Восток – дело тонкое

«Восток – дело тонкое, Петруха!» – так говорил товарищ Сухов в «Белом солнце пустыни». Ознакомительная поездка по Узбекистану подтвердила это мнение: между западом и востоком, не Азия, но и не Европа. Потрясающе вкусная еда, браки по сговору, дружелюбные люди, стремление войти в мир международного туризма – Узбекистан вобрал в себя тысячелетия традиций и культур императоров и завоевателей. Мечети, медресе и минареты потрясают красотой, здания советских времен напоминают о недавнем прошлом.

 

Самарканд, Бухара, Хива – узбекские города, стоящие на дороге, по которой когда-то проходил Шeлковый путь. В том, что они сохранились до нашего времени, несомненно, заслуга местного населения. Уникальные историко-архитектурные памятники, неповторимое мастерство ремесленников, народные обычаи и праздники, секреты восточной кухни и многое другое дарит гостям Узбекистан. Города этой страны внесли неоценимый вклад в наше понимание архитектуры прошлого, империй Чингисхана, Тимура и персов.

Самарканд. В XIV веке Тимур сделал Самарканд столицей своей империи, это определило будущее города. Столица империи должна была сиять на весь мир, и, чтобы добиться этого, Тимур не пожалел средств. Он привез в город лучших мастеров, архитекторов и строителей. Их высокому мастерству нынешний Самарканд обязан своей славой жемчужины Востока.

Больше всего поражает бывшая центральная площадь – когда-то здесь встречались все улицы города. Архитектурный ансамбль Регистан считается величайшим среди грандиозных сооружений исламского мира. Всякий, кто попадает на площадь Регистан, теряет ощущение привычных пропорций. Масштабность пространства и построек вызывает чувства сродни тем, которые испытываешь, стоя у пирамиды или горы. В ансамбль входят три медресе, построенные в разное время: Улугбека (XV век), Шер-Дор (XII век) и Тилля-Кари ( XII век).

Медресе Улугбека – самое великолепное и богатое из всех трех. На его главном фасаде, на фоне желтоватой кладки стен, геометрические изображения выложены глазурованными кирпичами, создающими эффект мозаичного панно. В углублении фасада – орнамент из пяти- и десятиконечных звезд, изображающих звездное небо. Сочетание смелости, простоты идеи, незамысловатости технической арматуры и точности расчета свидетельствует о высоких достижениях мастеров того времени. Напротив – медресе Шер-Дор. Его планировка повторяет общую композицию медресе Улугбека, но разнится деталями декора фасада, где изображен лев, устремившийся за белой ланью. По древней символике лев – ученик медресе, а лань – знание, которое ученик пытается поймать. От полного разрушения декор фасада был спасен реставраторами, которые собирали орнамент по мельчайшим фрагментам.

Строительство медресе Тилля-Кари завершило формирование ансамбля Регистан. Чтобы достигнуть единства и цельности площади, зодчий увязал архитектуру медресе с уже существующими постройками – растянул фасад таким образом, чтобы получилось зрительно замкнутое пространство.

Следующий после Самарканда город на Шелковом пути – Бухара. Несмотря на то, что ныне эти два города часто упоминаются как братья-близнецы, история у них разная. Когда я вышла из автобуса, мне показалось, что за время путешествия мы перенеслись в другой век. Нас окружали минареты и купола, как песочные холмики, закрывавшие горизонт. Казалось, что каждый камень покрыт пылью вечности. В путеводителе сказано, что Бухара – это самое близкое, что сохранилось до наших дней от Туркестана до его завоевания Российской империей в 1860 году при Александре II. Теперь я, наконец, поняла, что имел в виду автор. Закрыв глаза, я представила все, что видела вокруг, но без машин: передо мной открывалась дорога, уходящая в глубины истории. Минареты, мечети, медресе – в городе сохранились целые районы древней планировки, где легко вообразить себя в прошлых веках.

Минареты, подобно компасам, ведут в центр города, и, ориентируясь по бухарскому минарету XII века Калян, мы попадаем на главную площадь города. В архитектурных ансамблях древних городов Узбекистана минареты играют исключительную роль. Изначально они предназначались для призыва на молитву и возводились около мечетей и медресе. Сооружение минарета требовало незаурядного мастерства: необходимо было учитывать не только силу ветра и свойство грунта, но и силу сейсмических толчков – ведь Узбекистану не привыкать к землетрясениям разной силы.

Однако последователи ислама – не единственные обитатели Бухары. В этих краях испокон веков обитает одно из самых известных меньшинств – бухарские евреи. Впервые местная еврейская община упоминается в XIII веке, а с XIV века Бухара становится основным центром сосредоточения еврейского населения в Средней Азии. Поскольку до XVI века синагога в городе отсутствовала, считается, что евреи молились в одном помещении с мусульманами: речь идет о мечети Магаки Аттари, являющейся одной из самых древних в Средней Азии. В городе до сих пор проживают 80 национальностей и слышна узбекская, армянская, таджикская и русская речь.

