The Connaught

О Мейфэр, О мей фэр! Блеск Олимпа, но с чисто английским содержанием привлекает в этот фешенебельный лондонский район посетителей со всего мира.

Только представьте себе, что всего каких-нибудь 300 лет назад, здесь, на Брук Филдс, еженедельно – по вторникам и четвергам – проходил животноводческий рынок. А в середине мая – огромная весенняя ярмарка со всем cопутствующим антуражем: жонглерами, канатоходцами, карликами, скачками на осликах, собачьими боями, искусственным прудом с утками и вьюнами, «бородатыми женщинами»… Это масштабное шумное мероприятие, оккупировавшее 13 акров земли, сильно докучало местным жителям – особенно состоятельным. В конце концов они добились, чтобы ярмарку убрали, а вот название – Мэй Фэр, майская ярмарка – сохранилось. Лишь в 1850 году его переменили на Мейфэр.

Вот в этом районе и открылся в 1815 году новый отель под названием «Принц Саксонский-Кобург». «Кобург» (как для удобства его стали называть) состоял из двух георгианских домов, находящихся во владениях герцога Вестминстерского. Хозяин – Александр Грийьон – был шеф-поваром французской кухни и имел репутацию отменного кулинара. После некоторых пертурбаций в длинной истории отеля на сцене появился сэр John Blundell Maple – сын John Maple, владельца известной фирмы по изготовлению мебели в Лондоне и Париже.

Несмотря на молодость – 21 год – Мапл-младший был блестящим бизнесменом, обладавшим острым глазом на дизайн мебели, хорошим вкусом и особым чутьем на то, что продается. Быстро разбогатев на продаже мебели, Джон приобрел обширные земельные владения в Хертфордшире, а его конный завод в имении стал крупнейшим в стране. К концу 1890-х отели, обставленные мебелью Мапла-младшего, были одними из самых посещаемых в столице – Гранд Отель на Трафальгарской площади, First Avenue в районе Холборн. Его знаменитая мебель из красного дерева-махагони была в употреблении вплоть до 50-х гг. XX в.

Решив снести старые здания «Кобурга» (1892), Мапл-младший начал строительство нового здания. В 1897 году новый, сияющий викторианской роскошью «Кобург» открыл свои добротные дубовые двери перед посетителями. Отель стал одним из любимых мест принца Уэльского Эдуарда, ставшего впоследствии королем. Принц часто устраивал здесь вечеринки; апартаменты отеля всегда были к его услугам для любовных утех. Взаимовыгодные отношения увенчались успехом – во время празднования бриллиантового юбилея королевы Виктории Маплу-младшему был пожалован титул баронета, и вскоре он стал членом парламента. Когда после Первой мировой войны в силу очевидных причин руководство отеля решило убрать слишком уж немецкое имя «Кобург» из названия отеля, именно сын королевы Виктории, принц Артур, the Duke of Connaught, милостиво согласился дать отелю свое имя. С 1917 года отель стал называться Connaught.

В истории Сonnaught были взлеты и падения, модернизации и технические новшества. В годы Второй мировой войны две немецкие бомбы пробили крышу отеля и упали на нижние этажи – к счастью, так и взорвавшись. В Сonnaught несколько лет жил будущий президент Франции генераль де Голль, обедали генерал Дуайт Эйзенхауэр и многие известные люди бизнеса и политики. Высочайшие стандарты комфорта и сервиса – и при этом никакой помпезности, официоза – скорее атмосфера частного дома, добротного, ухоженного, где чтут традиции, где тебе рады и ждут – всегда были главными правилами в Сonnaught.

В 2007 году в отеле была осуществлена £70-миллионная реставрационная программа, названная «современной интерпретацией». Дизайнер Гай Оливер, возглавивший работы, не только тактично отреставрировал и редекорировал старое здание (88 номеров), но и разработал дизайн новой пристройки, включившей дополнительные 31 апартамент, пентхауз, Ballroom и др.

Войдя в элегантный холл пятизвездочного Connaught, я не могла отвести взгляд от… лестницы. Она – словно некий символический стержень, на котором стоит отель. Выполненная из красного полированного дерева в лучших традициях викторианского дизайна, эта парадная лестница олицетворяет незыблемость традиций отеля. Дух старой доброй Англии – если таковой еще сохранился – царит и в мебели отеля, изготовленной компанией Maple & Co. Для ухода за этими сохранившимися образцами мебели, облицовки и лестницы в штат Connaught специально введена должность краснодеревщика – специалиста по французскому методу полировки дерева. Кстати, парадная лестница отеля произвела такое глубокое впечатление на Ральфа Лоурена, что он заказал ее точную копию для своего центрального магазина на Мэдисон-авеню в Нью-Йорке.

Ни один из апартаментов Connaught не повторяет дизайн другого, однако в каждом из них классика сочетается с технологиями XXI века. «Павлиний дворец» в Кабуле стал отправной точкой в дизайне «The Prince’s Lodge»-сьют. Несущие конструкции опор крыши и балок непобеленного дерева выразительно контрастируют со светлым потолком и резной мебелью, изготовленной искусными афганскими мастерами. Вся обстановка номера была доставлена на транспортных самолетах королевских военно-воздушных сил. Один из наиболее роскошных номеров – «The Sutherland Suite» в стиле английского ампира напоминает дворцовую архитектуру. Лепной позолоченный декор на потолке и стенах, серебро рамок усиливают праздничный настрой выполненного в светлых тонах интерьера. Рояль Steinway 1909 года, до того, как занять свое место в гостиной Sutherland Suite, принадлежал польскому пианисту Владиславу Шпильману, чья судьба послужила основой сюжета оскароносного фильма «Пианист».

В названном именем шеф-повара ресторане Hélène Darroze at the Connaught, отмеченный двумя мишленовскими звездами кулинар создает шедевры, вдохновленные французской кухней; а в залитой светом полукруглой стеклянной террасе брассерии Espelette трудно решить, чему отдать предпочтение – открывающемуся из окон обзору знаменитой Маунт-стрит или великолепно приготовленным блюдам английской классики.

Разрешить сомнения можно в одном из баров отеля. Coburg – более традиционный по дизайну, аристократический, интимный славится тем, что здесь можно заказать наиболее популярные напитки разных эпох, начиная с XIX века. Connaught Bar дизайна знаменитого Девида Колинза погружает в пространство времен ар-деко: контраст темного и светлого, коллажи и абстрактно-кубистские аппликации на стенах, никелированный блеск на черном пластике – детали интерьера хочется смаковать, как и стильные коктейли. Гвоздь программы – мартини-тележка; к вашему коктейлю предлагается 7 различных привкусов– от лаванды до ванили. Ваш выбор!

В подземных недрах Connaught царят покой и умиротворение, нарушаемые лишь тихим журчанием воды, стекающей по вертикальному зеленоватому граниту экрана-панно, и медлительными восточными мелодиями. 60-метровый бассейн с ионизированной водой таинственно подсвечен, ажурные решетки отбрасывают тени на воде. Это Aman-spa, где жизненный баланс восстанавливают с помощью древних медицинских практик Китая, Таиланда, Индии и Америки.

Кто-то из гостей Connaught пошутил: «Войдя в холл, сразу хочется надеть домашний халат». Уют, верность традициям, комфорт и дружелюбная атмосфера притягивают сюда людей уже второе столетие. Модный ныне в отельном бизнесе концепт «дома вдали от дома» всегда был в самом сердце Connaught – очень английского дома, в который хочешь вернуться.

Carlos Place, Mayfair
London W1K 2AL
www.the-connaught.co.uk


View Larger Map

Leave a Reply