Юбилей актрисы

Елена ЯковлеваМосковским журналистам непросто получить интервью с актрисой Еленой Яковлевой – и дело не в том, что она скрывается от прессы. Просто напряженный график работы – а это гастроли, игра в спектаклях театра «Современник», съемки телепрограмм и работа в кино – не оставляет ей много свободного времени. Вот и в Лондоне актриса оказалась всего на полтора дня, в отличие от остального состава «Современника», который провел в британской столице целую неделю. В лондонском Вест-Энде, вслед за «Крутым маршрутом» и «Тремя сестрами», «Современник» показывал «Вишневый сад», где она сыграла роль Вари.

Встреча с Еленой Алексеевной произошла накануне ее дня рождения, а точнее, 50-летнего юбилея. Сложно поверить, что со времен фильма Петра Тодоровского «Интердевочка», где Яковлева сыграла валютную проститутку Таню Зайцеву, которая мечтает уехать из Советского Союза в спокойную Швецию, прошло уже 22 года. Мы разговаривали в гримерной перед началом спектакля. У нее умное и открытое лицо, приветливая и озорная улыбка, так хорошо знакомая зрителям. Сегодня, несмотря на постоянные съемки на телевидении, Елена Яковлева живет театром. На спектакль в Лондоне пришли и англичане, и русские. Для ее почитателей в далекое прошлое ушли штампы «Интердевочки» или «Каменской», и также, как и английские зрители, они наслаждались игрой прекрасной актрисы.

» Вы в актерской профессии уже много лет. За что вы ее любите?

Это очень приятная профессия, потому что можно учиться и совершенствоваться без конца, наполняя ее содержанием от того, что смотришь, читаешь и слушаешь. Все понимают, что можно и застыть в профессии, даже в чем­то деградировать. Тебя любят, знают, видели в кино и в нескольких спектаклях – есть соблазн перестать работать над собой, закрыться от новых идей.

» Вы наверняка некоторые спектали играете по многу лет. Со временем вы их переосмысливаете?

Конечно. Если новые спектакли – это безумные волнения, поиски, попытки применить приемы к новым пьесам, проверка реакции зрителей, то старые, обыгранные постановки – они как удобные тапочки, с ними хорошо. Радость, если вдруг в них находишь какие­то новые моменты – это так здорово. Получается, что даже спектакли, в которых ты пятнадцать лет выходишь к зрителю с одним текстом, не умирают в тебе.

» Вы приехали в Лондон вместе с труппой театра «Современник», чтобы сыграть в постановке «Вишневого сада». Какое у вас впечатление от города?

Труппа театра здесь находится целую неделю, а я – всего пару дней. Времени мало, поэтому я решила не торопиться, просто влюбилась в этот город с первого взгляда и приняла решение осмотреться в следующий раз. Нужно будет приехать с более продолжительным визитом, ведь у меня с этим городом связано несколько спектаклей – и «Мария Стюарт», и «Пигмалион». И, как не странно, эти два спектакля каким­то образом пересеклись в моей жизни. В «Пигмалионе» профессор Хиггинс говорит цветочнице Элизе Дулиттл, что если она будет плохо себя вести, то ее отвезут в Тауэр и непременно отрубят голову. И вдруг я получаю роль Марии Стюарт, которой на самом деле в Тауэре отрубают голову…

» В какой-то степени вы тоже прошли путь Элизы. У вас раньше был характерный украинский выговор. И вы, как и Элиза, с ним боролись.

Боролась не я, а преподаватели! (Смеется.) И это была скорее мелодика речи, которая присуща украинскому народу. Сначала мы жили в Сибири, где все «окали», а потом, когда папу перевели на Украину, я овладела «местной речью» с характерным звуком «г». (Елена начинает говорить с украинскими интонациями и тут же переходит на характерный московский говор. ­ прим.ред). Что хотят от меня педагоги по сценической речи я поняла, только когда вернулась из Москвы к родителям. До этого я такой говор с собой не ассоциировала.

» Всероссийская слава к вам пришла благодаря кино – все помнят фильм «Интердевочка» Петра Тодоровского. Сложно ли было побороть стереотип восприятия? Как люди воспринимали вас в серьезных ролях в театре?

Вы имеете в виду, не все могут оценить переход от проститутки к королеве? Я не думаю об этом. Я сыграла такое количество ролей в кино – к «Интердевочке» можно прибавить и «Каменскую», и роль в «Петербургских тайнах», и «Ретро втроем», и «Анкор, еще анкор!». Замечательные разноплановые роли, прекрасный актерский состав и режиссеры.

» Вы часто играете в кино с актерами театра «Современник». И в «Каменской», и в «Ретро втроем». Легче играть с одними и теми же актерами на сцене и на экране?

Да, легче, но не значит, что интереснее. Ведь тут уже не надо налаживать контакт, доказывать, что ты имеешь право находиться с ними на одной сцене или в одном кадре. Такое ощущение возникало особенно часто раньше, когда я играла вместе с известными актерами. Я прошла такую школу, что не знаю, кто из актеров вызвал бы сегодня такой трепет. Ведь сразу после «Интердевочки» я оказалась в одном кадре со Смоктуновским, с Ефремовым­старшим.

» Расскажите о своем сыне. Он, кажется, тоже планирует актерскую карьеру?

В 10­летнем возрасте он впервые снялся в кино, но актерская деятельность оказалась не в его вкусе. Сегодня ему 18, он учится на втором курсе режиссерского факультета. Режиссер ­ это такая профессия, для овладения которой нужен жизненный багаж. С детства я пыталась вкладывать интересные и, как мне казалось, правильные фильмы, мультики и книжки в его голову. Мы иногда смотрели один и тот же фильм по многу раз, потому что по телевизору ничего интересного не показывали. Мне кажется, что­то в нем отложилось.

» Недавно вы отпраздновали юбилей. Как прошло празднование? Какие самые дорогие (в смысле дорогие вашему сердцу) подарки были вам преподнесены?

Было много приятных слов, подарков; поздравляли и близкие, и коллеги, и люди, которых я давно не видела. Я не могу ничего выделить. Мне все было очень приятно и радостно.

 

интервью:  Елена РАГОЖИНА


Этот текст был опубликован в номере 94 (04/94 - 2011)
журнала "НОВЫЙ СТИЛЬ" на странице 22. Кликнув на обложку
вы сможете просмотреть флеш-версию этого номера >>

Leave a Reply