Мода на Александра Васильева

Уже далеко не одно поколение красавиц пытается понять, на что прежде всего обращает внимание мужчина и чего хочет сама женщина. Ответ на эти вопросы нашел Александр Васильев – первооткрыватель профессии «историк моды», театральный художник, декоратор интерьеров, сценограф и коллекционер. Он родился в 1958 году в Москве и с раннего детства стал проявлять необъяснимый для окружающих интерес к старинной одежде. Обстановка, в которой рос Александр, этому способствовала. Его отец – народный художник России, член-корреспондент Академии художеств, и мать – актриса театра, профессор, известнейший московский педагог по сценической речи – предоставляли ребенку полную свободу действий. Маленький Саша часами перебирал одежду, выискивал старые платья и украшения, рассматривал фотографии на пожелтевших страницах журналов. К счастью, период советско-коммунистического зомбирования личности прошел для Васильева бесследно, а в 24 года он перебрался в Париж, где закончил Школу Лувра. Теперь он свободно говорит на семи языках, его уникальнейшая коллекция старинных костюмов из десяти тысяч предметов экспонируется в Париже, Лондоне, Брюсселе, Гонконге, Сиднее, Сантьяго, Франкфурте, Рейкьявике и других городах мира. Он основал первую во Франции школу театральных костюмов «Седр» в Париже и преподает историю моды на четырех языках в крупнейших университетах и школах на пяти континентах.

Васильев смотрит на вещи глубоко и глобально. С его точки зрения, мода – это стиль жизни. Это такое широкое понятие, которое охватывает весь кодекс поведения человека, то есть не только манеру одеваться, но и манеру разговаривать, передвигаться, сидеть, лечиться, заводить питомцев, выбирать ту или иную прическу. А еще Васильев видит моду как зеркало истории, ведь на ней отражаются и экономические кризисы, и войны, и результаты космических исследований, и влияние сильных личностей. Так, начавшаяся в 90-х годах прошлого века эпидемия СПИДа способствовала появлению белья несексуальных форм, а желание остаться незаметным отразилось в цветовых гаммах мрачных расцветок.

Свои взгляды и размышления о моде Александр Васильев изложил в великолепных книгах «Красота в изгнании» и «Русская мода». Абсолютный бестселлер «Красота в изгнании», выдержавший несколько переизданий на русском и вышедший в Нью-Йорке на английском языке, повествует о работе русских эмигрантов в сфере высокой моды. В этой книге Васильев впервые рассказывает русским и зарубежным читателям о замечательных дизайнерах одежды, которые не только успешно работали в Париже, Берлине, Константинополе и других городах, но и открыли более 50 домов высокой моды за рубежом. Васильев проделал огромную работу, проследив историю этих великих русских мастеров и открыв всему миру, что русская мода началась не с Зайцева и Юдашкина, а намного раньше. Вторая книга – «Русская мода. 150 лет в фотографиях» – содержит свыше 2000 интереснейших иллюстраций и рассказ о развитии модных тенденций с 1830 по 2000 год. Васильеву удалось вывести константы русской моды и обозначить границы русского стиля. Он уверяет, что история российской моды очень давняя и интересная, а ее влияние на мировую моду неоспоримо.

Современным женщинам Васильев советует следовать трем принципам элегантности – не увлекаться обтягивающей одеждой, так как свободные формы выглядят привлекательнее; не смешивать больше трех цветов, так как четвертый всегда будет лишним, а самое главное – доверять своему зеркалу. Ну а на главный вопрос, что же все-таки нужно женщине, Васильев отвечает так: выглядеть комфортно и красиво. Все элегантное – просто.

И если женщины из столичных городов имеют доступ к выставкам и показам новых коллекций, то для живущих в провинции это значительно сложнее. Специально для тех, кто стремится развить свой вкус и приобщится к прекрасному, Васильев читает лекции в Самаре, Екатеринбурге, Новосибирске, Владивостоке, Уфе, Барнауле, Мурманске, а также организовывает образовательные туры по миру.

Вы приехали в Лондон со своими ученицами?

Я привез около 20 учениц из разных провинциальных городов России, которые занимаются у меня последние 5 лет. Занятия проходят в Париже, Риме, Стамбуле с постоянными лекциями в Марокко, Литве, Камбодже, Гонконге, Венеции. Выбор городов определяется тем, что интересно для конкретной группы. Я люблю Лондон, но долго избегал его из-за того, что на него надо много времени, чтобы почувствовать особенность британского стиля и его красоту, величие.

Ваши ученики желают вернуть былое, безнадежно утерянное чувство красоты?

