Книга мертвых: путеводитель в вечность

Начнем с парадокса: древнеегипетская «Книга мертвых» отрицает смерть. Точнее сказать, учит, как ее победить. Подлинное дословное название этого произведения – «Изречения выхода в день». То есть – в воскресение, в новую жизнь. А «Книгой мертвых» ее окрестил в 1840-е годы один из первых египтологов Карл Рихард Лепсиус. Броское название прекрасно вписалось в ряд клише, символизировавших для европейцев Древний Египет, – пирамиды, иероглифы, папирусы, мумии, культ смерти, и теперь уже никто, кроме специалистов, не вспоминает об оригинальном названии текстов.

«Книга мертвых» – это что-то вроде гида для умершего, подробная инструкция, как вести себя в загробном мире, чтобы, миновав все подстерегающие опасности и пройдя посмертный суд, вместе с солнечной баркой бога Ра вновь вернуться на землю, ожить, воскреснуть, «обновиться», как говорили египтяне. И эта новая жизнь после смерти, в омоложенном, нестареющем теле, среди родных и любимых на цветущих долинах Нила будет длиться вечно.

Наверное, ни одна древняя цивилизация не обладала столь крепкой верой в жизнь после смерти, как древнеегипетская. Египтяне любили жизнь и хотели, чтобы она никогда не кончалась. Наперекор реальности, ведь в эпоху Нового царства продолжительность жизни была до обидного короткой – 35 лет. Тем важнее было застраховать для себя Вечность. И здесь «Книга мертвых» была незаменимой. Этот сборник гимнов, религиозных текстов и магических заклинаний, помещенный в гробницу к усопшему, служил ему путеводителем и картой, указывающей маршрут в стране смерти. То были талисман, паспорт и страховой полис в одной упаковке.

Началось все на исходе Древнего царства (около 2355 г. до н. э.), при фараоне Унисе. Именно в его пирамиде обнаружены первые известные на сегодня начертания – записи погребального ритуала. Нашедший их французский египтолог Г. Масперо назвал эти изображения «Текстами пирамид». Судя по ним, на бессмертие и божественный статус в те времена мог рассчитывать только фараон, и никто другой. После смерти он взлетал на небо и пребывал там в обществе бога Ра, путешествуя на «Ладье миллионов лет» среди звезд. Гарантируя фараону небывалую силу по дороге к бессмертию, некоторые тексты содержали прямые угрозы богам, обещая, что, если те вздумают чинить препятствия, фараон пожрет их внутренности.

Ситуация меняется в период Среднего царства. Заупокойные заклинания стали появляться в гробницах знатных вельмож, а позднее их стали наносить и на поверхности саркофагов. «Тексты саркофагов» получили гораздо более широкое распространение, нежели «Тексты гробниц». Собственно, заказать свой вариант мог каждый египтянин, располагающий достаточной суммой.

И все же подлинный взрыв популярности приходится уже на Новое царство, когда магические тексты перекочевали на папирусные свитки. Их, собственно, и называют «Книгой мертвых». Очевидно, что люди, заказывавшие папирусный свиток или начертание текстов в собственной гробнице, относились к различным «весовым категориям» общества, однако даже папирусные пропуска в жизнь после смерти поражают многообразием вариантов. Определяющим фактором оставался кошелек заказчика: тех, кто мог оплатить услуги профессионального писца, отправляли в подземное царство с великолепным образцом каллиграфии, расцвеченным искусными миниатюрами. Люди с более скромными финансовыми возможностям приобретали готовые «Книги мертвых», содержащие специально оставленные пустыми графы, в которые, как в бланки документов, вписывалось имя покойного.

Общеизвестно, что спрос рождает предложение: в период Нового царства возникла целая индустрия производства папирусных свитков. Возглавляли бренд писцы, служащие при храмах, – на их долю приходились самые престижные заказы. А свободные предприниматели создавали варианты в соответствии с запросами покупателей – полные или сокращенные «Книги мертвых», с иллюстрациями или без. Подбор текстов также вариировался. Можно было выбрать свой набор заклинаний «под заказ». Для кого-то самым важным казалось заклинание номер 9, дающее душе возможность покинуть гробницу и свободно передвигаться в подземном царстве, другому – номер 154, предохраняющий тело от разложения, а кто-то настаивал на 125-й главе, перечисляющей имена всех сорока двух богов, перед которыми предстояло держать отчет. И все же даже папирусные свитки были по карману лишь 10% тогдашнего населения Египта – жрецам, писцам, высшей придворной знати. Остальным 90% приходилось в заупокойном бытии рассчитывать на свои силы.

