Клиент всегда штраф?

Веселым девушкам нынче не до смеха. Их клиентам и подавно.

Вконце 2013 года Национальное собрание Франции одобрило новый законопроект о проституции. Предложила его министр по делам женщин при кабинете Жана-Марка Эро социалистка Наджат Валло-Белкасем, она же – автор закона о разрешении однополых браков. Текст нынешнего закона – депутата от социалистов Мод Оливье.

В документе 20 статей, в основном направленных на борьбу с сутенерством. Но камнем преткновения и предметом яростных дебатов оказалась статья 16-я, направленная, как уже сказано, против клиентов. Был даже вариант отправлять проштрафившегося клиента за решетку на полгода (на это, правда, все же не решились). За образец Валло-Белкасем взяла Швецию, единственную пока страну, где подобная драконовская мера применяется уже с 1999 года.

Согласно предложенной системе, тем, кто платит за секс, придется платить штраф – как минимум 1500 евро, если клиент попался впервые. Рецидивисту же светят все 3,7 тысячи. При этом самих проституток (в стране они работают легально) левое парламентское большинство предлагает рассматривать как жертв – такое вот леваческое лицемерие, политкорректность, от которой до нетерпимости – один шаг.

«343 мерзавца»

«Прочь лапы от моей девки!» – кинули клич властям Пятой республики французские интеллектуалы, выступившие против нового законопроекта.

«Гомосексуалы и бабники, праведники и развратники – все мы, как один, ярые поборники свободы», – взывают «мерзавцы» к женщинам-политикам, одержимым, по их мнению, манией законотворчества.

Вообще-то французских интеллектуалов хлебом не корми, дай петицию подписать. А уж нынешний сюжет показался мужчинам во гневе вообще манной небесной. В первых рядах подписантов «Манифеста 343 мерзавцев» (само собой!) – писатель Фредерик Бегбедер, он же главный редактор воскресшего «Lui» – журнала для мужчин. С ним в строй встали юморист Николя Бедо, актер Клод Дюран, полемист Эрик Земмур, адвокат экс-главы МВФ Стросс-Кана Ришар Малка и прочие ангажированные анфан-террибли.

***

Секс не всегда связан с любовью, а секс за деньги не всегда происходит по принуждению. И, как это ни парадоксально на первый взгляд, нынешний законопроект в первую очередь бьет… по слабым представителям сильного пола.

Представим себе: на дворе суббота. Ясным базарным деньком почтенный месье, оставив мадам за чашечкой кофе у телевизора, семенит с кошелкой покупать всяческую снедь – салат, стейк, ветчинку… и заодно навестить хорошо и давно знакомую даму, дежурящую в переулочке неподалеку. Вот он заворачивает в известный проулок – а затем, отдав умеренную плату за предоставленные услуги, ублаженный, спешит вернуться к семейному очагу.

Он-то и станет главной дичью стражей «закона Валло-Белкасем». Ведь те, кто побойчее и побогаче, в проулок не пойдут, в подворотню не свернут, а зайдут в Интернет – и Сеть всемирная спасает их от силков казенных.

Еще парадокс: согласно будущему закону, клиента веселых девиц будут штрафовать – а уличная проституция остается вполне легальной. По закону, французские «ночные/дневные бабочки» – мужчины/женщины (18+, разумеется) – получают патент на свою деятельность. Согласно этому документу, они имеют право оказывать услуги сексуального характера, получая за это деньги, – но только не в публичных домах, закрытых по закону от 13 апреля 1946 года, известному как «закон Марты Ришар».

Marthe-Richard-03

«Ночной Жаворонок»

О жизни и судьбе Марты Ришар – куртизанки, летчицы, шпионки, депутата Национального собрания, удостоенной ордена Почетного легиона, – слагают легенды, пишут книги, снимают фильмы.

Марта Ришар (урожденная Бетенфельд) родилась в 1889 году в Нанси (Лотарингия) в буржуазной семье. Пятнадцати лет она сбежала из дома и в 1905 году пошла на панель. Затем заразила сифилисом почтенного отца семейства – и бежала в Париж. Здесь, в столице, она повстречала миллионера Анри Ришара, который вскоре женился на прекрасной Марте.

Так из уличной проститутки родилась светская львица, которая стала первой в мире женщиной-пилотом.

Анри Ришар, страстный адепт воздухоплавания, подарил супруге самолет. О воздушных подвигах Жаворонка (так прозвали Марту) тогда взахлеб писали все французские газеты. В 1912 году она пролетела над Ла-Маншем, затем пропутешествовала по воздуху от Бургундии до Швейцарии.

Грянула Первая мировая. Анри Ришар ушел на фронт и вскоре погиб. А Марта решила мстить бошам за гибель любимого мужа.

Она рвалась в военные авиаторы – но женщин туда не принимали. Однако среди военных знакомых ее покойного мужа был капитан Жорж Леду из Второго разведывательного бюро (кстати, именно он вел дело Маты Хари). Распознав мощный потенциал элегантной и талантливой молодой вдовы, Леду предложил ей «внести свой особый вклад в дело разгрома немцев» – стать разведчицей. В разведшколе бюро Марта прошла ускоренный курс обучения основам шпионажа и была направлена в качестве агента в Испанию, на курорт Сен-Себастьян. Именно туда перебрался в те дни двор короля Альфонсо XIII и его жены-англичанки, королевы. Жаворонок получила задание – внедриться в шпионско-дипломатические немецко-испанские круги.

