Книжная пятница. сАвиное гнездо. Книги на каникулах

Роскошь — это читать ЛЕГКИЕ и ЗАБАВНЫЕ книги на каникулах

Необязательное, но очень любопытное чтение от историка и настоящего маньяка цвета — информация  от трактовок  основных и дополнительных цветов, до монохромного ужина, приготовленного из блюд одного цвета, или повышенной страховки на машины красного цвета.

Мишель Пастуро — медиевист, специалист по символике, геральдике.  Он гордо именует себя историком цвета, сообщая, что до него это поле было девственно чистым. Начав с полного непонимание его интереса к теме в научных и издательских кругах, он смог сломить  сопротивление.

Пастуро выпустил ряд книг, посвященных цветам: черному — зеленому — желтому — красному, и темам, связанным с этим вопросом, например «Дьявольская материя. История полосок и полосатых тканей».

Мишель Пастуро
«Цвета нашей памяти»

Если вы не готовы сразу посвятить время чтению книги, посвящённой одному цвету, то «Цвета нашей памяти» — идеальное первое знакомство с автором, а там вам решать.

 

Мишель Пастуро «Цвета нашей памяти»

 

Эта книга своего рода попурри о цвете в самых разных его проявлениях:

  • что такое цвет;
  • цвет в спорте, транспорте, литературе, аптеке, в истории, в мифах и символах, повседневности и одежде;
  • книга воспоминаний, основанная на жизни, опыте, наблюдениях и размышлениях автора.

Описания цветов очень эмоционально, оно изложено не сухим и академическим языком, а через восприятие самого автора.

Отдельные из заметок, удивляют его самоуверенностью в том, что некоторые вроде невыдающиеся подробности его жизни, поданы, как что-то должное вызвать бесспорный интерес у читателя.

Но потом попадаешь под очарование этого большого человека (во всех смыслах, он частенько жалуется на свой излишний вес) и читаешь с интересом, часто с улыбкой. Понимаешь, что он действительно человек значительный и с прекрасным чувством юмора, полетом фантазии.

мишель пастуро
Мишель Пастуро

А потом идешь дальше и с радостью соглашаешься на  предложенную автором  игру: самому добавлять прилагательные к разным цветам. Кстати, почему бы не делать так с детьми по дороге.

Тем, кто делал ремонт и выбирал краски знакомы разные названия, но Мишеля перещеголять сложно. Представьте себе названия таких красок в разных комнатах вашего дома:

«Впрочем, совсем не обязательно ограничиваться прилагательными; имена собственные и нарицательные также таят в себе возможности: милостиво-синий; цвет св. Бонифация, воскресно-белый, цвет пюре, серой «фомки», зелёный «Сен-Поль-де-Леон», розовый а-ля Генрих III…»

По своей манере Мишель — француз в кубе, и почему-то ему простительны некоторые даже  грубоватые высказывания. Почему, не знаю, возможно потому, что французским президентам позволяется иметь любовниц, а американским нет.  Вот, например, написать главу «Беж Миттеран» и на двух с половиной страницах разгромить стиль экс-президента Французской Республики, который часто носил костюмы одинакового цвета.

Франсуа Миттеран

 

«По правде говоря, тот оттенок бежевого действительно был ужасен. Слишком светлый и в то же время слишком броский, как пиджачная пара мелкого провинциального жулика; ещё и с налетом этакой «горчицы с душком» самого отвратного свойства… Решительно ничего общего не имеющий с теми великолепными аристократическими бежевыми оттенками, которые носил мой любимый писатель Владимир Набоков на склоне дней своих на набережной Женевского озера, где я много раз видел его, хотя так ни разу и не подошёл, вероятно оттого, что слишком перед ним преклонялся».

 

 

Нет, ну каков этот Мишель!

Автор в этой книге чувствуется в каждом предложении. Его отношение, оценки, мнение, мысли, воспоминания. Человек в высшей степени увлеченный темой и любопытный, как минимум.

И, конечно, стопроцентный сноб!

Мишель  родился в сороковых в Париже. Рос на самом верху Монмартра  в богемной семье.  Мать владела аптекой — местом его детских игр. Три его дяди были художниками.  Аптека и художественные мастерские — места его первых цветовых наблюдений.

«Я всегда воображал себе будто существует некий тайный хроматический порядок, нарушенный взрослыми, и мне предстоит его разгадать или даже восстановить».

Отец писателя сюрреалист Анри Пастуро,  его круг — Поль Элюар, Дали.  Мишель описывает прогулки отца с Галой по блошиным рынкам, где она любила покупать вещи фиолетового цвета, все связанное с цветом он фиксировал уже в детстве.

Очаровавшись средними веками после фильма Айвенго, Пастуро стал медиевистом. Весомым не только в академической среде, но и популяризатором.

Если вы владеете французским, можно послушать его передачи про:

Цвета  www.franceculture.fr/emissions/hors-champs и
Животных www.franceculture.fr/emissions/les-animaux

Мишель выступал консультантом при съемках фильма «Имя Розы». В книге он описывает свой ужас, когда понял, что забыл предупредить создателей о том, что в средние века не было розовых свиней, только чёрные, больше похожие на кабанов. То, что для нас звучит, как байка, он описывает всерьез, что выход из ситуации был найден и их покрасили чёрной краской из баллончика. Но свиньи, они на то и свиньи, ложились в лужи, терлись друг о друга, и в фильме стали бурыми.

Пускай Автор скептически относится к монохромным ужинам. Мне эта идея кажется любопытной. Почему бы не попробовать в один из праздничных дней, позвать гостей и попросить их одеться в соответствующий цвет и Вуаля!!

История цвета

 
Некоторые идеи монохромных трапез
Красный

Свекла, стейк из красного тунца, красная фасоль, клубника.

Оранжевый

Тертая морковь, копченая пикша, пюре из тыквы, салат из апельсинов.

Белый

Салат из цикория, филе трески, рис, творог, личи.

Зеленый

Салат из огурцов, тортеллини с соусом песто, салат латук, фисташковый флан.

Каштановый

Салат из чечевицы, говядина на гриле, пюре из каштанов, шоколадный мусс.

Черный

Черная икра, тапенада, ризотто с чернилами каракатицы, пирожные с маком.

 

Вот такой вот совсем не скучный науч поп с французским шармом!

 

 

Анна Савина
Юрфак МГУ, адвокат
Основатель Камерного книжного клуба в Лондоне