«Революция: русское искусство 1917-1932»

Pavel Filonov, Collective Farm Worker, 1931, Oil on canvas, Photo © 2017, State Russian Museum, St Petersburg.

Выставка «Революция: русское искусство 1917-1932» в Королевской академии художеств в Лондоне охватывает всего 15 лет, но этот относительно короткий период предельно насыщен переломными событиями, бурным рождением новых течений, стилей, группировок, манифестов и имен в искусстве. Как рассказать об этом в одной экспозиции? Кураторы избрали тематический принцип, разделив драму политики и искусства на семь глав с красноречивыми названиями: Приветствие вождя; Человек и машина; Прекрасный новый мир; Судьба крестьянства; Вечная Россия; Новый город, новые люди; Утопии Сталина.

Точкой отсчета лондонской экспозиции стала выставка, состоявшаяся 85 лет тому назад в Ленинграде, в государственном Музее русского искусства. На той этапной выставке в последний раз перед началом эры соцреализма предстали вместе в залах музея работы художников авангардных течений и реалистических направлений. Куратор – искусствовед и историк Николай Пунин собрал более двух тысяч произведений, представлявших многообразие и богатство экспериментов в визуальном искусстве за 15 послереволюционных лет. Один из разделов выставки 1932 года – зал живописных работ и архитектонов Казимира Малевича – полностью воспроизведен в Лондоне. Всего же в экспозиции представлено более 200 работ из коллекции Русского музея, Третьяковской галереи и частных собраний: живопись, графика, скульптура, кинофильмы, фотографии, архитектура, дизайн, ткани, фарфор, агитационное и декоративно-прикладное искусство – многие из них в Великобритании показывают впервые. И если имена Шагала, Кандинского, Малевича, Эль Лисицкого, Родченко и Татлина здесь на слуху, то работы Петрова-Водкина, Дейнеки, Кустодиева, Мухиной, Малявина, Лентулова и других советских художников, возможно, станут для английской публики открытием. Как и имя одного из самых одержимых художников авангарда – Павла Филонова.

Даже для профессионалов искусства личность и уникальное творчество Филонова остаются загадкой, хотя этот учитель и пророк нового видения сумел передать свои мысли и знания внушительному количеству учеников и последователей, съезжавшихся к нему со всех концов страны. Одержимость идеей всепоглощающей – до предела, которого он не принимал, питала творчество художника. Филонов пытался рассмотреть суть вещей за их видимой поверхностью, корой, кожей; постигнуть, что движет миром, вселенной, природой. Извечный круговорот жизни, в котором жизнь и смерть едины в вечном движении, заставлял его ткать великое полотно бытия. Изобретенный им творческий метод Филонов называл «аналитическим». Он считал, что художник не должен стремиться отображать видимый мир, но с помощью кисточек и карандашей «растить» его на полотне или бумаге – подобно процессу роста растений, людей и животных в природе. Филонов учил, что картина, как и живой организм, развивается  от частного к общему,  растет за счет деления клеток. «Упорно и точно рисуй каждый атом. Упорно и точно вводи прорабатываемый цвет в каждый атом, чтобы он туда въедался, как тепло в тело или органически был связан с формой, как в природе клетчатка цветка с цветом», – писал Филонов. Ученики мастера рассказывают, что свои огромные холсты он создавал тонкой кисточкой, начиная от одного края картины и постепенно доходя до противоположного, работая с максимальным напряжением. В искусстве главным для него была «сделанность»: «…самое ценное в картине и рисунке – это могучая работа человека над вещью, в которой он выявляет себя и свою бессмертную душу». Картины Филонова читаются как фрагменты единой кристаллически-молекулярной картины мира, где каждый атом также важен, как и большое целое. Мир, увиденный в телескоп и микроскоп одновременно.

Pavel Filonov, Formula of Petrograd Proletariat, 1920-21, Oil on canvas, Photo © 2017, State Russian Museum, St Petersburg

Жизнь аскета и жесткая экономия, которую Филонов избрал в быту, кому-то покажется невероятной и странной (по воспоминаниям жены, ему предлагали продавать работы по высоким ценам на запад, но художник наотрез отказался). «Вот уже два года я питаюсь черным хлебом и чаем с клюквенным соком. И ничего, живу…», – рассказывал он другу, поэту Кручёных. Созданное Филоновым сообщество «Мастера Аналитического Искусства» (МАИ) было одной из самых крупных школ русского авангарда, в нее входило до 70 художников. И хотя официально МАИ просуществовало до 1932 года, Филонов продолжал бесплатные занятия в своей мастерской до самой смерти в 1941 году в блокадном Ленинграде.

На выставке «Революция: русское искусство 1917-1932» представлено несколько работ Павла Филонова.

Revolution: Russian Art 1917–1932                                                                                                    

до 17 апреля 2017                                                                                                                   

Royal Academy of Arts                                                                                                                                        Burlington House, Piccadilly                                                                                                                                     London W1J 0BD                                                                                                                  www.royalacademy.org.uk

Leave a Reply