Наоми Харрис – девушка Бонда из 21-го века

Наоми Харрис, новая девушка Джеймса Бонда – под стать самому суперагенту девушка боевая и независимая как на экране, так и в жизни. В фильме «Координаты «Скайфол», который выходит на экраны в октябре, она играет полевого агента Ив, которая стреляет и дерется не хуже Бонда. Более того, хочет занять его место! До этого она сыграла жрицу вуду Тию Далму в двух сериях «Пиратов Карибского моря». Первой заметной ролью Харрис стала Селена в ленте Данни Бойла «28 дней спустя». Однако немногие помнят, что сниматься в кино и на телевидении Харрис, дочка телесценариста Кармен Харрис (писавшая под именем Lisselle Kayla), начала еще в детстве. Заработанные в юном возрасте деньги она позднее потратила на обучение в Кембридже.

В детстве ты была актрисой, а вот в университет пошла изучать политику и экономику –почему?

В детстве я всегда выглядела еще моложе, так что когда я стала тинейджером, то не могла играть взрослые роли, а для детских уже не годилась. К тому же мне всегда нравилась идея учебы в Оксбридже – я хотела пойти в такую школу, хотела сказать: «Я это сделала». Моя мама первой в семье пошла в университет, а я хотела быть первой, кто пойдет в Кембридж. Я получила диплом в области политики и науки.

Сложно было почувствовать себя своей?

В этой стране определенно существует классовая система, что отличает ее от Америки, где все зависит либо от денег, либо от того, чего ты сам добился. В Великобритании важны происхождение, титулы. А меня вырастили в районе Финсбери Парк, я из рабочей семьи, из неполной семьи, я выросла в государственной квартире.

Для меня было шоком лицом к лицу встретиться с ровесниками, которые выросли в достатке, учились в Итоне, каждую зиму ездили на лыжные каникулы. С культурной точки зрения мы сильно отличались, и разница эта была очень заметна. Это было все равно что встретить кого-то из совершенно другого мира и попытаться с ним общаться и подружиться. Было бы нечестно сказать, что мне было легко.

Как же ты училась под таким давлением?

Я очень целеустремленная. В этом случае целью было успешное окончание университета, так что я просто сфокусировалась на учебе. И занималась психологией и антропологией, которые имеют дело с такими вопросами, как «Что формирует личность?», «Как ведут себя люди и сообщества?» – как актриса, я постоянно задаю себе такие вопросы.

После университета ты училась в театральной школе Old Vic и вскоре получила роль в фильме «28 дней спустя». Эта роль нашла тебя по счастливой случайности?

Не думаю – уж слишком много чего хорошего со мной происходит. Я думаю, человек сам создает свое счастье. Я всегда была энергичной, целеустремленной, у меня не было запасного плана. Все просто обязано было срастись! Все деньги, заработанные актерской игрой в детстве, я потратила на Кембридж, так что когда я захотела пойти в театральную школу, денег не было. И тогда мне сказали: «Нет денег, так что учиться ты не сможешь». Я навела справки про благотворительные организации и разослала им письма с просьбой о помощи. Мой дядя дал денег на первый семестр, и я помню, как пришла в театральную школу, не зная, где взять деньги, чтобы здесь остаться. Но затем чеки от благотворительных организаций стали приходить регулярно, это помогло оплачивать учебу семестр за семестром. Одна из организаций – Женский образовательный фонд, попечителем которого я сегодня являюсь.

Для твоих ролей в таких фильмах, как «28 дней спустя» и «Нинзя-убийца», требовалась хорошая физическая подготовка. Тебе пришлось тренироваться?

Да, то же случилось перед съемками «Координатов Скайфол». Когда достаются такие активные роли, то ты неизменно получаешь травму или ударяешься, но ничего не чувствуешь, так как зашкаливает уровень адреналина. Сложнее всего перестать задавать себе один и тот же вопрос: а по праву ли я нахожусь на этой съемочной площадке, а подхожу ли я для этой роли? И теперь точно знаю, что сомневаться в решении других людей – напрасная трата времени. Если они решили, что тебе надо здесь быть, значит, ты подходишь.

Тебе нравятся «боевые» сцены?

