Витторио Primo

Витторио Григоло

Петь Витторио Григоло начал, когда ему было всего четыре года – рановато даже по меркам одной из самых музыкальных стран мира – Италии. К девяти годам мальчик уже солировал в хоре Сикстинской капеллы (семья жила в Риме), а когда Витторио исполнилось 13, состоялся его дебют в роли Пасторелло в опере «Тоска». В этой же постановке Паваротти пел арию Каварадосси! Говорят, великий тенор даже подписал парню автограф: «A Vittorio Primo» = «to Vittorio the First». Пресса тут же окрестила Григоло Павароттино II. В 18-летнем возрасте Витторио уже работал в Vienna Opera Company, а в 23 года выступил в знаменитой миланской «Ла Скала», установив рекорд как самый молодой певец, удостоившийся такой чести. Впрочем, в его биографии это не единственный случай первенства. Уже в 18 лет его карьера выглядела столь многообещающей, что Витторио был освобожден от обязательной воинской повинности – впервые в истории Италии! Репертуар певца включает не только арии в операх Доницетти, Верди, Пуччини, Гуно, Массне, Оффенбаха, Россини и Моцарта; роль Тони в мюзикле Бернстайна «Вестсайдская история» стала в его жизни поворотной. С тех пор Григоло записал сольный альбом «Паперо», в котором выступил в новом для себя амплуа композитора и исполнителя популярной музыки. Его концерты собирают стадионы, а на телевидении есть свои программы. И все же опера остается в карьере итальянского тенора главной – только в этом году у певца состоялись 6 дебютов, среди которых выступления в Метрополитен-опера в Нью-Йорке и театре Ковент-Гарден в столице Британии. В лондонской постановке «Манон» Витторио спел партию де Грие. Их дуэт с великолепной русской оперной дивой Анной Нетребко вызвал в зале шквал эмоций.

» Ваш недавнее выступление в опере «Манон» в Ковент-Гарден имело ошеломляющий успех. Я видела вас сразу после окончания премьерного спектакля. Вы были очень взволнованы и воскликнули: «Между мной и Анной была химия!» Что вы чувствовали в тот вечер?

Теория Эйнштейна об относительности времени очень справедлива. Если вы на мгновение сунете палец в огонь, эти несколько секунд, пока его обжигает пламя, покажутся вам вечностью. Для меня время, которое я был на сцене, и было моей жизнью, подлинной и единственной в те мгновения. Это как будто внутри твоей жизни открылась другая новая жизнь, и твой партнер на сцене становится ее частью. Часто эта жизнь на театральных подмостках более захватывающа и интересна, чем реальная.

» Позвольте вам не поверить! У столь успешного певца неинтересная жизнь?!

Да, я слукавил. (Смеется.) У меня потрясающая жизнь. Однако, есть жесткий рабочий график репетиций и занятий, которому приходится следовать, и далеко не всегда это совпадает с тем, чем хотелось бы заняться в тот момент. Есть правила, которым ты обязан следовать, чтобы быть успешным. Например, в предшествующий выступлению день нельзя разговаривать или отправиться в ночной клуб. Ты чувствуешь ответственность перед зрителями. Эмоциональный накал и отдача, необходимые на сцене, требуют определенных жертв в личной ежедневной жизни. Но ради магии и красоты этих минут на сцене ты готов на все!

Тот дебют с Анной был потрясающим! Мы никогда ранее не пели вместе, и поэтому все было еще острее и прекраснее.

» После дебюта вы выступали вместе с Анной еще несколько раз. Изменилось ли что-то?

Мне кажется, что в каждом спектакле я учусь чему-то новому, расту. А чувства остаются такими же волнующими. Я стараюсь не встречаться с Анной до спектакля. Это как перед свадьбой – ты не видишь свою невесту до момента, когда она в ослепительном наряде входит в церковь! Мы встречаемся на сцене. Для меня важно найти в ежедневной рутине нечто экстраординарное. Есть прекрасное изречение: «Yesterday is the history, tomorrow is the mystery, today is the present».

Present – настоящее – это и подарок, дар. Мгновение, в которое мы сейчас живем, – дар, которым надо наслаждаться!

» Вас нередко сравнивают с молодым Паваротти. И хотя я читала, что вам такое сравнение не слишком нравится, я думаю, это потрясающе.

Я испытываю глубокое уважение к известным мастерам, но никогда не стану использовать их имена в своей карьере – предпочитаю двигаться вперед самостоятельно. Считаю, у человека должно быть чувство собственного достоинства. И не хочу использовать массмедиа, чтобы привлечь внимание к своей персоне. Конечно, для 13-летнего мальчишки это было потрясающе – спеть на сцене вместе с Паваротти! Думаю, что я просто оказался в нужное время в нужном месте. Может быть, есть сотни таких же Витторио, обладающих даже лучшими голосами, чем мой, но им не довелось оказаться в моей ситуации.

» А ваши родители как-то связаны с миром музыки?

Нет. У моего отца прекрасный голос, но он никогда не учился пению. Любит петь в душе, как и многие люди! (Смеется.)

» Вы начали петь в четырехлетнем возрасте. Уже тогда хотели стать оперным певцом?

Да, я знал, что буду оперным певцом: пел арии, когда мне было 5 лет.

» Вы записали сольный альбом «Popera». Решили попробовать себя в поп-жанре?

Я хотел петь поп-музыку, это был мой язык общения в тот момент. Опера ведь тоже была поп-музыкой сотни лет тому назад. Не было радио, телевидения, мюзиклов –была опера. Это был язык, понятный всем. Переходным моментом, мостиком от оперы к поп-музыке для меня стало участие в мюзикле «Вестсайдская история».

