Leighton House Museum

Leighton House Museum

12 Holland Park Avenue
London  W14 8LZ

Хотите заглянуть в студию гламурного художника XIX века? Тогда вам в Leighton House Museum, который еще при жизни его владельца – маэстро Фредерика Лейтона именовали «Частный дворец искусств».

Фортуна баловала Фредерика с детства. Родился он в 1830 году в графстве Йоркшир и с раннего детства активно путешествовал с родителями по Европе. Живопись начал изучать десятилетним мальчиком в Риме, а потом продолжил свое образование в Лондоне, Дрездене и Флоренции. Кстати, дед Фредерика, сэр Джеймс Лейтон, служил придворным врачом русского царя Александра I.

Учеба пошла начинающему художнику впрок, и уже в 25-летнем возрасте он не только выставил свои работы в Королевской академии художеств в Лондоне, но и получил награду за картину, приобретенную впоследствии королевой Викторией. Дальше – больше: в 38 лет Лейтон становится академиком, а в 48 – и вовсе президентом Королевской академии художеств. Тогда же он получил дворянский титул, а спустя несколько лет – баронский. А вот с титулом лорда прославленному маэстро повезло меньше: хотя Лейтон и стал первым английским художником, удостоенным такой чести, наслаждаться этим ему довелось всего одни сутки. На следующий же день после присвоения живописцу высокого звания за ним явилась та, для которой никакие титулы не указ, – костлявая гостья с косой.

Слава и признание в жизни Лейтона шли рука об руку с материальным достатком. Картины Фредерика ценились очень высоко, он был одним из самых дорогих художников XIX столетия в Англии. Репутацию этого певца викторианской эпохи укрепляла тематика его картин: мифологические сцены, сюжеты из античной истории и литературы, обильно сдобренные сентиментальными подробностями, как нельзя более соответствовали идеалам и морали викторианского общества. Добавьте к этому виртуозное мастерство и столь горячо любимый академиками язык классицизма, которым говорил наш маэстро, – недостатка в лаврах Лейтон не испытывал.

Прославленному мэтру требовалось достойное обрамление его быта и творчества. Коим и стал задуманный Лейтоном и воплощенный его лучшим другом архитектором Джорджем Атчисоном особняк, именуемый впоследствии «Частным дворцом искусств». В 1864 году Фредерик прикупил земельный участок, примыкавший к Holland Park, а в 1866-м уже справлял новоселье. Однако на этом строительство дома не закончилось. На протяжении последующих 30 лет дом неоднократно достраивался – до тех самых пор, пока владелец не покинул его навсегда в деревянном ящике.

В 1877-1879 годах был возведен Арабский зал, в 1889 году к зданию пристроили застекленный флигель, служивший художнику зимней мастерской, а в 1895 году добавилась и галерея.

Роскошные интерьеры Leighton House не оставляют сомнений во вкусовых пристрастиях сэра Лейтона. Перед нами – ода Востоку, его культуре и искусству. Самая впечатляющая часть дома – Арабский зал, созданный «под коллекцию» керамических изразцов XVI-XVIII веков. Более тысячи великолепных керамических плиток, покрывших стены двухэтажного внутреннего дворика, были привезены Лейтоном из многочисленных путешествий на Восток – в Сирию, Турцию, Персию – и являлись предметом особой гордости художника. Арабский зал больше напоминает «мавританский дворец»: тихо журчащий фонтан, богато орнаментированый фриз с сурами из Корана. В обширной коллекции Фредерика Лейтона, украшающей стены просторных залов дома-студии, было немало и работ западных художников: полотна старых мастеров, работы современников (Делакруа, Констебла, Коро, художников-прерафаэлитов).

К сожалению, большинство этих произведений были проданы после смерти Лейтона. Парадоксально, но невольной причиной этому стала последняя воля художника. По завещанию основная часть состояния Лейтона отходила его сестрам – при одном условии: они должны были основать фонд поддержки студентов Королевской академии. На фонд нужны были деньги – £10,000. Такой суммы у сестер не оказалось, и им пришлось продать большую часть коллекции Фредерика. Восемь дней длился аукцион, и в результате в Leighton House осталась малая толика некогда богатой коллекции.

Хотя при жизни Лейтона на первом этаже его «Частного дворца искусств» нередко можно было встретить группы школьников, изучавших коллекцию керамической плитки, а в студии наверху – зажиточных потенциальных клиентов, присматривающих образцы картин для своих гостиных, после смерти мэтра интерес к его дому охладел. Только в 1970-е годы на волне вновь вспыхнувшего интереса к искусству викторианской эпохи в Leighton House (к тому времени перешедший в ведение муниципального совета района Кенсингтон) потянулись посетители. Недавно закончившаяся реставрация дома, обошедшаяся в £1 600 000, восстановила Leighton House в максимальной близости к тому, каким его оставил в год своей смерти художник (1896 г.). Стала доступной для публики скрытая ранее специальная лестница, по которой в мастерскую художника поднимались модели, да и в спальню его любопытный зритель теперь может запросто заглянуть. И здесь, пожалуй, его ожидает сюрприз: после всех шелков, изразцов, фазанов и фонтанов дворца-студии в восточном духе он окажется на удивление в просто и скромно обставленной, концептуально негламурной комнате. За этой дверью – другой Фредерик Лейтон, но какой именно – нам узнать не суждено: знаменитый художник сжег все свои личные бумаги и письма.

Leave a Reply