В раю нет телевизора: Виргинские острова

Чего ждут от поездки в тропики? Спокойствия, неги, конечно, любви. Куда отправится счастливая британская пара на медовый месяц? Конечно, мечта всех влюбленных – провести райские дни на одном из 36 Британских Виргинских островов. Они считаются британской заморской территорией, то есть это одна из четырнадцати территорий, находящихся под суверенитетом Великобритании, но не являющихся ее частью. «Больших» островов всего три: Тортола, Анегада и Верджин-Горда. Благодаря красоте и спокойствию ваша поездка превратится в сказочное путешествие.

Исход

Влюбленных видно даже при поверхностном сканировании салона – в их глазах вибрирует отражение рая, они счастливы. «От имени авиакомпании Virgin Atlantic поздравляем Майкла и Мишель со свадьбой» – это одетая с ног до головы в красное стюардесса спешит поделиться с пассажирами радостными новостями. Кроме Майкла и Мишель, узами брака сочетаются Келли и Люк. А затем – Сара и Брайн. Через пару часов к ним присоединяются Мария и Ник. Помимо влюбленных пар на глаза попадаются бизнесмены, которые отправляются на острова по делам. На островах зарегистрировано до 40% всех оффшорных компаний в мире. Отсутствие налога на прибыль компании, подоходного налога, НДС и налога с продаж привлекает бизнесменов со всего мира. Хотя в наше время совсем не обязательно лететь за тридевять земель для открытия офшорной компании. Услужливые адвокаты могут сделать это, не выходя из лондонского офиса.

На иллюминаторах искрится иней, а дальше кричит ляпис неба и индиго океана, омывающего холмики крошечных островов, украшенных каймой из белых пляжей. До посадки остается полчаса. Первый шаг на землю Антигуа и первое дуновение обволакивающего влажного ветра этой неизвестной земли дает индульгенцию на лень – она уже не кажется одним из семи смертных грехов.

Конечный пункт перелета – Британские Виргинские острова. Прощай, прекрасная Virgin Atlantic – здравствуй, неизвестный карибский Liat. Подхватив одной рукой багаж, второй, несмотря на запрет, я фотографирую местных мадонн. Будь Рубенс чернокожим, он рисовал бы именно их – крепко сбитых, с арбузными задами и кормящей грудью женщин Карибов. Туристы в аэропорту делятся на несколько видов. По цвету кожи бледные новобранцы, вроде меня, отличаются от кирпично-коричневых, которые за неделю отдыха, кажется, вобрали в себя годовую дозу солнечной радиации. По форме одежды модники (легкие джинсы или льняные брюки, броги, рубашки-поло) контрастируют с полуаборигенами, которые провели в раю больше двух недель и перешли на униформу шлепки – кепка – майка – шорты безразмерные.

На таможне и паспортном контроле мои бумажки штампуют почти не глядя. Стойку регистрации я нахожу снаружи аэропорта под навесом. По улице разносится трель калипсо – рядом с секцией «Вылет» дает импровизированный концерт веселый парень с дредами. Это не производит особого впечатления на службу безопасности, которая выборочно вручную проверяет багаж, при всем честном народе. Имейте это в виду, пакуя чемоданы!

Представители отелей, как родители у школьных ворот, разбирают по машинам туристов. Я же получаю на руки обычный магазинный чек – оказывается, это и есть мой билет до Тортолы, самого крупного среди Британских Виргинских островов. Два часа ожидания превращаются в походы по ювелирным магазинам, где с 50-процентной скидкой продают жемчуга, топазы и изумруды. Набор дьюти-фри: футболки I love Antigua, невиданное разнообразие рома, включая местный English Harbour и Cavalier, сигары и сигареты – непривычно, но на них отсутствуют устрашающие картинки никотиновой беззубой улыбки. В газетном киоске среди туристических брошюр выделяется глянцевый журнал Back Men. Наживкой для покупателей, определенно мужчин, должна была стать фраза « 40 Caribbean vixen» (40 карибских красоток, которых почему-то в английском принято называть «лисичками»). С каждого разворота на меня глядела, нет, не красавица, хотя и они там были, а ее филейная часть – необьятная, безуспешно прикрытая микрострингами, отчего пропорции «лисичек» становились более карикатурными, чем даже у Джессики Раббит.

