Два брата две судьбы

Два брата выросли на еврейских улицах Варшавы. В начале двадцатого века их пути разошлись. Адольф уехал в Швейцарию – подальше от погромов, в поиске заработка. Маркус положил взгляд на Москву, доверясь своим коммунистическим идеям и мечтам о лучшей жизни. В будущей советской столице его арестовали и приговорили к ссылке. Братья больше никогда уже не встретятся.

Nadia Ragozhina. Два брата - две судьбы
Надя Рагожина

Сто лет спустя, правнучка Маркуса, Надя Рагожина, нашла потерянную ветвь своей семьи. Это был шанс наверстать упущенное, познакомиться поближе и узнать, как же проходила их жизнь в западной Европе, вдали от коммунизма, советских репрессий, на родине часового дела.

Надя Рагожина журналист, блогер и автор новой книги о своей семье Worlds Apart: The Journeys of My Jewish Family in Twentieth-Century Europe.

Надя, почему ты выбрала именно семейную историю для сюжета свой первой книги?

– На самом деле, я никогда не собиралась писать книгу, хотя я с детства читала взахлеб. Но потом, когда обнаружились наши родственники в Швейцарии, все получилось иначе. Я росла, зная, что у нас есть родственники за границей, но в 90-х осознала это в полной мере. Это уже не было чем-то опасным или редким, но в нашей семье об этом все равно говорили почти полушепотом, только дома на кухне, по привычке, как и было принято в советские времена. Наверное, интерес к этой истории ко мне перешел от мамы – для нее, выросшей в 60-е годы, это было действительно что-то секретное, о чем точно нельзя было никому говорить. Много лет спустя, живя в Лондоне, мы с мамой нашли их в интернете.

 

Идея у меня мелькнула почти сразу, еще когда дочь бабушкиной двоюродной сестры Гени, с которой я переписывалась, начала присылать мне самые первые сообщения. Она рассказала вкратце о том, что произошло с ее семьей с 50-х годов, когда контакт между нами был прерван. И у меня сложилось ощущение, что передо мной кто-то разложил карту европейской истории двадцатого века. Я узнала, что Геня во время войны жила в Палестине и не могла вернуться домой в Женеву, потому что было опасно плыть через Средиземное море. Ее сестра жила в оккупированном Брюсселе и только чудом смогла вернуться домой и спастись от нацистов, ее муж погиб в Освенциме. Адольф как мог, помогал тем еврейским беженцам, которые смогли добраться до Женевы, потому что во время войны, швейцарское правительство закрыло границы, тем самым отправив тысячи евреев на смерть.

С нашей стороны, с Советском Союзе был арест и изгнание Маркуса как НЭПмана, его возвращение, Вторая мировая война, эвакуация бабушки в Уфу во время войны, потом послевоенные годы…

История, знакомая многим. И я, видя все эти истории, сразу поняла, что это все случилось с одной семьей. Что это были два брата, которые уехали из одного дома, и у них настолько по-разному сложились судьбы. Что две ветви одной семьи пережили и пропустили через себя последствия стольких исторических событий двадцатого века. Вот это меня очень сильно затронуло и повлияло на мое решение написать эту книгу.

Сохранились ли семейные фотографии тех времён?

– Да у нас были фотографии, сохраненные бабушкой (Маркус – отец бабушки), с которых на нас смотрели серьезные и очень красивые дочери Адольфа, со своими мужьями. Еще фотографии 30-х годов, присланные из Женевы. Для меня все было невероятно интересно. Когда я начала писать книгу и делать интервью со всеми родственниками, мне удалось изучить и Женевский семейный архив. Там я нашла фотографию Адольфа и Маркуса с родителями, когда те были еще детьми. Это наша самая старая семейная фотография. Она сделана в 1891 году.

В советском союзе было очень опасно иметь родственников за границей, в вашей семье никто не пострадал от этого?

– Напрямую, нет. Это было очень опасно и поэтому писем было очень мало. Сами письма не сохранились, остались только фотографии. Именно поэтому в семье никогда не говорили о женевских родственниках, и даже в 90-х годах по привычке рассказывали о них полушепотом. На самом деле мы даже не знаем, как проходила эта переписка. Маркуса сослали в Горький как НЭПмана, и в то же время в Сибирь сослали дядю бабушки – дядю Нему – брата ее мамы. Есть версия, что это жена дяди Немы, тетя Миля, потом вела переписку со всеми, включая родственников Маркуса. Но точно мы не знаем, потому что бабушка была еще маленькая и ей не говорили таких вещей.

