Всё могут короли

Что считается символом Великобритании? По опросу жителей Соединенного Королевства в 2008 году на первое место был выбран традиционный горячий английский завтрак – яйца, бекон и бобы, на втором месте – королевская семья, на третьем – английский паб с его непременной составляющей – пивом. И хотя королевская семья оказалась только на втором месте, популярность ее велика. Любое празднование – 60 лет правления Елизаветы II, 85-летний юбилей королевы два года назад, свадьба принца Уильяма и Кейт в прошлом году – собирает толпы британцев и, конечно, туристов. Благодаря монархии Великобритании в бюджет страны ежегодно поступает не менее 1 млрд. фунтов стерлингов ($1,57 млрд.), а как бренд королевская семья оценивается примерно в 44,5 млрд. фунтов ($69,8 млрд.). Но при этом сегодня каждый житель Великобритании тратит на содержание монарха и его семьи 66 пенсов в год.

Но эта финансовая информация никакого отношения не имеет к теме нашей статьи. В июле все взоры обращены на королевскую семью. Весь мир с нетерпением ждет рождения первенца принца Уильяма и Кейт.

Члены королевской семьи популярны среди британцев по-разному. На это есть причины. Королева Елизавета внушает всем глубокое уважение благодаря титанической работе, которую она, несмотря на свой весьма преклонный возраст, выполняет. Рейтинг принца Чарльза (первого в очереди на престол) после трагической гибели принцессы Дианы и женитьбы на разведенной Камилле Паркер-Боулз был не очень высок. Смерть Дианы потрясла мир. «БОГИНЯ умерла. Богини больше нет!» – рыдал британский народ, узнав о гибели Дианы. Чарльза обвиняли в смерти Дианы: «Если бы они не расстались». А женитьба на Камилле сделала его изгоем. Но со временем все меняется. Сегодня уже никто так категорически не осуждает Чарльза. Но и любимцем его назвать нельзя. Другое дело его старший сын Уильям – красавец, пример для подражания, еще и женился на девушке из среднего класса.

Уильям популярен у 62 процентов британцев, и у него первая строчка в рейтинге по сравнению с 21 процентом у его отца и последней строчкой, и многие предпочли бы, чтобы Уильям стал королем после Елизаветы. А младший, принц Гарри, который до недавнего времени был третьим в очереди на престол, не сходит с обложек модных журналов и страниц таблоидов.Но если британский Tatler, например, поместил фотографии принца в парадном обмундировании летчика британских ВВС и назвал его человеком года (речь идет о 2012-м), то прочие публикуют не самые лестные фотографии. Но третьим кандидатом на престол Гарри мог оставаться, только если у Уильяма и Кейт не было бы детей. А вот кто из детей Уильяма оказался бы следующим на престоле, до недавнего времени было точно прописано – сначала мальчики, а потом девочки.

И вот, 25 апреля 2013 года парламент Великобритании внес изменения в Закон о престолонаследии 1701 года. Дебаты по этому поводу шли уже много лет, еще при Тони Блэре, и только сейчас, при консерваторах, эти изменения были внесены. После изменений в законе первенец герцога и герцогини Кембриджских станет третьим в очереди наследников на престол – после принца Чарльза и его сына принца Уильяма, герцога Кембриджского, что самое главное и новое, вне зависимости от пола. В прежней трактовке престол переходил к сыну, и только если не было сыновей, тогда на престол могла взойти женщина. Так было с королевой Викторией. Отцом Виктории был четвертый сын короля Георга III. Она наследовала
престол в 1837 году, после смерти своих дядей – братьев ее отца (ее отец умер, когда Виктории было восемь месяцев), Вильгельма IV, не оставившего законных детей и Георга IV до него.

Несколько лет назад с большим успехом шел фильм «Король говорит». Королем Великобритании стал в 1936 году Георг VI. Он вступил на престол после отречения брата, Эдуарда VIII, который женился на разведенной американке. После кончины короля Георга VI
в 1952 году его старшая дочь становится королевой Елизаветой II (у него было только две дочери).

Если бы такой закон был принят раньше, то история Великобритании была бы совершенно другой. Например, Эдуард VII никогда не стал бы королем, его место в 1901 году заняла бы старшая дочь королевы Виктории, вышедшая замуж за прусского кронпринца Фридриха III и умершая через несколько месяцев после смерти королевы Виктории. Что привело бы на престол сына дочери Виктории и прусского кронпринца Фридриха III. Но история не имеет сослагательного наклонения, и нам неизвестно, как бы все тогда в мире сложилось.