Чтение «Книги мертвых» требует определенных усилий. Обилие духов, демонов, богов, священных животных, атрибутов и символов очень быстро сбивает с толку неспециалиста. А тут еще древнеегипетские боги и богини перемешиваются с более поздними, появившимися в течение 1500-летней истории циркуляции книги божествами, – от этих бесконечных комбинаций голова идет кругом. Не облегчает дело и разнобой стилей, отличающих более 200 глав полной версии «Книги мертвых»: возвышенные гимны и молитвы богам перемежаются с конкретными сухими инструкциями, как обставить погребальную камеру или установить ложе усопшего; богословские поучения соседствуют с эмоциональными магическими заклинаниями, напоминающими шаманские обряды.

Да и действенность книги воспринималась далеко неоднозначно. Хотя египтяне и стремились приобрести полную, идеальную версию книги, включающую все существующие изречения, сохранилось множество экземпляров, содержащих лишь несколько десятков, а то и единиц глав. Существовал даже унифицированный текст из одной главы, который при необходимости мог заменить собой остальные.

Центральное место в «Книге мертвых» занимает описание посмертного суда, который вершил царь загробного мира Осирис над умершим. Для этого боги Тот и Анубис клали сердце (у египтян – душу) на чашу весов, на другой чашечке помещалась Правда (ее символизировала статуэтка богини Маат). Сверху за процессом наблюдал «суд присяжных» из сорок двух богов, а внизу скалил зубы Амат (чудище с головой крокодила и туловищем, представляющим ассорти из льва и гиппопотама). Если чашка весов с сердцем перевешивала Правду, грешник доставался Амату. Но до этого в «Книге мертвых» дело никогда не доходило – напротив, здесь содержались наставления и инструкции, как умилостивить богов, каждый из которых отвечал за определенный грех; как заставить сердце (имеющее неприятную привычку выбалтывать тайные дела умершего) замолчать, положив на него сверху скарабея; приводился даже текст оправдательной речи, с которой следовало обратиться к Осирису и богам:

«Слава тебе, бог великий, владыка обоюдной правды. Я пришел к тебе, господин мой. Ты привел меня, чтобы созерцать твою красоту. Я знаю тебя, я знаю имя твое, я знаю имена 42 богов, находящихся с тобой в чертоге обоюдной правды, которые живут, подстерегая злых и питаясь их кровью в день отчета перед лицом Благого. Вот я пришел к тебе, владыка правды, я принес правду, я отогнал ложь. Я не творил несправедливого относительно людей. Я не делал зла. Не делал того, что для богов мерзость. Я не убивал. Не уменьшал хлебов в храмах, не убавлял пищи богов, не исторгал заупокойных даров у покойников. Я не уменьшал меры зерна, не убавлял меры длины, не нарушал меры полей, не увеличивал весовых гирь, не подделывал стрелки весов. Я чист, я чист, я чист, я чист».

Ни в одной из сохранившихся «Книг мертвых» не показан проигравший суд грешник. Вера египтян в силу слова и рисунка была столь сильной, что даже представление фатального исхода на папирусе, по их мнению, могло привести к его реальному воплощению (сравните с христианскими изображениями Страшного суда и ада). И заключительные главы посвящены счастливой райской жизни усопшего, успешно прошедшего все испытания и наслаждающегося счастливой жизнью в египетском раю – «Полях тростника». Даже трудиться ему больше не придется: предусмотрительно помещенные в гробницу статуэтки «ушебти» выполнят за него любую работу – стоит только произнести соответствующее заклинание из «Книги мертвых» – кажется, она предусмотрена на все случаи жизни!

Увидеть эти рукописи, начертанные на хрупких папирусах более трех тысяч лет назад, в XXI веке – большая редкость. Особенно столь знаменитые, как «Папирус Ани», иллюстрированный с таким мастерством и тактом, или длиннейший из известных на сегодня свитков «Книги мертвых» – «Папирус Гринфилда». Этот 37-метровый свиток завершает экспозицию впечатляющей выставки «Путешествие в загробную жизнь: древнеегипетская «Книга мертвых» в Британском музее. Внутреннее пространство огромного круглого Читального зала, в котором разместилась выставка, погружено в полумрак. Как по лабиринту движешься из камеры в камеру, открывая для себя тайны «Книги мертвых» и древнеегипетского заупокойного культа, все эти саркофаги и амулеты, золотые маски и ювелирные украшения, сосуды и статуэтки, сопровождавшие мумии по ту сторону жизни; слышишь древние заклинания. Удивительно, как завораживающая странность этих потусторонних существ и богов, взирающих на нас с папирусов и саркофагов, не ослабевает тысячелетиями и, как когда-то в детстве, затягивает тебя в свой магический мир. Трудно найти более подходящее место для визита в холодный ненастный зимний день в Лондоне.

