качество девушка получила прозвище «Лиз одного дубля». Умница Элизабет быстро смекнула, как использовать свою популярность: звездная болезнь у нее развилась очень рано и без всяких промежуточных стадий стремительно переросла в хронический недуг. Еще будучи девчонкой, она запросто использовала крепкую ненормативную лексику на съемочной площадке, высказывая свои претензии режиссеру. Со временем истерики и сцены, чудачества и капризы, симулирование болезней и скандалы стали привычной составляющей ее рабочей рутины.

Что касается опозданий, то тут ей не было равных: биографы клянутся, что за всю свою жизнь Тейлор ни на одну встречу не явилась вовремя. Естественно, ей все сходило с рук – кто же хочет потерять курицу, несущую золотые яйца?

За почти семидесятилетнюю актерскую карьеру Тейлор снялась более чем в 60 фильмах. В 1950-е прозвучали ленты с ее участием «Место под солнцем», «Гигант», «Кошка на раскаленной крыше», «Укрощение строптивой». В 1960 году роль проститутки в фильме «Баттерфилд 8» принесла ей первого «Оскара» (о самой ленте Тейлор высказывалась весьма нелестно, без обиняков окрестив ее «дерьмом, каких свет не видывал»). Второго «Оскара» Элизабет получила за образ Марты в картине «Кто боится Вирджинии Вулф?». Эту роль актриса ценила выше всех других, считая ее одной «из тех редких ролей, которые будоражат фантазию и интеллект». Чтобы сыграть свою героиню – спившуюся, обрюзгшую женщину, актрисе пришлось поправиться на 10 килограммов и «постареть» на 17 лет.

К моменту, когда компания XX Century Fox взялась за постановку грандиозного классического пеплума «Клеопатра», слава Тейлор достигла таких вершин, что режиссеры согласились заплатить ей за роль легендарной царицы Египта беспрецедентный по тем временам гонорар – 1 млн. долларов. Сама Элизабет вовсе не рвалась сыграть Клеопатру и запросила миллион в надежде, что подобная наглость заставит режиссеров отказаться от идеи снимать ее в этой роли. К изумлению актрисы, дирекция согласилась, и летом 1960 года начались съемки фильма, вошедшего в историю Голливуда как «самый дорогостоящий, бестолковый и знаменитый проект века». Директор Джозеф Манкевич впоследствии писал: «Этот фильм был зачат в спешке, снимался в истерике и был закончен в слепой панике».

Зато «Клеопатра» свела на сценической площадке Элизабет Тейлор с актером Ричардом Бартоном. Их бурный неистовый роман, растянувшийся на полтора десятка лет и включивший две женитьбы и два развода, стал неиссякаемой темой для желтой прессы. Впрочем, Бартон был пусть и одним из самых горячо любимых, но далеко не единственным мужчиной в длинной цепочке мужей, поклонников и любовников голливудской богини.

«Мужеграфия» Элизабет Тейлор

Даже по высшим элитным стандартам Голливуда 7 официальных мужей и восемь браков – цифра рекордная. Тейлор не оставляла журналистов без работы, регулярно поставляя свежие новости для таблоидов. «Верьте мне, с бурными романами покончено навсегда», – заявила 18-летняя Лиз в мае 1950 года представителям прессы, впервые отправляясь к алтарю.