» Довольно необычный шаг для оперного певца –участие в мюзикле! Вы и танцевали в «Вестсайдской истории»?

Конечно, полностью освоил хореографию Джерома Роббинса. Это было великолепно!

» Трудно было танцевать и петь одновременно?

Нет. Такие вещи нужно делать, пока ты молод, – в шестьдесят все эти прыжки и полеты осилить будет трудновато! К тому же, чтобы зритель тебя принял, ты должен быть достоверным, иметь соответствующие роли внешние данные.

Потому я и решился на это в двадцатилетнем возрасте, пока я полон энергии и сил. Ведь каким бы молодым ты ни оставался в душе, в болем позднем возрасте физические возможности тела ограничены.

» Дебют в Лондоне ведь не единственный в этом году?

Нет, в этом сезоне у меня было шесть дебютов – один за другим.

» Успешно?

Очень. Это было как одержать победу в Grand Slam турнире!

» В настоящее время вы, в основном, сосредоточены на карьере оперного певца или участвуете в каких-то необычных проектах?

Продолжаю работу в опере, но у меня есть много других идей и задумок на будущее: концерты, новый поп-альбом, мюзикл, балеты… Я уже написал мюзикл «Америка» и надеюсь его поставить – лет через десять, быть может.

» Вы любите гоночные автомобили и в прошлом даже участвовали в гонках?

Это было довольно давно – мне тогда было 19. Я готовился к чемпионату, тренировался на треке и попал в аварию. Это случилось в преддверии концерта, в котором я, конечно, не смог принять участие из-за полученных травм. Что стало для меня сигналом: надо уметь фокусировать свою энергию на приоритетах.

» После этого случая уже не садились за руль?

Нет, отчего же, но не на профессиональной основе. Я очень люблю скорость, и люди, которые имеют неосторожность сесть в автомобиль, когда я за рулем… (Смеется.)

» Ваша любовь к скорости, наверное, распространяется и на горные лыжи?

Я инструктор по горным лыжам. Одно время мы с семьей в течение двух лет жили на горном курорте в центральной Италии: сначала я помогал на подъемнике, а затем окончил школу и получил звание мастера-инструктора по обучению катанию на горных лыжах.

» Удается иногда выбраться в горы покататься?

Нет времени. Я живу в Цюрихе, в полутора часах от Сан-Морица, но свободного времени совсем нет. Может быть, следующей зимой…

» А почему вы выбрали именно Цюрих местом проживания?

Моя жена из Лос-Анджелеса, и в течение трех лет я тоже жил в этом городе. Но в какой-то момент почувствовал, что очень устал от бесконечных 13-часовых перелетов. Ведь вся моя работа (кроме Метрополитен-опера) сосредоточена в Европе, и мне все время приходилось мотаться между Америкой и Европой. Я выбрал Цюрих – отсюда есть прямой рейс в Лос-Анджелес, и всего один час лета до Рима, где живут мои родители. К тому же у меня в Цюрихе есть работа.

» А ваша супруга тоже певица?

Нет, она работала в агентстве по недвижимости. Но сейчас работает не на агентство, а на меня – применяет свои таланты в области пиара для своего мужа! Она здорово мне помогает, поддерживает во всем. Мы оба очень любим Лондон. Этот город полон творческой энергии и энтузиазма. Больше всего меня привлекает здесь свобода, возможность быть самим собой. Я думаю, после Цюриха мы переедем жить в Лондон.

» Вам приходилось несколько раз выступать в Москве. Отличается ли публика в России от английской?

Я люблю русскую публику! Слышал, что существует даже русский сайт моих фанов. Очень приятно осознавать, что кто-то меня знает и любит в этой стране. И я думаю, что мой поп-альбом сыграл в этом свою роль. Кстати, слово «Попера», ставшее именем этого альбома, я придумал сам – оно означает поп-певца, который также исполняет оперу, и одновременно оперного певца, поющего поп-репертуар.

» У вас прекрасный голос. Увас сейчас есть педагог?

У меня есть прекрасный преподаватель – бас Даниэлло Ригоза. Он учит меня начиная с 17-летнего возраста, и мы до сих пор работаем вместе. Сейчас он помогает мне готовить партию в новой постановке «Риголетто» в Израиле, приуроченной к 5-летнему юбилею филармонического оркестра страны. Очень важно, когда опытный педагог заботится о состоянии твоего голоса, работает над вокалом. Я на сцене увлекаюсь, меня захватывает действие, и не думаю о том, чтобы беречь голос, что, конечно, неправильно, – и тут помощь учителя, который знает все нюансы и возможности твоего голоса, бесценна.

» Есть ли оперы, для которых вы еще не чувствуете себя созревшим?

Да. «Тоска», например, это не мое, «Кармен», «Трубадур», «Аида» – я даже не мечтаю пока обо всех этих сильных характерах, а фокусируюсь на более близком мне лирическом репертуре, работаю над чистотой и мелодичным проникновенным звучанием голоса. Голос ведь как пружина – если ее постоянно растягивать, она не сожмется, не вернется в первоначальное положение. Бездумно форсируя и напрягая голос, можно утратить его безвозвратно. Поэтому при составлении репертуара очень важно подбирать партии, разнообразные по характеру, но близкие по голосовой палитре, уровню вокала. Должны быть определенная стратегия и учитель, которому доверяешь.

» Какой вы видите свою карьеру через десять лет?

Если Богу будет угодно, надеюсь спустя десять лет все еще быть на сцене и петь. И дать вам еще одно интервью!

 

Leave a Reply