автор:  Вика Нова

«Книга мертвых» – это что-то вроде гида для умершего, подробная инструкция, как вести себя в загробном мире, чтобы, миновав все подстерегающие опасности и пройдя посмертный суд, вместе с солнечной баркой бога Ра вновь вернуться на землю, ожить, воскреснуть, «обновиться», как говорили египтяне. И эта новая жизнь после смерти, в омоложенном, нестареющем теле, среди родных и любимых на цветущих долинах Нила будет длиться вечно.
Наверное, ни одна древняя цивилизация не обладала столь крепкой верой в жизнь после смерти, как древнеегипетская. Египтяне любили жизнь и хотели, чтобы она никогда не кончалась. Наперекор реальности, ведь в эпоху Нового царства продолжительность жизни была до обидного короткой – 35 лет. Тем важнее было застраховать для себя Вечность. И здесь «Книга мертвых» была незаменимой. Этот сборник гимнов, религиозных текстов и магических заклинаний, помещенный в гробницу к усопшему, служил ему путеводителем и картой, указывающей маршрут в стране смерти. То были талисман, паспорт и страховой полис в одной упаковке.
Началось все на исходе Древнего царства (около 2355 г. до н. э.), при фараоне Унисе. Именно в его пирамиде обнаружены первые известные на сегодня начертания –
записи погребального ритуала. Нашедший их французский египтолог Г. Масперо назвал эти изображения «Текстами пирамид». Судя по ним, на бессмертие и божественный статус в те времена мог рассчитывать только фараон, и никто другой. После смерти он взлетал на небо и пребывал там в обществе бога Ра, путешествуя на «Ладье миллионов лет» среди звезд. Гарантируя фараону небывалую силу по дороге к бессмертию, некоторые тексты содержали прямые угрозы богам, обещая, что, если те вздумают чинить препятствия, фараон пожрет их внутренности.
Ситуация меняется в период Среднего царства. Заупокойные заклинания стали появляться в гробницах знатных вельмож, а позднее их стали наносить и на поверхности саркофагов. «Тексты саркофагов» получили гораздо более широкое распространение, нежели «Тексты гробниц». Собственно, заказать свой вариант мог каждый египтянин, располагающий достаточной суммой.
И все же подлинный взрыв популярности приходится уже на Новое царство, когда магические тексты перекочевали на папирусные свитки. Их, собственно, и называют «Книгой мертвых». Очевидно, что люди, заказывавшие папирусный свиток или начертание текстов в собственной гробнице, относились к различным «весовым категориям» общества, однако даже папирусные пропуска в жизнь после смерти поражают многообразием вариантов. Определяющим фактором оставался кошелек заказчика: тех, кто мог оплатить услуги профессионального писца, отправляли в подземное царство с великолепным образцом каллиграфии, расцвеченным искусными миниатюрами. Люди с более скромными финансовыми возможностям приобретали готовые «Книги мертвых», содержащие специально оставленные пустыми графы, в которые, как в бланки документов, вписывалось имя покойного.
Общеизвестно, что спрос рождает предложение: в период Нового царства возникла целая индустрия производства папирусных свитков. Возглавляли бренд писцы, служащие при храмах, – на их долю приходились самые престижные заказы. А свободные предприниматели создавали варианты в соответствии с запросами покупателей – полные или сокращенные «Книги мертвых», с иллюстрациями или без. Подбор текстов также вариировался. Можно было выбрать свой набор заклинаний «под заказ». Для кого-то самым важным казалось заклинание номер 9, дающее душе возможность покинуть гробницу и свободно передвигаться в подземном царстве, другому – номер 154, предохраняющий тело от разложения, а кто-то настаивал на 125-й главе, перечисляющей имена всех сорока двух богов, перед которыми предстояло держать отчет. И все же даже папирусные свитки были по карману лишь 10% тогдашнего населения Египта – жрецам, писцам, высшей придворной знати. Остальным 90% приходилось в заупокойном бытии рассчитывать на свои силы.
Чтение «Книги мертвых» требует определенных усилий. Обилие духов, демонов, богов, священных животных, атрибутов и символов очень быстро сбивает с толку неспециалиста. А тут еще древнеегипетские боги и богини перемешиваются с более поздними, появившимися в течение 1500-летней истории циркуляции книги божествами, – от этих бесконечных комбинаций голова идет кругом. Не облегчает дело и разнобой стилей, отличающих более 200 глав полной версии «Книги мертвых»: возвышенные гимны и молитвы богам перемежаются с конкретными сухими инструкциями, как обставить погребальную камеру или установить ложе усопшего; богословские поучения соседствуют с эмоциональными магическими заклинаниями, напоминающими шаманские обряды.
