Рокко Форте: моя коллекция отелей – это отражение моей личности

 

Сэр Рокко Форте, англичанин с итальянскими корнями и председатель правления компании Rocco Forte Сollection, в гостиничной индустрии давно: он долгое время руководил группой Forte Plc, созданной его отцом. В активе Форте было более 800 отелей и более 1000 ресторанов по всему миру. Однако в 1996 году по бизнесу был нанесен сокрушительный удар компанией Granada – она перекупила отели группы и позднее распродала их один за другим. Несмотря на такой неожиданный поворот событий, сэр Форте решил остаться в индустрии и начать новый проект – «коллекцию Рокко Форте», сеть отелей класса люкс в главных европейских столицах. Многие из них – например, Brown’s в Лондоне и Hotel de Russie в Риме – при этом являются историческими.

Вы начали собирать «коллекцию Рокко Форте» 12 лет назад. С какими чувствами вы приступали к этому проекту?

Я хотел остаться в этой индустрии. Сразу после поглощения бизнеса я думал о том, чтобы выкупить некоторые из отелей, принадлежавшие той, старой компании Forte. И на это понадобилось много времени и денег – я собрал под эту инициативу миллиард фунтов. Но потом понял, что это нереально, и решил начать новый проект. Это была возможность начать что-то принципиально новое, свежее, сфокусироваться на люксовой нише. Было и еще одно преимущество – я мог работать с той скоростью, которая меня устраивала, собирать свою коллекцию не торопясь, управляя отелями такого качества, которое бы меня устраивало.

Почему вы решили взяться именно за отели класса люкс?

Продукт такого уровня всегда сложный, ведь для того, чтобы поддерживать высокое качество на протяжении долгого времени, нужно прикладывать неимоверные усилия. В то же время на рынке была незанятая ниша – в Европе не было компании, которая имела бы подобные гостиницы во всех главных столицах материка. И все существовавшие гостиницы были похожи друг на друга.

А как вы выбираете имена для отелей? Вот почему отель в Берлине называется Hotel de Rome?

Когда имена исторические, как «Астория» в Петербурге, «Brown’s» в Лондоне или The Balmoral в Эдинбурге, то несложно. В Берлине раньше существовал Hotel de Rome, он находился рядом с нашим отелем – отсюда и название. А в Риме есть Hotel de Russie – это было имя гостиницы, популярной среди русских эмигрантов. В нем останавливались в свое время и Дягилев, и Нижинский – ассоциация с Россией была сильной. Когда мы не могли придумать названия отелю в Мюнхене, кто-то сказал: а почему ты его не назовешь по имени своего отца? И я подумал: а почему же мне это раньше не пришло в голову? Неважно, как называешь отели, – люди все равно ассоциируют то, что снаружи и внутри, с названием.

 

В бизнесе, который вам достался от отца, отели исчислялись сотнями, сейчас же принадлежащие вам гостиницы можно пересчитать по пальцам. Как вы воспринимаете такой «перепад»?

На самом деле ответственности не меньше. Когда у тебя огромная сеть, то нужно найти правильных людей, которые могут эффективно управлять частями компании, в этом случае ты больше выступаешь в качестве инвестора. Когда же у тебя небольшая коллекция, ты можешь больше влиять на отели, которые тебе принадлежат, они, если хотите, становятся отражением твоей личности. И это доставляет мне огромное удовольствие. Раньше я много работы перекладывал на чужие плечи – в конце концов, а иначе зачем платить людям большую зарплату? (Смеется). Сейчас у нас двенадцать отелей, скоро появятся еще пять – невозможно жить ежедневной рутиной, мне нужно думать о завтрашнем дне. Я пытаюсь сделать так, чтобы сохранить свое влияние, но при этом проводить в каждом из отелей меньше времени.

Мне нравится развивать отели, работать с персоналом, что-то придумывать гораздо больше, чем с серьезным видом ходить на ланчи с премьер-министрами и крупными директорами. Свой собственный бизнес мне ближе и дороже. Это то, что я создал из ничего, то, что я люблю. А возможность сходить на ланч с премьер-министрами тоже периодически представляется.

Вы открываете пять новых отелей – в каких регионах они появятся?

Новая гостиница откроется в Марракеше, появится отель на Сицилии: гольф-курорт, совершенно новое явление в Средиземноморском регионе, где есть высококлассные отели, но пока отсутствуют достойные гольф-курорты. В моем клубе будет три поля для гольфа: одно для новичков, еще два – для профессионалов, так что на поле никогда не будет толкучки. Я хочу, чтобы на полях можно было играть и по двое, и по четверо – ведь в таком случае люди играют с разной скоростью. Играть одной паре с двумя совершенно незнакомыми людьми может быть некомфортно. Откроются отели на Ближнем Востоке – сейчас в этом регионе есть большой нераскрытый потенциал, к тому же тем постояльцам, которые оценили наше качество в Европе, приятно будет иметь нечто подобное «под боком».

Бизнесмены с Ближнего Востока, например в Марракеше, занимаются строительством отелей и предлагают нам ими управлять. Это новое для меня предприятие, но сама тенденция говорит о том, что мы создали бренд, который узнаваем в мире, что людям нравится наша работа. Но мне нужно, чтобы у человека была сходная с моей рабочая философия, чтобы у него были деньги для проекта и чтобы он был готов на долгосрочное сотрудничество. Ближний Восток активно развивается благодаря ценам на нефть – в этом регионе много возможностей.

Мы говорили о Марракеше – а почему этот город так интересен для инвесторов сейчас?

