Феномен нового корейского сериала «Игра в кальмара» и обратная сторона его популярности

«Игра в кальмара» побила все рекорды Netflix, достигнув 111 миллионов зрителей по всему миру. Эта антиутопическая драма держится в топ-чартах сервиса более чем в 80 странах, пишет The Guardian.

игра в кальмара

На производстве сериалов и музыки Южная Корея зарабатывает больше, чем на бытовой технике и бьюти-индустрии. На платформе Netflix, среди обилия международного и неанглоязычного контента, создали отдельный раздел с корейскими драмами, который каждый месяц пополняется новыми проектами.

Кроме того, Netflix предлагает «Игру в кальмара» как в дубляже, так и с субтитрами на нескольких языках, расширяя тем самым свою потенциальную аудиторию. Сериал за короткое время не только занял лидирующие позиции, но и стал именоваться в СМИ «поп-культурным феноменом».

игра в кальмаре

В конце 1990-х в Азии начался глобальный экономический кризис, больше всего от которого пострадала Южная Корея. В стране бушевала безработица, сокращалось производство, а частный бизнес сосредоточился у самых богатых семей страны. С 1988 по 2003 годы в стране несколько раз сменялись президенты, которые не принесли стране обещанного процветания. Постепенно стране удалось достичь экономического роста, однако в результате сформировалась огромная пропасть между бедными и богатыми.

Эти политические и экономические события часто ложатся в основу культовых азиатских фильмов и сериалов. История «Игры в кальмара» раскрывает не только проблему классового неравенства, но и обнажает безнаказанность людей при власти, рассказывает женские истории, повествует об уважении к пожилым и о важности семьи для жизни в современном мире.

У корейских кинематографистов практически нет запретных тем и поэтому оригинальный подход к режиссуре и особо драматичная подача материала делает подобный сериал хитом даже несмотря на вторичность самого сюжета.

Режиссер Хван Дон Хек наглядно демонстрирует, как далеко способен зайти человек ради выгоды, и как меняется человеческая сущность вне цивилизации. Реалистичным проект делает еще и то, что в «Игре в кальмара» нет хороших и плохих персонажей, каждый герой, поставленный в определенные обстоятельства раскрывается по-новому.

режиссер Хван Дон Хек

Однако, подобный колоссальный успех шоу всегда может иметь и обратную сторону. Поскольку многие эпизоды содержат очень жестокие сцены, школы Великобритании постепенно начинают бить тревогу и предупреждать родителей о потенциальном вреде подобного контента для детей. Начальная школа Джона Брамстона (John Bramston Primary School) в Илфорде выпустила информационное письмо для родителей, в котором рассказывается о том, что дети, смотревшие сериал, притворяются, что стреляют друг в друга на игровой площадке.

Письмо призывает родителей следить за контентом, который доступен для школьников младшего и среднего возраста. «Мы заметили, что все больше детей начинают играть в свои собственные версии этой игры на школьных площадках, что, в свою очередь, вызывает конфликты внутри групп. Подобное шоу не просто так оценивается, как 15+, оно не подходит для детей начальной школы. Любой ребенок, имитирующий или демонстрирующий такое поведение, будет привлечен к ответственности и понесет наказание».

Одновременно другая школа в Сэндауне, Кент, начала предлагать дополнительные уроки о насилии и онлайн-вреде в ответ на популярность программы.

Джон Джолли, генеральный директор Parentkind, благотворительной сети спонсоров Parent Teacher Association в Великобритании, сказал: «Родители должны объективно судить, подходит ли этот материал для их ребенка, особенно если он младше 15 лет. Нужно повышать осведомленность родителей о проблемах и мотивировать обсуждение школьных правил дома».

 

По материалам: Theguardian, Independent, Telegraph, Standard