Мэри Гартсайд. Женщина, изменившая определение цвета

Английская художница Мэри Гартсайд опубликовала свой собственный вызов идеям Исаака Ньютона за пять лет до «Теории цвета» Иоганна Вольфганга фон Гёте, но, как пишет американский историк, поэт и арт-критик Келли Гровье, ее следы в истории остались незаметными.

художница Мэри Гарсайд
Credit: Clive Boursnell

В 1805 году малоизвестная английская художница и преподаватель живописи сделала то, чего до нее не удавалось ни одной женщине: издала книгу по теории цвета. Сохранилось очень мало подробностей о жизни и карьере Мэри Гартсайд, но ее беспрецедентный том «Опыт о свете и тени, цветах и ​​композиции в целом» свидетельствует о выдающемся творческом гении. Он скромно представлен малоизвестным автором как не более чем путеводитель для «дам, которых я была призвана обучать живописи». Исследование Гартсайд сопровождается серией поразительно абстрактных изображений, не похожих ни на какие ранее созданные писателем или художником любого пола.

То немногое, что мы знаем о жизни и карьере Гартсайд, можно уместить в пару предложений. Родившись в 1755 году, возможно, в Манчестере, она в конце концов научила женщин рисовать акварелью в Лондоне и сумела показать свои работы как минимум трижды в период с 1781 по 1809 год, и по крайней мере один раз в Королевской академии.

На первый взгляд, восемь акварельных «пятен» Гартсайд можно легко спутать с увеличенными цветочными пейзажами. Но взгляните еще раз на эти блестящие всплески почти лепестков, чья яркость цвета не привязана к осязаемой форме. Ваша уверенность в отношении того, что изображают эти образы или что они означают, начинает разрушаться. Это и не ароматные цветы, сорванные из реального мира, и не воображаемые цветы, разворачивающиеся в сознании. Абстрактные кляксы Гартсайд вырвались за пределы самих себя за целый век до того, как беспредметная живопись утвердилась на более известных полотнах Василия Кандинского, Казимира Малевича и Пита Мондриана.

художница Мэри Гарсайд
Credit: Clive Boursnell

Абстрактные пятна Гартсайд скорее метафоры великолепия роз, чем сами розы. Нет другого примера представления цветовых систем, столь же изобретательного и радикального, как цветные пятна Гартсайд — говорит Александра Лоске, историк искусства. Цель художницы заключалась в иллюстрации гармонии и контрастных оттенков основных и вторичных цветов.

Причем, представление их получилось более органичным и, возможно, менее научным, чем схематизированные цветовые круги ее знаменитых предков-мужчин в этой области. Из новаторских исследований Гартсайд ясно, что ни один теоретик никогда не прислушивался к смеху цвета так внимательно, как она. «Нет другого примера представления цветовых систем, — пишет Лоске, — такого изобретательного и радикального, как цветные пятна Гартсайд».

художница Мэри Гарсайд
Credit: Wikimedia

Лоске посвятила себя восстановлению в истории искусства достижений забытых писательниц и художниц, которым удалось создать одни из самых интригующих эстетических изобретений в истории культуры. «Если кто-нибудь вдруг сможет найти мне более раннюю работу, — говорит она BBC Culture, когда ее спросили, насколько она уверена в том, что Гартсайд — первая женщина-автор теории цвета, — я буду очень рада это услышать».

Лоске случайно наткнулась на работы Гартсайд, будучи аспиранткой. «Мои руководители хотели, чтобы кто-то занялся теорией цвета, — вспоминает она, — и я провела много счастливых лет, работая над докторской диссертацией. За все эти годы я нашла только мужские имена. А потом я наткнулась на женщину, и это была Мэри Гартсайд. Это то, что действительно заставило меня двигаться вперед».

Лоске терпеливо собирает картину с каждой забытой женской фигурой на ее холсте. Это бросает вызов «мужскому» образу, который есть в нашем сознании.

 

По материалам: BBC, Alphanews, Websalespromotion