В какой-то мере это атмосфера – там все так девственно, неиспорчено. Очень красивые пейзажи, прекрасные Атласские горы – это здоровая среда. Страна имеет неплохую систему управления, правительство популярно среди людей. И в то же время для европейцев Марракеш – это экзотика, но теперь с прелестями европейского комфорта.

 

Вашей предыдущей компании принадлежали 1000 ресторанов. Теперь – только рестораны при ваших гостиницах. Нет ощущения, что вы что-то потеряли?

Нет, совсем нет. Компания меньше, и потому невозможно качественно делать несколько вещей сразу. Я вполне комфортно себя чувствую, когда фокусируюсь на чем-то одном. В ресторанном бизнесе совершенно другие правила, и местами они сложнее, чем в гостиничном. Хотельеры уделяют основное внимание гостиничным номерам, а не блюдам в ресторане. Да, у Гордона Рамзи, может быть, и есть хороший ресторан в хорошей гостинице «Claridge’s», но это его ресторан, а не гостиницы. Ведь почти со всеми отелями можно договориться и за определенную сумму открыть у них ресторан. Я много работал над ресторанами в своих гостиницах. Мне хочется, чтобы это были заведения очень высокого уровня, но ресторан не стоит во главе угла. Шеф-повару приходится следить за едой в ресторане, баре, на банкетах, в номерах – это большая работа.

Какая ваша любимая кухня?

Итальянская – я на ней вырос. Она довольно сбалансирована – с обилием полезного оливкового масла, чеснока, в ней мало мяса. Итальянская кухня проста – все дело в ингредиентах. Для меня искусный повар тот, который может готовить простую еду. Неопытный шеф-повар всегда пытается придумать нечто посложнее, чтобы доказать свое мастерство. А красота – в простоте.

У вас есть два отеля в Санкт-Петербурге – «Астория» и «Англетер», а почему не в Москве?

В Москве сложно найти подходящее место – то, что предлагают, уж слишком мало по размеру. Я хочу, чтобы отели Rocco Forte Collection открылись во всех крупных европейских столицах – Милане, Амстердаме, Москве, Мадриде, Барселоне. Вопрос в цене и месторасположении. За несколько последних лет цены возросли невероятно – возможно, сейчас во время спада, появится возможность что-то купить.

Что самое сложное в организации работы отеля в России?

Как и везде, самое сложное – это персонал, Россия не исключение. Непросто найти людей с интуитивным пониманием того, что такое роскошь, поэтому их нужно учить. Но у нас очень трудолюбивый персонал в России – это качество русских очень помогает в работе.

 

Как же при таком графике вы находите время для занятий спортом – вы даже участвуете в соревнованиях по триатлону!

Я всю жизнь увлекался спортом, это началось в школе в Англии, где я занимался регби, теннисом, крикетом, – мог бы даже стать профессионалом. На протяжении восьми лет я участвовал в Лондонском марафоне. Совершенно случайно увлекся триатлоном, особенно IronMan – здесь без остановки нужно сначала сделать заплыв, потом пересесть на велосипед и затем пробежать марафон. Я даже выигрывал. Но соревнуюсь я в своей возрастной группе, а не с двадцатилетними. Проблема в том, что люди моего возраста выходят на пенсию и начинают тренироваться постоянно, как профессионалы. А мне еще и бизнесом приходится управлять. Так что я нахожу время для тренировок по утрам – бегаю, плаваю или катаюсь на велосипеде. Чем больше тренировок, тем больше сил – это закон. Когда я готовился для триатлона IronMan, то занимался по 20 часов в неделю и постоянно был голоден. Сейчас я ограничиваюсь 8-9 часами, а перед соревнованиями довожу время тренировок до 15 часов, но если хочешь быть первым, то надо тренироваться больше.

А где вы сами предпочитаете жить?

Я всю жизнь провел в Англии. Лондон – в нем привлекает разнообразие социальных и культурных кругов. Раньше к тому же в Лондоне царил порядок в управлении. Здесь приятно жить, в Лондон несложно добираться. Вот только погода подводит. (Смеется).

А дети пойдут по вашим стопам в бизнесе?

Если захотят – а я на это надеюсь. Они помогали с маркетингом, с веб-сайтом www.roccofortecollection.com, старшая дочь была вовлечена в работу нашего отеля в Санкт-Петербурге. Я рад, что у них есть интерес к моему бизнесу.

Как часто ваша большая семья собирается вместе?

Как правило, на Рождество. Мы стараемся, чтобы все могли сесть за одним столом – дети, правнуки и праправнуки. Это очень радует мою маму. Как-то раз, когда моей дочери был один год, за столом сидела она и моя бабушка, которой исполнился 101 год, – разница между двумя поколениями составила ровно век. Жаль, что семья не так сильно ценится сегодня в обществе.

 

Что бы вы хотели улучшить в работе своей компании?

Всегда надо работать над продажами, пытаться заполучить больше клиентов, улучшать сервис. Да, нам вручают награды, но я же знаю, что когда придут инспекторы с проверкой, то они обязательно найдут недостатки. Главное – что я о них знаю еще до визита инспекторов и работаю над их исправлением, потому что я досконально знаю свои отели. У нас значительно снизилось количество жалоб.

Какой ваш рецепт успешного бизнеса?

Должна быть четкая идея того, что ты хочешь сделать. Нужно знать сферу бизнеса, где ты хочешь преуспеть, и нужно представлять, что ты хочешь получить. Само собой ничего не произойдет – бизнес нужно толкать вперед.

Leave a Reply