Александр Маккуин: дикая красота

«У меня нет дороги назад.

Я собираюсь пригласить вас в путешествие,

которое вам даже не снилось».                                                                                           

Александр Маккуин

Наконец-то! Пять лет спустя после смерти Александра Маккуина ретроспективная выставка его работ открылась в Музее Виктории и Альберта в Лондоне. Впервые творчество самого интригующего и одаренного британского дизайнера последнего двадцатилетия в такой полноте представлено в городе, где он родился и работал. Ожидание было долгим, но стоило того: выставка «Александр Маккуин: дикая красота» – захватывающее дух путешествие в мир гениального дизайнера, чья неудержимая фантазия, высочайший профессионализм, талант и дерзость катапультировали моду в пространство искусства.

Согласно семейной легенде, свою первую модель – Золушку в пышном бальном платье – трехлетний Маккуин нарисовал на стене в спальне сестры. Ли – как его называли близкие и друзья – был младшим из шести детей семьи Маккуинов. То, что сын постоянно рисовал эскизы платьев, безумно раздражало родителей –   в их среде такое занятие считалось для мальчика непристойным. Отношения Ли с отцом – шотландцем Рональдом – никогда не были сердечными, а вот с матерью – Джойс – он был близок всю свою жизнь. Смерть Джойс от рака 2 февраля 2010 года повергла Маккуина в бездну депрессии, из которой он так и не смог выбраться. Спустя 9 дней Ли покончил жизнь самоубийством.

Биография и неординарность личности Ли Маккуина, его стремительный взлет на вершины мировой индустрии моды постоянно провоцировали медиа на использование соблазнительного набора клише – «инфант-террибл-хулиган-провокатор-гений»: сын водителя такси из Восточного Лондона с ярким акцентом кокни учился из рук вон плохо, в 16 лет поступил подмастерьем в ателье Anderson & Shepherd на знаменитой улице портных Севил Роу. Мастерская в Лондоне известная, в списке клиентов значились принц Уэльский, лорд Ротшильд и Михаил Горбачев. Ли по этому поводу особо не заморачивался, скорее напротив – однажды взял и написал мелом на пиджаках, один из которых готовили для принца Чарльза, послание: «Здесь был Маккуин» и, как протест против монархии: «Я – сука» (и это еще в весьма щадящем переводе!). Когда 10 лет спустя Ли в третий раз получал звание «Лучший дизайнер года Великобритании», представлял эту премию принц Уэльский.

Bird’s Nest Headdress with Swarovski Germstones. Philip Treacy and Shaun Lea Ne for Alexander Mcqueen. Widows of Culloden. AIW 2006-07. Model: Snejana Onopka. Image: Courtesy Swarovski Archive

 В бастионе классического мужского портновского искусства на Севил  Роу Маккуин проработал три года, затем осваивал крой исторических  театральных костюмов в фирме Berman’s & Nathan’s, изготавливавшей  одежду для  мюзиклов лондонского Вест-Энда («Отверженные», «Мисс  Сайгон»). Потом была работа у японского дизайнера Коджи Татцуно и  несколько лет в Милане – у дизайнера моды Ромео Джильи.  Вернувшись в Лондон, Маккуин поступил  в колледж искусства и  дизайна St Martins. Его дипломная работа (1994 г.) – коллекция одежды  под названием «Джек Потрошитель выслеживает свои жертвы» –    привлекла внимание бывшего редактора моды журнала Vogue  Изабеллы Блоу. Это стало переломным моментом в карьере Ли:  Изабелла не только выкупила все 10 предметов дипломной коллекции,  но и ввела молодого дизайнера в мир моды, где сама пользовалась  огромным авторитетом, неизменно поддерживала его проекты. «Меня  привлекла его манера заимствовать идеи из прошлого и затем  намеренно разрушать их в своей одежде, превращать в абсолютно  новые формы, актуальные сегодня. Современным его делают сложность  и безжалостность подхода. В том, как Александр колет и режет ткань,  чтобы изучить все эрогенные зоны тела, он напоминает  «Подглядывающего», – утверждала Изабелла.

Именно Блоу посоветовала Маккуину использовать как основное свое второе имя Александр. Они были очень близкими друзьями, и, когда в 2007 году Изабелла покончила с собой, Ли пережил огромное потрясение. В память о дорогом человеке дизайнер создал коллекцию La Dame Bleue, которую представил на Парижской неделе моды в 2008 году. Соавтором Ли был еще один молодой талант, открытый Изабеллой, – гениальный шляпник Филипп Трейси.

К тому времени слава Маккуина давно перешагнула британские границы. Начиная от пресловутых брюк-«бамстеров» («попка»), сползавших, как у трудяг-строителей , с бедер на копчик, «хулиган английской моды» сотрясал публику громкими коллекциями и шоу, пробиравшими до слез даже сделанных из гранита циников на Олимпе индустрии моды. Четыре раза Александр получал звание «Лучший британский дизайнер года», а в 2003 году был удостоен  Ордена Британской империи и титула командора.