Современный Узбекистан – это страна на перекрестке. От персов и саков до Чингисхана и большевиков – влияние Востока и Запада на культуру, музыку, язык и кухню оставляет здесь яркое впечатление. Больше всего это разнообразие ощущается, конечно же, в Ташкенте. Ташкент, некогда четвертый по численности населения город Советского Союза, сохранил в себе больше всего «советскости». Повлияло на архитектуру города и землетрясение 1966 года, значительно разрушившее дома в центральной части города. За 2200 лет существования в Ташкенте появились архитектурные памятники разных времен. Особенно интересна старая часть города, где, несмотря на постоянные сейсмические толчки, уцелели маленькие улочки и здания. Подобно городам Шелкового пути, Ташкент изобилует мечетями, медресе и минаретами; при этом здесь можно найти и множество памятников современной эпохи. Например, несколько лет назад был открыт памятник жертвам сталинских репрессий. В бывшем СССР Узбекистан стоял на 3-м месте по количеству репрессий – после России и Украины.

Узбекский народ славится своим гостеприимством, а национальная кухня имеет многовековую историю и отражает своеобразие обычаев и традиций народа. На ее формирование оказали влияние культуры, проникшие из стран, связанных с Великим шелковым путем: местные правители нередко привозили лучших кулинаров из завоеванных стран.

В каждом узбекском доме гостя принято встречать пиалой душистого зеленого чая. По существующему здесь обычаю свежезаваренный чай трижды наливают в пиалу и возвращают в чайник – считается, что лишь после этого в напитке полностью проявляются аромат и вкус. После этого на стол подаются свежие лепешки; за ними следуют закуски, суп из баранины, обильно приправленный зеленью укропа и петрушки. И только после этого подают главное блюдо – плов. Плов – король узбекской кухни и непременное украшение любого стола. В разных областях страны существуют свои рецепты приготовления этого блюда. Но для людей, не привыкших к пышным застольям, справиться с таким количеством еды – дело непростое.

Ну и раз уж разговор зашел о еде, как не упомянуть о самом главном – базарах. Во многих странах мира наиболее красочные места – это базары, и Узбекистан не является исключением. Мы отправились на базар в Ташкенте, и я была потрясена красочностью и живописностью местной жизни: все роилось и кипело, как в огромном улье, народу – глазом не охватить, не поймешь – где начало, а где конец. Фрукты и овощи, специи и травы, орехи и сухофрукты, мясо и птица, и со всех сторон – разговоры на узбекском, русском и непонятных нам языках. И, конечно, уже упомянутые лепешки. Лепешки в Узбекистане, как и плов, в разных городах – особые. Например, самаркандские славятся на всю Центральную Азию. Говорят, что за ними приезжают из других городов. Делаются они на молоке, яйцах и других продуктах. Секрет приготовления передается из поколения в поколение. Самаркандскую лепешку можно хранить долго, она не черствеет и не плесневеет. Многие лепешки украшены «ганча», напоминающей резьбу по дереву. Я фотографировала все подряд и, как местный люд, пыталась торговаться с продавцами и сбивать цену. Cтойки с шашлыками и другими местными блюдами нагоняли дикий аппетит. И это при том, что вся наша поездка была непрекращающимся пиром!

Во время путешествия мы видели много свидетельств того, что Узбекистан заинтересован в развитии туризма и многое делает в этом направлении. Однако некоторые вещи остаются странными и непонятными даже для бывалого туриста. Современный путешественник привык ездить по миру с кредитной картой и валютой – в Узбекистане, однако, оказалось, что все не так просто. За исключением нескольких международных отелей, кредитную карту практически нигде не принимают. Туристы привозят доллары и евро, но и с этим проблем хватает: многие обменные пункты не принимают не очень новые купюры, объясняя это тем, что их потом не захотят брать узбеки. Когда наконец-то вам удастся обменять деньги, вы обнаруживаете, что вместить их в кошелек просто невозможно. Когда я обменяла 50 долларов, у меня в руках оказалась приличная пачечка из 92 000 сумов (самая большая купюра – 1000 сумов – около 70 американских центов). Не очень-то удобно носить с собой такие пачки денег, и даже местные признаются, что предпочитают иметь с собой доллары и при необходимости обменивать их на черном рынке. Надо только знать места, где это делают подешевле.

Иностранную валюту все-таки можно использовать в Узбекистане: на нее можно приобрести сувениры. Продают их в долларах и в евро, а вот фунт почему-то не очень любят.

Leave a Reply