Марку Галеснику еще смешно

Писатель-сатирик Марк Галесник – уже почти 20 лет издает в Израиле русскоязычный еженедельный юмористический журнал «Бесэдер?». Девиз злободневного журнала адресованного интеллектуальной, как считает сам Галесник, публике: «Для тех, кому еще смешно». Вдобавок Марк организатор фестиваля юмора «Пора смеяться!», который зародился в недрах другого мероприятия – фестиваля искусств “Иерусалимская осень”, впервые прошедшего в столице Израиля в 2006 г. Один из концертов «Осени» – вечер юмора, в котором, наряду с другими артистами, принимал участие и Галесник, оказался таким популярным, что было решено организовать отдельный фестиваль и прокатить его по городам и весям Израиля – так Галесник и компания оказались в Ащдоде, Рамат-Гане, Ашкелоне, Ришон ле-Ционе, Хайфе, Сдероте.

» Вы всю жизнь занимаетесь юмором как профессией или сатирик, писатель и издатель получился из вас после переезда в Израиль?

Первый фельетон я написал еще когда учился в девятом классе школы № 5 города Куйбышева. Он был на такую тривиальную тему, как нехорошо писать на партах. Фельетон этот вышел в областной газете – реакция на невинное творение подростка была совершенно неожиданной. В школу прислали областную комиссию, заставили вымыть все парты. Тогда-то я и узнал, что я, оказывается, писатель-сатирик. Начал писать рассказы и фельетоны в эту самую областную газету. Позднее послал свои сочинения на конкурс в Литературный институт имени Горького, они и прошли. Начал учиться на отделении прозы и драматургии у таких замечательных мастеров, как Виль Липатов и Виктор Розов. После окончания института, работал в Ленинграде –
в «Вечернем Ленинграде», и там писал фельетоны.
А в 1990 году, когда разгул гласности достиг апогея, стал выпускать сатирическую газету «Еще!» и даже получил от местных властей регистрационное удостоверение №9. В газете этой публиковал самых остроумных авторов страны. В «Еще!» хорошо вписывались и изречения политиков. Кто сейчас помнит Ивана Полозкова –
а тогда за ним можно было записывать и публиковать в юмористическом журнале. Интересные были персонажи. Потом название «Еще!» украл какой-то порнографический журнал, им, наверное, это больше подходит. В Израиль приехал в конце 1990-м, а через два месяца появился на свет мой новый проект – журнал «Бесэдер?». На иврите это означает «В порядке?», собственно, это было первым словом, которое я выучил на земле предков. И вот, уже 20 лет кормит – это к вопросу об эмигрантских трудностях с языком.

» Некоторые люди, вроде Черномырдина, просто говорят и получается смешно. А что такое юмор профессиональный, откуда берется такой талант?

Наверное, для того, чтобы стать юмористом, все же нужны определенные способности парадоксального мышления. Но есть у сатиры и юмора определенные правила, хотя единая теория комического так и не создана – их, кстати, выделяют аж семь. Но есть законы смешного жанра, и этим законам можно людей научить. В «Бесэдер?» сменились три поколения сатириков, которые и сами не знали, что могут смешно писать. Никто из них специального литературного образования не имел, но писать хорошо и смешно научились. Я даже когда-то подготовил курс лекций
по сатирической журналистике. На это меня подвиг посол России в Израиле Александр Евгеньевич Бовин –
он был заядлым читателем «Бесэдер?» и говорил, что даже начинал с него просмотр прессы. Потом, выйдя в отставку, Александр Евгеньевич преподавал в РГГУ (Российском государственном гуманитарном университете), где заведовал кафедрой журналистики, и пригласил меня с лекциями. Потом я читал этот курс во многих городах.

» Вы считаете, что специфическое чувство юмора – это национальная еврейская черта?

