Дом Коэна — Cohen/Hamlyn House

На тихой уютной Олд Черч стрит, в самом сердце георгианского Челси, вряд ли кто-то ожидает увидеть здание в модернистском стиле. Тем не менее вот он — Дом Коэна— Cohen/Hamlyn House — яркий пример модернизма 1930-х годов, причем воплощенный не в «громком» общественном сооружении, а в обычном частном доме.

Дом Коэна
Cohen/Hamlyn House

История этого «стилистического чужестранца» в цитадели георгианской архитектуры началась, когда Денис Коэн, преуспевающий владелец издательства Cresset Press, скооперировавшись с родственником Беном Леви, приобрел два смежных участка под строительство их домов. Леви доверил проект фамильного дома архитекторам Вальтеру Гропиусу и Максвелу Фраю, а выбор Коэна пал на Эриха Мендельсона и Сержа Чермаева.

И Мендельсон, и Чермаев — личности неординарные; обоих занесло в Британию ветрами судьбы. Серж Чермаев (при рождении — Сергей Иссакович) — еврей из города Грозного. Родители, зажиточные нефтепромышленники, владельцы завода с красноречивым названием «Успех», в 1910 г. отправили Сержа на учебу в Англию. Успешно окончив Хэрроу, он поступил в Тринити Колледж в Кембридже, но тут в России грянула революция, денег у родителей не стало, так что учебу пришлось оставить.

Дом Коэна
Cohen / Hamlyn House

Сменив фамилию на Чермаев, Серж перепробовал несколько профессий — работал как журналист, профессиональный танцор, пару лет провел на ранчо в Аргентине, пока, наконец, не взялся за дизайн интерьеров в Англии, разрабатывал образцы мебели, светильников, часов и к началу 1930-х добился в этой сфере немалых успехов. А в 1934 г. совместно с Эрихом Мендельсоном организовал архитектурное бюро.

Работы архитектора-экспрессиониста Мендельсона, сбежавшего в Англию из Германии от преследований нацистов, были к тому времени широко известны в Европе — башня Эйнштейна в Потсдаме, универмаг Шоккена в Штутгарте и другие. Даже в СССР по его проекту было построено здание (силовая подстанция фабрики «Красное знамя»). Зодчий также принимал участие в конкурсном проекте Дворца Советов (1932).

Башня Эйнштейна в Потсдаме

Сотрудничество Мендельсона и Чермаева оказалось весьма плодотворным — их фирма победила в конкурсе на строительство развлекательного комплекса и отеля «Де ла Варр» в Бексхилле (De La Warr, Bexhill, 1934). Этот новаторский проект принес обоим известность в Британии и, конечно, новые заказы, одним из которых и был дом № 64 по Олд Черч стрит в Челси.

Заказчик Денис Коэн был страстным коллекционером, для него важно было создать дом, в который гармонично вписалось бы его обширное собрание восточного искусства и китайской керамики. В работе над проектом Мендельсон сосредоточился на структурно-архитектурной части, а Чермаев — на дизайне и оформлении интерьеров.

В вытянутом прямоугольнике выходящего на улицу фасада, асимметричном расположении огромного полукруглого окна, силуэте лестницы, обилии полированного металла в отделке и в самой геометрии дома Коэна ощущаются явные параллели с предыдущим проектом архитекторов — модернистским зданием комплекса «Де ла Варр» в Бексхилле.

The De La Warr Pavilion, Bexhill

Посетивший дом в годы Второй мировой войны ученый Ланселот Уайт вспоминал: «Это был самый великолепный интерьер из тех, которые я когда-либо видел в Лондоне… чистота стиля, свет, китайская керамика в гостиной…»

После смерти Дениса Коэна в 1969 г. его жена продала дом Полу и Хелен Хамлин. Как и Денис, Пол Хамлин был преуспевающим издателем. К тому времени здание нуждалось в серьезном ремонте и реставрации. К чести новых жильцов, при выполнении необходимых работ и переделок оригинальная архитектура и стилистика были сохранены. Так что Дом Коэна, в названии которого появилось новая фамилия — Сohen/Hamlyn House, не изменил свой модернистский облик.

Что касается интерьеров, то, по счастливому стечению обстоятельств, новые владельцы разделяют увлечение искусством Азии, так что разительный контраст модернистской архитектуры и восточных артефактов — «East meet West» — все так же поражает гостей Сohen/Hamlyn House.

Светлое кленовое дерево, которым обшиты стены гостиной, кабинета и столовой (все три комнаты не имеют дверей, их открытые пространства плавно перетекают одно в другое), создает ощущение роскошного корабля. Кроме тактичных перестроек, выполненных в 1993 г. архитектором Норманом Фостером (который, кстати, учился в Йельском университете у Сержа Чермаева), дом сохраняет свой оригинальный облик.

Leave a Reply