В нашем самолете не более дюжины рядов, пахнет уставшим человеческим телом и двухдневными щами. Он все равно, что такси в этом регионе: первая остановка Невис, затем Тортола и в конце – Доминикана. Из моего иллюминатора открывается вид на гигантский пропеллер – я думаю об Альфреде Хичкоке, птицах и самолетах с пропеллерами, которые из-за них падают. На краю взлетной полосы висит огромный апельсин солнца – да, так умереть будет красиво. Но все равно не хочется. Когда в полной темноте самолет приземляется в аэропорту Невиса, его лопасти сосредоточенно осматривает механик с фонариком. Он запускает пропеллер движением руки, улыбается и растворяется в чернильной мгле. Посадка в Тортоле означает две вещи – наконец-то кровать и наконец-то еда. На вопрос иммграционного офицера «How are you?» отвечаю кратко: «Hungry».

Представители Rosewood hotels загружают меня в тонированное авто и везут в порт. Последний отрезок пути – 20-минутное путешествие на катере. Под волшебным воздействием местного транквилизатора –
ромового пунша, я с блаженной улыбкой любуюсь беременной луной, которая трется своим животом о бликующую водяную гладь, пока катер лавирует между маленькими островками. И вот, наконец, причал Little Dix Bay – отеля, построенного в 1964 г. Лоренсом Рокфеллером.

Рукопожатия с менеджером, какие-то слова – после 20-часового путешествия все это кажется нереальным. Мои сумки резво подхватывает чернокожая мадонна. В сьюте я обнаруживаю гигантскую кровать для новобрачных, бутылку рома, патио с тремя лежаками, гардеробную, ванную комнату размером с бальную залу… и отсутствие телевизора. На мой недоуменный взгляд мадонна весело засмеялась и, закрывая за собой дверь, пропела, протягивая гласные на карибский манер: «В раю нет телевидения, моя дорогая!»

Земля обетованная

В шесть утра за плотными шторами прячется бодрое утро. На задней террасе, отделенная от пальмовых джунглей непрозрачным стеклом, я принимаю душ под открытым небом и отправляюсь на пробежку: бегу мимо спа с бассейном, мимо вилл, теннисных кортов, ресторанов, бухты, дайв-центра, по песчаному пляжу, заворачивая в горы, а потом – по асфальтовой дороге прямо к старому городу, который, зовется испанским. Вместо музыки на iPod я загрузила аудиогид – оказывается, Spanish Town был первой столицей Британских Виргинских островов. Это второй по населенности город после столицы Роуд Таун на Тортоле… Первым острова заметил в 1493 г. Христофор Колумб. Он дал малонаселенным островам название Las Virgenes («девственницы») в честь св. Урсулы и 11 тысяч девиц ее свиты, которые, согласно преданию, приняли мученичество от гуннов в 237 г. Говорят, что Колумб прозвал Верджин Горда Fat Gorda (Толстая Горда), потому что остров напоминал ему о лежащей на боку толстухе.

Вдалеке я замечаю гавань, почти сплошь забитую парусными яхтами. Ее окружают магазинчики и галереи с местной бижутерией и поделками. Солнце жарит все сильнее. Разгоняя ящериц и мелких птиц, я бегу обратно. Прошел всего час, но, несмотря на раннее время суток, моя кожа приобрела поросячий розовый оттенок. У своего коттеджа, сбросив кеды, прямо в шортах и майке я бросаюсь в воду – рай становится реальным.

«Доброе утро, мадам», «С приездом», «Как вам спалось?», «Хорошего дня» – кажется, каждый работник Little Dix Bay знает о прибытии новых гостей. Завтрак подают на открытой террасе. Поглощая белковый омлет и фруктовый коктейль, я погружаюсь в изучение расписания спа, отплытия и прибытия лодок (они доставляют постояльцев на восемь нетронутых пляжей), а еще времени уроков дайвинга, парусного спорта, йоги, пилатеса, кулинарных классов.

Спа оказывается коллекцией бунгало с террасами, обрамленными цветущими деревьями. Массажистка оставляет двери открытыми и под шум океана начинает работу. На свою беду я прошу ее делать массаж посильнее. Крепкие пальцы пересчитывают каждую мою косточку, пока, сжав зубы и опустив лицо в дырку массажного стола, я пытаюсь наслаждаться композицией из местных цветов.

На обратном пути я замечаю «Адама» – красавца в шортах, упруго шагающего по пляжу. Прогуливающийся в одиночестве молодой человек с кубиками на прессе на таком курорте может означать только одно – персональный тренер. Оказалось, Тэйлор приезжает сюда из Нью-Йорка два раза в год, в ноябре и в апреле, чтобы вместе с известным тренером Фрэнки Баптистой приводить в порядок тела и дух своих клиентов под девизом «MOVE WELL. FEEL WELL. BE WELL» («Хорошо двигайся, хорошо чувствуй себя, хорошо живи»). Но мне не повезло: компания Frankly Fitness только что закончила групповую программу. Предложение индивидуальной тренировки звучит заманчиво (за три дня отдыха в компании тренеров приходится платить около за $2000), но через полчаса отходит моя лодка. Взяв только книгу, фотоаппарат и полотенце, я отправляюсь на безлюдный пляж. На лодке мы несемся мимо старого города, мимо десятков поплавков яхт – они небольшие, сезон настоящих суперъяхт начинается на Карибах в декабре. Вот тогда-то отель может запрашивать цену в $5,5 тысячи за виллу с видом на океан, бассейном и телевизором. Оказывается, в некоторых семейных номерах телевидение все-таки предусмотрено – на всякий случай, чтобы дети не разбушевались. Но, как правило, родители оставляют своих чад в клубе RoseBuds («розовые бутоны»), с собственной няней или под присмотром персонала.

