Никогда не знаешь, где найдешь…

«Вы богаты, сами того не зная».
Филипп Колен-Оливье, Лоранс Муйфарин. (Изд-во Le Passage, Paris 2012)

Представим себе «генеральную уборку» в министерстве иностранных дел Швеции. Там, в 2008 году, решают произвести реорганизацию архивов. Служащие передвигают сотни ящиков, ворошат картонные коробки, перебирают картотеку, нарушают покой стеллажей. Внезапно под грудой папок мидовский работник обнаруживает запечатанный, обитый кованым железом сундук. Его вскрывают. Внутри пара наволочек тончайшего (некогда белого) батиста с наклейками. Там написано от руки: «Принадлежит Великой княгине Марии Павловне. Владимирский дворец, Санкт-Петербург».

А когда наволочки открыли, оттуда хлынул водопад сокровищ! Золотые и серебряные портсигары с императорскими монограммами, запонки с бриллиантами, рубинами, изумрудами, золотые с эмалью табакерки (в одной даже сохранилась табачная крошка!).

В общей сложности нашлось 274 предмета, в основном работы мастеров фирмы Фаберже. Как же все они, однако, очутились в сундуке?! И кто была хозяйка сокровищ?

Великая княгиня Мария Павловна (1854-1920), которой принадлежали драгоценные «вещицы из наволочек», была дочерью герцога Мекленбург-Шверинского Фридриха-Франца II, супругой великого князя Владимира Александровича (1847-1909), сына Александра II и брата Александра III.

При этом была великая княгиня президентом Императорской академии художеств. Но этим не ограничивалась страсть Марии Павловны к прекрасному. Она обожала драгоценности – и превыше всего шедевры Карла Фаберже во всей их изысканной аляповатости.

Великая княгиня оказалась чудо как предусмотрительна. Ей, единственной из императорской фамилии, удалось утаить свои сокровища от большевиков. Помог ей в этом агент британской разведки Берти Стопфорд, близкий друг Марии Павловны и многих звезд русского балета – Нижинского, Карсавиной, Анны Павловой.

Летом 1917 года Мария Павловна, укрывавшаяся в Кисловодске от разбушевавшейся черни, рассказала британцу о потайной двери, ведущей в ее будуар во Владимирском дворце, и о тамошнем тайнике с деньгами и драгоценностями. По «высочайшему заданию» удалой предтеча агента 007 пробирается в Петроград, проникает во Владимирский дворец, находит в будуаре сокровища и выносит их через потайную дверь. Рискуя жизнью, он пробирается через бурлящий город с кофрами, набитыми царскими драгоценностями, добирается до Кисловодска – и в августе 17-го вручает их в целости и сохранности великой княгине. Теперь у нее есть средства, чтобы добраться с детьми до Парижа…

После разрыва отношений Швеции с революционной Россией имущество дипмиссии (вместе с наволочками) было вывезено в Швецию и в Стокгольме осело в архиве МИДа. Там наволочки пролежали во мраке заточения вплоть до XXI века.

А год спустя после находки клада, 3 декабря 2009 года, в Лондоне драгоценности российского императорского дома были проданы (включая наволочки!) за 7 миллионов евро. Молоток во время «августейшей аукционной продажи» вздымал элегантнейший Филипп Эрцог фон Вюртенберг, президент всеевропейского дома Sotheby’s.

Этот живописный рассказ, достойный пера Б. Акунина, – одна из 26 уникальных историй, описанных в книге с волнующим заголовком «Вы богаты, сами того не зная». Ее авторы – писатель Филипп Колен-Оливье (Philipe Colin-Olivier) и журналистка Лоранс Муйфарин (Lorance Mouillefarinе), известный специалист в области антикварного арт-рынка.

Страна находок

Сокровища манят и пугают людей веками. В сказках клады охраняет заклятье, а стережет дракон. А ведь на самом деле сокровища порой находятся у вас прямо под боком. Так, например, в провинции Лимузен при закладке погреба отыскался клад дублонов времен Франциска Первого и луидоров – времен Луи Четырнадцатого! Не правда ли, дух захватывает?!

Другой поразительный случай – находка неведомых миру «Стоптанных башмаков» Ван Гога. Шедевр валялся в дальнем углу подвала в доме, доставшемся владельцу по наследству. Этот владелец, бельгийский мануфактурщик, был свято убежден, что его «Башмаки» – базарная подделка. А «подделка» ушла с аукциона в Лондоне за 2 700 000 фунтов!

Аукционный эксперт замечает у знакомых китайскую фарфоровую вазочку, куда хозяева беспечно суют окурки. Он предлагает показать вазочку специалисту по искусству Азии и Дальнего Востока. И что же?! «Пепельницу» – бесценную вазу времен династии Юань (XII в.) – за 4,1 миллиона евро приобретает в Друо лондонский антиквар Д. Эскенази, схватившись за нее не на жизнь, а на смерть с китайским нуворишем.

Ибо на аукционных просторах Старого Света с недавних пор замаячили новые лица: охотники за сокровищами из Китая. С лупой и фонариком, чуть не с микроскопом, эти уроженцы Поднебесной с муравьиным упорством прочесывают блошиные рынки, исследуют анткиварные витрины, роются в аукционных корзинах, скупая за бесценок бронзу, фаянс, фарфор – притом порой бесценные.

Но если говорить серьезно – как простому смертному догадаться, что его вазочка мутного стекла в стиле ар-нуво, который в народе пренебрежительно кличут nouille («разварной лапшой»), на самом деле эксклюзивный дизайн великого Галле?! Или ветошь с чердака, которую выкинуть руки не доходят, – творенье Поля Пуаре, кутюрье, освободившего женщин из плена корсета?! А эти покрытые серебристым лаком шесть стульев (держись, Ильф-с-Петровым!) стиля ар-деко работы Эйлен Грэй разойдутся в розницу по 1,5 миллиона за штуку!

Чтобы разобраться в этом, нужны эксперты-аукционисты, утверждают авторы. Люди это скрупулезные и (за редкими исключениями) в высшей степени компетентные. Узнав о какой-то интересной находке, эти знатоки ведут подлинное детективное расследование ради идентификации случайно обнаруженных сокровищ.

Их вердикт зачастую вызывает искреннее изумление владельцев: «Как! Неужели же бабушкина этажерка в дурацком «японском» стиле взаправду стоит полмиллиона?! Да не может этого быть, ерунда какая-то!» Убеждает хозяев лишь кругленькая сумма, которая свалилась им на голову буквально с неба.

И по сути, книга «Вы богаты, сами того не зная» – гимн этим энтузиастам. Их книга прямо-таки подстегивает пошарить в бабушкином сундуке, пошуровать в чердачно-подвальных закромах. Но отчего-то, прочтя книгу от корки до корки, ощущаешь на дне души легкую горечь. Ведь в прошлые столетия любители прекрасного собирали то, что нравилось им лично, – будь то картины, камеи, ковры. А с середины прошлого века в аукционных залах Парижа, Токио, Пекина, Лондона платят немереные суммы за китчевую вазу, старую афишу, выцветшее фото.    Что ж, в наши дни в ходу и в цене раритеты. Ибо в арт-бизнесе главное не шедевр, а подпись к нему!  В порядке бренда.

Leave a Reply