Как бы то ни было, гендерной системе наследования на сегодняшний день следуют только в Испании, Монако и Лихтенштейне. Произошли изменения и в вопросе вероисповедания – ведь монарх является и главой англиканской церкви, поэтому раньше брак c католиками означал отказ от престола. В рамках новых изменений в законе это условие было отменено, так что, если будущий наследник престола сочетается браком с католичкой или католиком, он/она не должны будут отказываться от престола. Осталось пока только условие, что сам король/королева не могут быть католиками. Так что теперь принц Майкл Кентский, который был вынужден отказаться от весьма нереальных перспектив оказаться на престоле после женитьбы в 1976 году на разведенной католичке Мари-Кристин Траубридж, урожденной баронессой фон Рейбниц, вернет свой династический статус и продвинется по ступенькам вверх в очереди наследников.

Так что теперь неважно, кто родится у Кейт – девочка и мальчик. Ребенок станет третьим в списке в очереди на престол.

И если с точки зрения престолонаследия это неважно, то для букмекеров уже 9 месяцев золотое время. Какой будет пол, как назовут ее или его – ставки принимаются на все. И хотя Кейт уже успела проговориться, получая в подарок на каком-то официальном мероприятии плюшевого медвежонка, что вот, мол, отлично подойдет моей д…, сейчас говорят, что вовсе не девочку ожидает монаршее семейство, потому что коляска уже куплена голубая, а Гарри рассказывает всем, как он счастлив стать дядей маленького племянника.

С королевской семьей теперь все ясно, а вот будет ли изменен закон о наследовании для старинных британских родов – большой вопрос. Ведь именно после того, как в Закон 1701 года были внесены изменения, дочери высшей знати заявили о необходимости поменять и закон, закрывающий им все пути к титулу и наследству. Например, леди Клер Керр, дочь 13-го маркиза Лотиана, титул своего отца не унаследует и намерена отстаивать свои права. Более того, если в семье не осталось наследников по мужской линии, титул переходит к брату или сыновьям брата или вообще исчезает. Традиции должны оставаться неизменными почему-то именно в этом случае.

И если раньше титул и имение не переходило женщине из-за опасений, что она не сможет управлять огромным поместьем (хотя здесь, разумеется, многие женщины могли дать фору мужчинам), то сегодня говорить об этом всерьез смешно – образование сегодня доступно и мужчинам, и женщинам. Но закон пока остается прежним. И очень часто в старинных замках (если благодаря мужчинам знатное семейство сумело его сохранить до сегодняшнего дня, а не потерять) есть благородные девицы, мечтающие унаследовать титул и замок отца.

С огромным энтузиазмом в Великобритании зрители смотрят сериал «Аббатство Даунтон», сюжет которого как раз и построен на том, что титул и имение лорда Грэнтэма не могли перейти к его старшей дочери Мэри (а у него было три дочери) и поэтому пришлось привлекать бедного родственника, что повлекло за собой три сезона нешуточных страстей. Все с нетерпением ждут четвертый сезон, премьера которого состоится в январе 2014 года. Эта выдуманная история, которая происходит в начале прошлого века, была написана Джулианом Фэллоузом, человеком, хорошо знакомым с британским пэрством и традициями знатных британских семейств. Фэллоуз – барон Уэстстаффордский и женат на дочери графа Китченера Эмме, которая унаследовала титул только благодаря личному распоряжению королевы, а могла бы быть 40-й графиней Китченер, если бы были внесены изменения в закон. В настоящее время дочери не наследуют титулов и замков и обращаться к ним надо «достопочтенная» (Right Honourable), а не «леди». Интересен факт, что Эмма Фэллоуз – внучатая племянница известного британского фельдмаршала Горацио Китченера и сама фрейлина (lady in waiting) принцессы Кентской. То, что в Англии придерживаются многовековых традиций и до сих пор у принцесс и королевы есть фрейлины, восхищает, а в каких-то ситуациях, как, например, нежелание изменить закон о наследовании у пэров, – выглядит как анахронизм. В отличие от своей жены, сам Джулиан Феллоуз был удостоен титула барона за заслуги в области литературы и искусства. В своем романе «Снобы» Фэллоуз посмеивался над теми, кто стремится попасть в круг знати. Титулы являются предметом мечтаний многих. И это имеет под собой веские основания.

В отличие от европейской системы, британское пэрство может быть не только наследственным по крови, но можно получить титул как награду за особые заслуги. И такое пэрство может быть как наследуемым (как в семье Маргарет Тэтчер, ее сын – сэр), так и единовременным, когда титул не переходит к детям. С XIX века титулы получают не только христиане-протестанты, но и христиане-католики и представители других конфессий: евреи, индусы, мусульмане.

Вот такие нешуточные баталии развернулись вокруг изменений, внесенных в Акт 1701 года.

Продолжение следует…

Leave a Reply