PARIS fashion week march 2006
READY TO WEAR FALL WINTER 2006/07
ALEXANDER Mc QUEEN

Соединение «дикой», свободной от догм фантазии, невероятных неожиданных материалов и идеального совершенства кроя – эта беспроигрышная комбинация в работах Маккуина действовала наподобие взрыва. «Я потратил очень много времени на то, чтобы научиться конструировать одежду, – это очень важный этап перед тем, как начать ее деконструировать… Именно за этим я здесь – чтобы разрушить правила, но соблюсти традицию», – говорил дизайнер.

Консерваторов, сторонников классических канонов и поклонников женской одежды в духе окутанных эфемерным  облачком шифона хрупких фей модели Маккуина пугали, раздражали, вызывали ступор. Неудивительно! Дизайнер, открывший для себя красоту в гротеске, утверждал: «Я хочу дать женщинам силу. Мне хочется, чтобы люди боялись женщин, которых я одеваю... Я создаю свои модели для сильной, независимой женщины, которая знает толк в вещах. Журналам мод платят за то, чтобы они говорили: надо носить это и то. А моя женщина не терпит диктата… Я всегда пытаюсь создать равные условия для женщин и мужчин. Я феминист в мужском обличье».

При этом Ли был неисправимым романтиком, обожавшим темный полувикторианский романтизм и готику; его волновало все, связанное с жизненными циклами – рождение, любовь, брак, смерть.

Коллекции одежды и шоу Маккуина – это способ рассказать о том, что его волнует, задевает, бесит. Политические, исторические, социальные темы на территорию моды вторгаются нечасто. Ли постоянно разрушал эти стереотипы. «Когда я начал устраивать свои шоу, я стремился показать журналистам то, что они как раз совсем не хотели видеть: голод, кровь, нищету. Смотришь на всю эту «фэшн-тусовку» в их дорогих прикидах и темных очках и понимаешь, что они никакого понятия не имеют о происходящем в мире. Их интересы ограничиваются рамками моды. Я трачу деньги на свои шоу для того, чтобы показать этим людям другую сторону жизни. Пусть они испытывают ненависть и отвращение – меня это вполне устраивает. Буду знать, что хоть какие-то чувства в них пробудил», – признался Маккуин в одном из интервью.

Однажды, отвечая на вопрос, почему он назвал свое шоу «Там, в джунглях», дизайнер вспомнил документальный фильм о газелях. «Я посмотрел на газелей, которых пожирали львы и гиены, и сказал себе: «Это же про меня фильм! Кто-то постоянно охотится за мной, а если поймает, то точно так же съест. Мир моды – это джунгли, полные отвратительных, алчных гиен… А теперь я превратился во льва. И сам пожираю гиен», – смеялся дизайнер.

«Нигилизм», «Highland rape», «Рог изобилия», «VOSS», «Атлантида Платона» – о каждом из множества шоу и сезонных коллекций Ли можно написать статью. Маккуин не просто гуру дизайна, создававший потрясающие модели одежды, – он был режиссером и  драматургом, поднявшим модные шоу до ранга театральных премьер, каждый раз становившихся событием. Увы, кратковременных, длящихся несколько мгновений. И мало совместимых с бизнесом и обыденной реальностью. Впрочем, повседневность не слишком интересовала художника Маккуина. До бутиков его компании добиралась лишь малая толика экстравагантных и шокирующих моделей. «В коллекциях от кутюр я имею право выражать себя как модельер в такой степени, в какой считаю нужным. В прет-а-порте попадают лишь элементы этого самовыражения. К сожалению, все мы прекрасно знаем, что большинству нужен лишь какой-нибудь классический жакет. Но это не моя проблема»,- говорил дизайнер.

Французский фотограф Анн Деньо, которую называли неофициальным бытописателем мастера, – благодаря ей мы знаем, каким Ли был за кулисами, за рабочим столом, с ножницами и карандашом в руке (она снимала его в течение 13 лет – начиная с периода работы в Givenchy и до трагической смерти), –  вспоминала: «Ли раскрывался в работе целиком. Когда ты ведешь себя настолько искренне, то ходишь по острию бритвы. Его шоу всегда содержали публичное заявление. В них было больше Маккуина, чем дизайна. Любые рассуждения после казались бы пустыми словами. Имея глаза и уши, каждый мог сделать для себя определенные выводы. Кстати, Ли всегда исчезал после показа. Он как будто испарялся — его невозможно было отловить, чтобы пожать ему руку или поговорить о чем-либо».

Выставка в Музее Виктории и Альберта уникальна. Поскольку то, что мы видим в залах, – это и есть сам Маккуин, подлинный портрет художника, написанный им самим в нескольких сотнях работ. 

 «Я хочу быть создателем такого силуэта или такого кроя, чтобы,  когда я умру, люди знали — XXI век начался с Александра Маккуина».

 Alexander McQueen: Savage Beauty

 

 До 2 августа 2015

 Victoria & Albert Museum

 Cromwell Road

 London SW7 2RL

Leave a Reply