Это не самые любимые сцены. Я никогда не была очень спортивной, особо не занималась – мы в семье от природы мускулистые. Это ужасно, особенно принимая во внимания то, что я в жизни абсолютный пацифист, но мне доставило огромное удовольствие стрелять на съемочной площадке.

Какая роль оказалась для тебя самой сложной?

Я сыграла Гортенизию в исторической драме Би-би-си «Маленький остров» – это одна из любимых и самых сложных ролей. У моей героини акцент с Ямайки, она носит белые перчатки и считает себя лучше всех. Мы так с ней не похожи! Понять ее было сложно, но как только это случилось, как только я стала ею, почувствовала ее, то смогла забыть о камерах. Я поняла, что чем больше героиня похожа на меня, тем сложнее ее играть, потому что я становлюсь слишком напряженной.

Каково было играть в «Пиратах Карибского моря»?

Это было чудесное приключение, которое я смогла разделить со всей семьей: моя мама организовала вечеринку-просмотр, а я смогла взять членов семьи на премьеру.

Сложно было хранить молчание о том, что тебе досталась роль девушки Бонда?

Очень сложно! Мне нельзя было проронить и слова целых два месяца – я чуть не умерла! (Смеется.) Помню, что процесс проб был очень быстрым: первые два раза встречалась с директором по кастингу, один раз в костюме и гриме, а второй – с режиссером Сэмом Мендесом. Сначала думала, что у меня и шанса-то нет ни единого, потому решила, что пойду и уж хоть просто хорошо проведу время. Но когда меня стали вызвать снова и снова, занервничала.

Тебе понравилась роль?

Да, мне нравится этот новый тип девушек Бонда – они более независимые. С каждым фильмом они становятся сильнее, приближаются к стандарту самого агента 007. Сложнее всего вжиться в роль и не находиться под впечатлением от того, что происходит на площадке. Я сильно нервничала, потому что снималась в одном кино с актерами, которых уважала и которыми восхищалась: Даниэлем Крейгом и Джуди Дэнч. Они оказались приятными людьми. Предполагаю, чтобы быть хорошим актером, надо забыть о собственном эго.

Ты готова к славе, к тому, что на улицах будут узнавать?

Сомневаюсь, что такое случится. У меня такое переменчивое лицо – меня никто не узнает, даже если я в метро сижу рядом с афишей своего фильма. (Смеется.)

Как ты думаешь, этот фильм откроет перед тобой новые двери? Тебе хотелось бы сыграть в театре или в вест-эндском мюзикле?

Актрисы кино все чаще пробуют свои силы в театре. Я уже сыграла в Национальном театре в постановке «Франкенштейн» Данни Бойла. Я предпочитаю кино, ведь этим я занимаюсь много лет. Если честно, то играть в театре куда сложнее, именно там ты и совершенствуешься как актер, там нет камеры, за которую можно спрятаться. Хорошего актера видно по его игре на сцене.

Ты когда-нибудь согласишься играть без одежды?

Нет, я всегда использую двойника. Я же актриса, а не порнозвезда. По-моему, просить меня раздеться – это уж слишком.

Ты сидишь на диетах?

Сейчас нет. Одно время я ела только сырую пищу – продолжалось это где-то шесть месяцев. Случилось это с подачи Вуди Харельсона – он сыроед. Но пришлось остановиться. Еда ведь не только топливо для тела, но и способ общения – мне чего-то не хватало, когда я не могла есть вместе со своими друзьями и семьей.

Твоя мама писала сценарии для сериалов, а сейчас она лечит людей биологической энергией рук и как психолог. Есть ли у тебя такие же способности, как у Кармен?

Мама говорит, что у меня есть такие способности, но я никогда не пробовала это делать. Меня это очень интересует и я обязательно этим когда-нибудь займусь. Сейчас мама лечит всю семью, брата и сестру, а сама я делаю себе простукивание по меридианам тела, этот метод использует и моя мама. Он позволяет решить жизненные проблемы, достичь успеха.

Ты планируешь выйти замуж и родить детей?

Если это случится, то я буду рада. Я не знаю, сколько детей мне хотелось бы иметь. Самое главное – чтобы они были здоровыми и счастливыми. Иметь ребенка –
это честь и привилегия.

Что главное в мужчине, по твоему мнению?

Я бы сказала, доброта, щедрость и чувство юмора – нужно, чтобы с ним хотелось смеяться.

Leave a Reply