Наверное, это все же скорее мировоззренческое. В случае с еврейским народом юмор – защитная реакция на гонения. Жизнь везде нелегкая – и в Москве, и в Иерусалиме, и в Лондоне. И тут есть два пути: можно разделить с кем-то горести, а можно поделиться радостью. Но последнее, наверное, дано не всем. Ну и границы юмора в Израиле, конечно же, намного шире, чем везде. Помню, как-то, когда здесь шла волна терактов и по телевизору показывали окровавленные тела, прихожу я домой – по дороге услышал по радио об очередном взорванном террористом-смертником автобусе и уже был готов оказать психологическую помощь своей 14-летней дочери. И вот смотрю, сидит она перед телевизором, закрыв лицо книгой «Унесенные ветром», и чуть не плачет. Осторожно, косясь на экран, спрашиваю: «В чем дело? Что-то случилось?» А она: «Папа, случилось ужасное – янки взяли Атланту»… Вот, например, английский юмор – это отдельное явление, он уникален, он очень тонкий, но вытекает он из очень глубокого культурного слоя а не из реакции на трагическую актуальность. Шедевр юмора «Трое в лодке, не считая собаки» была написана Джеромом К. Джеромом на заказ как путеводитель. Еврейский же юмор, в основном, относится к событийному ряду. Но в какой-то мере он и универсален, видимо, еврейский народ для Всевышнего всегда был некой лабораторией, в которой Он испытывал новые пути для всего человечества. Поэтому границы смешного в еврейском восприятии намного шире – надеюсь, что это не звучит слишком по-снобски. Приведу пример: 11 сентября сдавался номер «Беседер?». Издание мы еженедельное, главный заголовок был на горячую тему о профсоюзах. И вдруг – вот такое. Подумали-подумали и вышли с главным заголовком. С таким: «Израиль призывает Америку к сдержанности». Это не зубоскальство над чужим горем – заголовок отражал настроение израильского общества, которое много лет жило в состоянии террористической угрозы, люди погибали при взрывах автобусов, а политики из Европы и Штатов призывали Израиль к мирным переговорам и так далее. У меня как-то брали интервью на радио в Нью-Йорке и попросили привести пример типичной «бесэдеровской» шутки. Я и процитировал: «В связи с эпидемией гриппа минздрав не рекомендует появляться в местах скопления самоубийц-террористов». Радиоведущий не мог поверить, что и над этим у нас смеются, а уж когда я процитировал тот заголовок от 11 сентября, просто сказал: «А теперь музыкальная пауза».

» А можно сказать, что вы похожи на советский «Крокодил»?

Не думаю. «Крокодил» был оружием пролетарской пропаганды, где первой задачей было бичевание врагов режима. А это серьезный творческий ограничитель, особенно если враг режима, например, академик Сахаров. Наиболее приближенное к нам по духу издание – «Красная Бурда», которая выходит в Екатеринбурге.

» Во всем мире юмор все больше сползает в область ниже пояса, становится меньше юмора интеллектуального. Почему так происходит?

Я бы сказал, не по чему, а по кому. По Фрейду. Он же считал, что секс и дефекация – главные источники смешного. Вот и смеемся. Заветам Зигмунда верны. Глупый юмор или интеллектуальный, мне кажется, это вопрос концепции. Проще смеяться над глупыми и примитивными вещами. Плохой язык и опечатки – благодатная почва для юмориста. Например, вывеска на учреждении: «Траховое агентство» – ну как же не посмеяться! Или прогноз погоды в местной газете «Ясно. Ночью возможны заработки». Намного сложнее смеяться над вещами умными – не каждый ставит такую задачу, и не всегда человек готов отвечать за такие шутки, становиться кому-то в оппозицию, расстраивать людей. В Израиле юмор довольно часто основан на снобизме. Простите, если это звучит свысока, наша газета рассчитана на публику интеллектуальную. Но при этом, что удивительно, у нее массовый читатель. Почему? А человек думает: вот Рабинович смеется – а до меня, значит, не дошло? Я, значит, тормоз?.. В общем, покупателей газеты намного больше, чем ценителей шуток.

» А политические темы вы можете затрагивать?

Мы спокойно шутим на политические темы – вертикаль власти в России работает сильнее, наверное. Всего один раз за эти двадцать лет депутат кнессета подговорил знакомого написать жалобу на «Бесэдер?». Но тут же возник вопрос: кому? Конечно, есть границы этические, но они определяются законом и нравственными стандартами редактора – прямой цензуры в Израиле не существует. Я за все эти годы не пропустил в печать только одну шутку: «Канцлер Германии, посетив Израиль, с удовлетворением отметил, что нас как раз 6 миллионов». Мне показалось, что это уж слишком. Но теперь и над этим шутят.

» Что же такое израильский фестиваль юмора, который вы организуете?

Фестиваль «Пора смеяться» проходит уже четвертый год. Это серия концертов, выставок карикатур, фоторабот, музыкальных программ, в которых участвуют любимые в стране авторы и артисты, не обязательно юмористы. В этом году, например, гостем фестиваля был Сева Новгородцев. Совершенно гениально исполнял песни под гитару, я даже не знал, что он так умеет петь. И публика по достоинству оценила его тонкий юмор. Но, правда, и Сева оценил разговор в фойе, который я подслушал и рассказал ему:

– Живая легенда, – говорит один зритель другому. – Подойду потрогаю.

– А я не пойду, – говорит другой. – Зачем же трогать легенду!

Be the first to comment

Leave a Reply