Да и действенность книги воспринималась далеко неоднозначно. Хотя египтяне и стремились приобрести полную, идеальную версию книги, включающую все существующие изречения, сохранилось множество экземпляров, содержащих лишь несколько десятков, а то и единиц глав. Существовал даже унифицированный текст из одной главы, который при необходимости мог заменить собой остальные.
Центральное место в «Книге мертвых» занимает описание посмертного суда, который вершил царь загробного мира Осирис над умершим. Для этого боги Тот и Анубис клали сердце (у египтян – душу) на чашу весов, на другой чашечке помещалась Правда (ее символизировала статуэтка богини Маат). Сверху за процессом наблюдал «суд присяжных» из сорок двух богов, а внизу скалил зубы Амат (чудище с головой крокодила и туловищем, представляющим ассорти из льва и гиппопотама). Если чашка весов с сердцем перевешивала Правду, грешник доставался
Амату. Но до этого в «Книге мертвых» дело никогда не доходило – напротив, здесь содержались наставления и инструкции, как умилостивить богов, каждый из которых отвечал за определенный грех; как заставить сердце (имеющее неприятную привычку выбалтывать тайные дела умершего) замолчать, положив на него сверху скарабея; приводился даже текст оправдательной речи, с которой следовало обратиться к Осирису и богам:
«Слава тебе, бог великий, владыка обоюдной правды. Я пришел к тебе, господин мой. Ты привел меня, чтобы созерцать твою красоту. Я знаю тебя, я знаю имя твое, я знаю имена 42 богов, находящихся с тобой в чертоге обоюдной правды, которые живут, подстерегая злых и питаясь их кровью в день отчета перед лицом Благого. Вот я пришел к тебе, владыка правды, я принес правду, я отогнал ложь. Я не творил несправедливого относительно людей. Я не делал зла. Не делал того, что для богов мерзость. Я не убивал. Не уменьшал хлебов в храмах, не убавлял пищи богов, не исторгал заупокойных даров у покойников. Я не уменьшал меры зерна, не убавлял меры длины, не нарушал меры полей, не увеличивал весовых гирь, не подделывал стрелки весов. Я чист, я чист, я чист, я чист».
Ни в одной из сохранившихся «Книг мертвых» не показан проигравший суд грешник. Вера египтян в силу слова и рисунка была столь сильной, что даже представление фатального исхода на папирусе, по их мнению, могло привести к его реальному воплощению (сравните с христианскими изображениями Страшного суда и ада). И заключительные главы посвящены счастливой райской жизни усопшего, успешно прошедшего все испытания и наслаждающегося счастливой жизнью в египетском раю – «Полях тростника». Даже трудиться ему больше не придется: предусмотрительно помещенные в гробницу статуэтки «ушебти» выполнят за него любую работу – стоит только произнести соответствующее заклинание из «Книги мертвых» – кажется, она предусмотрена на все случаи жизни!
Увидеть эти рукописи, начертанные на хрупких папирусах более трех тысяч лет назад, в XXI веке – большая редкость. Особенно столь знаменитые, как «Папирус Ани», иллюстрированный с таким мастерством и тактом, или длиннейший из известных на сегодня свитков «Книги мертвых» – «Папирус Гринфилда». Этот 37-метровый свиток завершает экспозицию впечатляющей выставки «Путешествие в загробную жизнь: древнеегипетская «Книга мертвых» в Британском музее. Внутреннее пространство огромного круглого Читального зала, в котором разместилась выставка, погружено в полумрак. Как по лабиринту движешься из камеры в камеру, открывая для себя тайны «Книги мертвых» и древнеегипетского заупокойного культа, все эти саркофаги и амулеты, золотые маски и ювелирные украшения, сосуды и статуэтки, сопровождавшие мумии по ту сторону жизни; слышишь древние заклинания. Удивительно, как завораживающая странность этих потусторонних существ и богов, взирающих на нас с папирусов и саркофагов, не ослабевает тысячелетиями и, как когда-то в детстве, затягивает тебя в свой магический мир. Трудно найти более подходящее место для визита в холодный ненастный зимний день в Лондоне.

Leave a Reply