У берега я спрыгиваю в воду, хватаю наперевес зонтик, бросаюсь на песок и смотрю, как мой гид удаляется прочь. Ничто не напоминает о цивилизации, – нет ни зданий, ни дорог, ни даже яхт, потому что с моего уголка острова сейчас видно только воду с оттенком малахита, которая на горизонте, как краски Ротко, плавно переходит в небесную синеву. Есть фотоаппарат. Поставив его на авто-таймер, я с восторгом Крузо прыгаю на фоне пальм и валунов, наслаждаясь одиночеством.Через пару часов меня забирает уже прогулочный катер –  в компании других гостей отеля я отправляюсь в круиз, который должен завершиться созерцанием умопомрачительного заката.

Среди гостей не только новобрачные. Более 70% гостей возвращаются на этот курорт снова и снова. Как, например, пара, которая праздновала во время круиза 61 год брака . Мы проплываем мимо порта – сейчас не сезон, но через пару месяцев здесь будут стоять в ряд мегаяхты. В 2011 году прошла первая регата суперъяхт Caribbean Superyacht Regatta & Rendezvous, для которой один из ведущих яхт-клубов мира – YCCS открыл свой филиал на восточной оконечности Верджин Горда.

Наш путь лежит мимо бухты Саванна на север, к крошечному архипелагу островков, который зовут North Sound. Он известен яхт-клубом The Bitter end, рестораном курорта Biras Creek и близостью к острову Ричарда Брэнсона – Некеру. Еще один сосед North Sound – остров и риф св. Устины, которые обожают ныряльщики. Недалеко от бухты мы замечаем гигантских черепах и красочных тропических рыб. Почти каждый турист на Горде хоть раз да оказывается в ресторане «Саба Рок» (Saba Rock), в прошлом известном как «Пиратский бар» (Pirate’s Bar). Фальшивые бочки рома, фигура пирата напоминают о прошлом региона. Сегодня North Sound больше известен как место ловли голубого марлина.

Вечером меня ждет ужин в ресторане Sugar Mill отеля Little Dix Bay. Сюда не пускают животных, детей до 12 лет, а посетителей просят соблюдать дресс-код. Для мужчин это брюки, рубашка с воротником и закрытые туфли. Дам просят одеться элегантно. В меню значатся Cristal, Puligny-Montrachet, Pouilly-Fuissé и длинный список морских деликатесов.

Главное событие следующего дня – ныряние с маской. На моторке мы с гидом несемся на запад от Горды, мимо островков-валунов, как мхом покрытых низкой зеленью к острову Большая Собака, а еще есть Западная и Вороватая Собаки, Комариный остров – всего более 60, но только 12 из них обитаемы. Я очень хочу увидеть электрического ската, но в подводной тишине только меланхолично покачиваются анемоны и резвятся морские коньки. Раскинув в стороны руки и ноги, я замираю над рифом. Рядом с его основанием покоится скелет небольшой лодки, вокруг которого кипит бурная рыбья жизнь. На обратном пути мы проплываем мимо заповедника The Baths («Ванны»). Эта странная геологическая формация – комбинация гротов, валунов, пещер и естественных бассейнов – появилась благодаря сочетанию вулканической и ледниковой активности. Вечером в ресторане Pavillion серивируют арабский стол – фатуш, лабнэ, кебаб и пахлава помогают набраться сил для следующего приключения.

Утром я отправляюсь в небольшой поход – 3 километра лесной тропы должны привести к уединенному пляжу бухты Саванна. Бухта и правда оказывается чудесной, но плата за этот сказочный вид высока – от укусов комаров открытые участки кожи напоминают пузырчатую пленку. По дороге в Little Dix Bay я машу полотенцем, как витязь палицей, пытаясь отогнать потенциальных кровопийц.

А потом были рыбалка, танцы в прибрежном баре Bath and Turtle, ужин в Chez Bamboo и много чего еще. Но что оставалось постоянно – это ощущение безмятежного, бесконечного счастья, спокойствия и уверенности в том, что завтра опять точно все будет хорошо.

Leave a Reply