Да, или никогда не обретенное, потому что многие женщины, которые у меня учатся, никогда не прикасались к ценностям мировой культуры. Многие из новой русской элиты никогда не имели отношения вообще к культуре как таковой. Теперь в связи с новым статусом, они выезжают в театры, бывают на балах, по-новому должны осмыслить свою внешность, прическу, украшения. Школа уникальна тем, что ничего подобного в России нет.

Много желающих поучиться?

Я сдержан в рекламе своей школы, потому что с группой больше, чем из 20 человек мне трудно управляться. На лекциях, которые я читаю в Петербурге, Москве, Киеве, Владивостоке, совсем другая история, потому что там залы на 150 человек. Но в поездке главное – индивидуальный контакт. Некоторые женщины ездят на занятия всюду, даже по два и три раза. А мужья рады, когда их жены счастливы. Однажды приходит муж, предлагает приплатить жене, ее маме и сестре занятия на три года вперед, потому что у него столько работы, охота, рыбалка, масса занятий. И пусть она сейчас в Челябинск не прилетает, а побольше побудет со мной в Монако, Марокко и Лондоне. Жены находят в моей школе для себя потрясающую отдушину, находят собеседниц. Я не могу сказать, что социально все одинаковы, – конечно, в основном это все люди богатые, но состояние измеряется в разных категориях. Одна женщина обиделась и мне сказала: я вам не миллионерша, я миллиардерша. У них много общего – пластические операции, мужья, которые поменяли их в сорок лет – на две по двадцать, а в пятьдесят лет – на три по семнадцать.

То есть они приезжают, чтобы хорошо провести время?

Некоторые действительно хотят изучать моду. Другие профессионально озабочены – у них салоны красоты, или антикварные галереи, или они хотят заниматься модой и им явно не хватает знаний. Поэтому они приезжают с огромным интересом, уверенные, что сейчас они все это схватят, а потом понимают, что недели мало, и им придется позаниматься годика три для того, чтобы стать квалифицированными профессионалами. Потому что люди далекие от культуры думают, что культуру можно выпить, как чашку чая.

Что девушки должны вынести из занятий в школе?

Главное – это возможность найти свой стиль в одежде. Несмотря на то, что у них есть средства, они до сих пор находятся в поиске. Они знают, что им подойдет какой-то определенный бренд, а ведь дело не в бренде, а в стиле – совершенно неважно, пойдете вы к Christian Lacroix или к Gaultier, Armani или Valentino. Важно отвечает ли костюм вашей индивидуальности, положению, профессии, статусу, вообще вашей роли в этой жизни. Это сложная работа.

Удается ли вашим ученицам добиться успеха?

Во время одной из поездок в Стамбул мы отправились в собор Святой Софии. Перед ним стоял кордон из туристических гидов, ушлых турок, которые говорят на всех языках мира. Они безошибочно отличают поляков от итальянцев, французов от немцев. Они посмотрели на меня и спросили: «Итальянки?» Я говорю: нет, русские. Они открыли рты от удивления. Ничто не выдавало их русского происхождения, они выглядели как достойные европейки – без стразов и блеска, без крашеных волос и каблуков, они были элегантные, стильные, утонченные, с умным выражением лица.

Чем вызван такой поголовный интерес к моде? Мода на моду? Не странно ли, что невероятное количество современных дам записываются на курсы дизайнеров одежды?

В советское время женщины старались овладеть всякими профессиями. Кто-то был врачом, геологом, инженером, строителем, историком. Когда общество расслоилось, появился новый класс – неработающих женщин. В прошлом они имели профессию, которая никак не подходила к новому «гламурному» образу жизни, который многие женщины стали вести, когда у них появились особняки, дорогие автомобили, высокопоставленные мужья. А сегодня существует всего несколько женских профессий, которые мужья одобряют для своих жен. Например, бывшая модель, которая должна стать новым членом общества, с новой профессией – дизайнера одежды, украшений, интерьера или иметь салон красоты, галерею. Если Колина жена – бывшая фотомодель, это не так интересно, а когда она настолько умна, что она за Колины деньги еще и коллекцию создает, то она становится для него козырной картой, которой он может блеснуть в кругу своих друзей.

Что собой представляет этот новый класс людей?

Это дворяне, только с новыми титулами, потому что лучший дворянский титул у нас «депутат», «губернатор» и «мэр», что соответствует бывшим «князь», «граф» и «барон». Но в истории такие случаи бывали и в Средние века – в Западной Европе дворянство тоже формировалось из рыцарства, а рыцарство из разбойников. Момент формирования абсолютно тот же, сценарий один, просто у нас сроки были короткими, нам надо было за неполных 20 лет быстренько успеть, при этом пережить два кризиса.

Leave a Reply