Как прошла ваша первая встреча с родственникам? Кто был инициатором этой встречи? 

– Как только мы нашли друг друга с интернете, то сразу стали планировать встречу. В необходимости встретиться ни у кого не было сомнений. Бабушке на тот момент было 86 лет, а ее двоюродной сестре 97! Мы все понимали, что время не на нашей стороне… Ну, и вообще очень хотелось познакомиться. У Гени была еще старшая сестра, Ева, которой уже не было в живых. В 20-30-е годы, когда сестры все были маленькие, включая мою бабушку, они посылали друг другу письма. Они не могли поверить в происходящее, в то, что смогут встретиться.


Моя бабушка Аня и Геня, когда познакомились, между собой говорили на немецком языке. Бабушка выучила его в школе и в институте, а потом всю жизнь преподавала. А Геня родилась в Австрии, жила в немецко-говорящей Швейцарии до переезда в Женеву. Их первая встреча – невероятно трогательный момент.

Ведь не понятно с чего начать разговор, когда перед тобой близкий родственник, но при этом очень мало что знаешь друг о друге. Они скакали с одной темы на другую. В основном говорила Геня, которая держала внимание всей комнаты и была готова говорить часами, а бабушка, по-моему, была просто потрясена. И в какой-то момент она сказала, что это как сказка – она сказала это по-немецки, цитируя поэму Генриха Гейне Лорелея, которую выучила еще в школе – и вдруг Геня запела романс на эти же слова. Сказочный момент! И вот тогда уже у всех потекли слезы.

Можешь рассказать о генеалогическом сайте, на котором ты смогла найти своих родственников и какая информация нужна для поиска?

– Сайт называется geni.com. Это один из нескольких самых больших сайтов для любителей генеалогии. Там люди составляют свое семейное древо, вписывают всех родственников, добавляют фотографии, поздравляют с днем рождения и так далее. Мы на сайте оказались совершенно случайно – мой дядя с папиной стороны построил семейное древо с фотографиями и историями, и мы с мамой его изучали. И сразу решили, что надо строить дальше – мамину сторону. Добавили тех, кого знали, а дальше решили проверить – а вдруг швейцарские родственники тоже тут? Нашли мы их не сразу. На сайте можно найти только тех, кто сам себя туда вписал, или их родственники. А у нас еще у братьев фамилия очень распространенная –  Нейман,  поэтому мы понимали, что даже если они там есть, будет не просто. А вот фамилия жены Адольфа встречается реже. Мы начали искать по ней и в как-то момент просто не могли поверить своим глазам – перед нами черным по белому были написаны имена Адольфа, его жены и дочерей. Так, как мы их всегда и представляли. Нам, конечно, крупно повезло, что внучка Адольфа построила их семейное древо на том же сайте. Я ей сразу отправила сообщение, и она мне быстро ответила.

Чем больше есть информации, тем лучше. Но в принципе, достаточно только имени и фамилии. Годы жизни помогут, если искать предков.

Сейчас стало модным снимать мини-сериалы. Если бы предложили сделать экранизацию твоей книги, кто бы сыграл главные роли?

– Сложный вопрос какой! Мне кажется, что на роль Евы, старшей сестры Гени, идеально подошла бы Хелена Бонэм Картер. А на роль Гени, может быть Рэйчел Броснахэн, которая играет Миссис Мейзел. Мою бабушку хорошо бы сыграла Мэгги Джилленхол. С мужскими типажами мне сложнее, но, наверное, двух братьев могли бы сыграть Дэвид Швиммер и Саша Барон Коэн.

Где можно купить книгу?

– Книгу можно уже сейсас купить через интернет – на сайте моего издателя SilverWood (https://www.silverwoodbooks.co.uk/product/9781781329788/worlds-apart ), а также в книжных интернет-магазинax Waterstones, Foyles, Book Depository и на Amazon.

книга "Два брата - две судьбы"