  • Муж № 1 – 24-летний миллионер Конрад (Никки) Хилтон, сын короля всемирной сети знаменитых отелей – пробыл на посту супруга 205 дней. Юношеская любовь была нестойкой, к тому же Ник оказался алкоголиком. На память у Лиз осталось много акций, норковых шуб, обручальное кольцо на сумму 50 тысяч и роскошный «кадиллак».
  • Муж № 2 – сорокалетний английский актер Майкл Уиндинг. Брак с «абсолютным джентльменом» оказался более стойким и продлился пять лет (1952-1957). У супругов родились двое сыновей – Майкл и Кристофер.
  • Муж № 3 – голливудский продюсер Майкл Тодд – был старше Элизабет на четверть века. «Мы так счастливы, что это даже пугает, – говорила Лиз. – За Майком я пойду хоть на край света, позабыв обо всем, даже о своей карьере». Тодд любил устраивать пышные премьеры, на которых, как писали газеты, «кроме знаменитостей демонстрировались индийские и африканские слоны, а шампанское для гостей поставлялось цистернами…» Но больше всего супруги любили оставаться вдвоем. «Мы отмечали юбилей свадьбы каждую субботу», – утверждал Майк. К несчастью, судьба отвела им только полтора года – в 1958 году Тодд трагически погиб, разбившись в грозу на своем частном самолете, который в честь жены назвал «Счастливая Лиз». От этого брака осталась дочь Элизабет.
  • Муж № 4 – молодой певец Эдди Фишер, живший по соседству, помог Элизабет выкарабкаться из глубочайшей депрессии, в которую она погрузилась после гибели Майка. Без памяти влюбленный интеллигент разорвал ради нее свой брак с известной актрисой Дэбби Рейнольд, и в 1959 году Эдди и Элизабет поженились. Кто знает, как долго они были бы вместе, если бы на роль Антония в «Клеопатре» не был назначен Ричард Бартон…
Elizabeth Taylor and Conrad ‘Nicky’ Hilton
  • Муж № 5 и муж № 6 – одно и то же лицо – актер Ричард Бартон. Историю двух браков (1964 – 1974 гг., 1975 –1976 гг.) и двух разводов этой знаменитой пары не уместить в рамки короткой статьи – столько здесь было намешано ураганной страсти, секса, любви, ссор, измен, попыток самоубийства, скандалов, роскошных подарков, рукоприкладства, расставаний и примирений – и все это на фоне активной творческой деятельности (супруги вместе снялись в одиннадцати фильмах, многие из которых – их лучшие работы в кино). Бартон был единственным мужчиной, от которого Тейлор, по ее собственным словам, ушла не потому, что разлюбила, а потому, что любила слишком сильно. Однако подождем с подробностями до выхода нового фильма-биографии «Яростная любовь: Элизабет Тейлор, Ричард Бартон и свадьба века», который снимает сейчас режиссер Мартин Скорсезе, и перейдем к следующему супругу.
  • Муж № 7 – видный политик-республиканец Джон Уорнер. Быть женой сенатора оказалась для Элизабет непосильной задачей: все эти скучные чинные приемы, длинные речи нагоняли на нее непроходимую тоску. Приходилось подбадривать себя чем-то горячительным. Брак с Уорнером разваливался на глазах, и вскоре последовал очередной развод.
  • Муж № 8 – 39-летний рабочий-строитель Лэрри Фортенски. С Лэрри Элизабет повстречалась в спецклинике Центра имени Бетти, где проходила курс лечения после развода с мужем-сенатором. В том же 1991 году они поженились. Роскошная свадьба состоялась в Неверленде – усадьбе ее друга Майкла Джексона. Среди гостей были Лайза Миннелли, Эдди Мерфи, Нэнси Рейган, Франко Дзеффирелли. Этот брак – последний в жизни Элизабет – продержался 5 лет.

Темперамент и бьющая ключом энергия Тейлор, суперактивность, которой хватило бы на несколько жизней, особенно поражают на фоне многочисленных проблем со здоровьем, которые упорно преследовали ее многие годы. «Мое тело иногда сводит меня с ума. В мире найдется немного людей, которые страдали столько же, сколько я, – вспоминала Тейлор. – Бесчисленные пневмонии, операции на спине, на глазах, на коленях и ступнях. У меня удалены гланды и аппендикс. Мне трижды делали кесарево сечение и один раз трахеотомию… Не говорю уже о лечении от алкоголизма и наркозависимости. Мне сделали операцию на головном мозге через два года после того, как в мои бедра были имплантированы искусственные суставы. А затем еще оперировали, чтобы откорректировать имплантаты». В 2002 году Тейлор прошла курс лечения от рака кожи, а в последние несколько лет передвигалась в инвалидной коляске. При этом сама вела активную благотворительную деятельность: основала фонд борьбы со СПИДом, который передала позднее актрисе Шарон Стоун.

Роман с драгоценностями

Несмотря на обилие мужчин в жизни королевы Голливуда, в его кулуарах бытовало стойкое мнение, что свои драгоценности она любила больше всех мужей вместе взятых. В 2002 году актриса даже написала книгу «Мой роман с драгоценностями», где подробно описала историю всех уникальных украшений, которыми на протяжении жизни задаривали ее любящие мужья и поклонники.

По странному стечению обстоятельств именно в день, когда я писала этот материал, имя ушедшей в мир иной Элизабет Тейлор вновь замелькало на страницах мировой прессы. На этот раз в связи с громким аукционом – дом Christie’s в Нью-Йорке выставил на продажу ее знаменитую коллекцию украшений и одежды. Жемчуга, алмазы, рубины, бриллианты и сапфиры актрисы ушли с молотка за рекордные суммы, во много раз превысив самые смелые ожидания Christie’s (вместо планируемых $20 млн. коллекция заработала $116 млн.)

Чего стоит только уникальная жемчужина XIV века «Ла Перегрина», подаренная Элизабет Ричардом Бартоном. До этого камнем владели английская королева Мария Тюдор, испанские королевы Маргарита и Изабелла (что дважды запечатлел в портретах художник Диего Веласкес), король Фердинанд, Наполеон III и другие – не зря ее называют «блуждающей жемчужиной». Теперешний владелец заплатил за обладание «Ла Перегриной» $12 млн. Что ж, сама Тейлор не однажды говорила, что она не хозяйка, а лишь хранительница драгоценностей, которые однажды окажутся у новых владельцев.

Leave a Reply