Она поселилась в шикарном отеле, назвавшись девичьей фамилией Бетенфельд. Аристократические манеры, изысканные туалеты не могли не привлечь внимания к прекрасной швейцарке, за которую она себя выдавала. Перед ее чарами не устоял военный атташе Германии в Мадриде барон фон Крон – как того и требовали от нее во Втором бюро. Фон Крон оказался понимающим человеком – и предложил Марте работать на немецкую разведку. Так Марта стала двойным агентом, получив от немцев псевдоним С-32. Вернувшись во Францию, она заслужила благодарность и получила приказ вернуться в Испанию.

С другой стороны, германскому разведуправлению очень нужна была информация о том, что происходит в Гавре. Немцы подозревали, что на верфях Гавра строятся подводные лодки.

Немцы приказали агенту С-32 прибыть в Гавр, чтобы заполучить необходимую информацию. А капитан Леду тем временем тайно договорился в Гавре, чтобы Жаворонка там снабжали правдоподобной дезинформацией. Для связи в немецкой разведке ей выдали крупинки особых «симпатических чернил», которые она прятала под ногтями. А во Втором бюро французские химики изучали шпионский немецкий «хай-тек» с большим интересом.

Марта служила Франции верой и правдой. Но у части спецов Второго бюро Жаворонок вызывала известные сомнения, переходящие в скепсис: уж не перекинулась ли она к бошам? По счастью, скепсис так и не возобладал – иначе закончился бы для Марты жизненный путь на тюремном дворе ружейным залпом – как то произошло с Матой Хари.

Когда фрау Бетенфельд вернулась в Испанию, об ее успешной работе в Гавре узнали в Берлине и тотчас приказали отправиться в Южную Америку для организации германской шпионской сети в Бразилии и Аргентине. Она смогла предупредить Леду – и вместе с ней на борт океанского лайнера поднялся агент из Второго бюро.

Когда мадам Ришар вернулась из Южной Америки в Мадрид, она получила от немецкого командования крупную сумму денег за свои услуги. Но, будучи патриоткой Франции, она все до пфеннига передала на нужды Второго бюро.

Вообще этот период жизни Марты Ришар так богат приключениями, что пересказать их не представляется возможным. В их числе, например, раскрытие контрабандного маршрута, по которому немцы доставляли во Францию из Испании взрывчатку для проведения терактов.

По окончании Первой мировой, в 1926 году, Марта уехала в Лондон. Там она вышла замуж за Томаса Кромптона, финансового директора Rockefeller Foundation, с которым счастливо прожила более десяти лет до самой его смерти.

Затем Марта вернулась во Францию и поселилась в Буживале.

На долгие-долгие годы о ней «забыли». Лишь в 1933 году, когда перевелись, наконец, ее недоброжелатели во Втором бюро, Марта Ришар получила орден Почетного легиона. Его Жаворонку вручил один из любовников – премьер-министр Эдуар Эррио (Édouard Herriot).

Во время Второй мировой Марта Ришар участвовала в движении Сопротивления, была схвачена и отправлена в Германию. Оттуда спаслась чудом.

После окончания Второй мировой войны, в 1945-м, Марта Ришар была избрана в муниципальный совет IV округа Парижа. Там она приступила к кампании по закрытию публичных домов во Франции, ставших в годы оккупации рассадниками «горизонтального коллаборационизма».

Только в районе Парижа тогда солдат вермахта обслуживал 31 публичный дом. В их числе перворазрядный бордель «One Two Two» на ул. Виктуар (в 9-м округе). В этом заведении немцы вовсю оттягивались с девочками в эсэсовских фуражках. И при этом некоторые гестаповцы, уединившись в отдельном кабинете, надевали наручники, давали девицам в руки хлыст и просили хорошенько их постегать.

Говорили, правда, что в «One Two Two» прятали партизан – но это скорее всего красивая легенда.

После войны проститутки и все те, кто просто спал с немецкими солдатами, были обриты наголо и заклеймены свастикой на лбу.

Марта в конце жизни опубликовала несколько книг, в их числе бестселлер «Appel des sexes». Она дожила до 92 лет и скончалась в 1982 году в Париже.

А проституция как таковая живет. «Законом Марты Ришар» (от 13 апреля 1946 года) она упразднена не была. Да и сами проститутки, понятное дело, никуда не пропали – они просто должны были «стать невидимыми».

Во времена Мопассана и Лотрека одежды на веселых девицах были словно из сказки Андерсена о «голом короле»! А сегодня «девушки для радости» одеты почти неприметно: джинсики, маечки, кроссовки (правда, украшенные стразами и на платформах) – все из-за так называемого «закона Саркози» от 2003 года, названного по имени автора – тогдашнего министра внутренних дел. В соответствии с этим документом, за так называемое «пассивное приставание» можно подвергнуться аресту сроком до шести месяцев и штрафу в размере до 3750 евро. Но к пассивному приставанию по этому закону относится и попытка притягивать взоры прохожих рискованными туалетами. И оттого сейчас «веселые девушки» практически отринули свою «униформу»: алую и черную кожу в сочетании с прозрачными тканями и золотыми сапогами на громадных шпильках! А жаль – такой маскарад весьма украшал «гнезда» ночных ласточек.

По «закону Саркози», развернулась кампания по борьбе с сутенерством – этим бичом профессии. Он ничего общего сегодня не имеет с некогда бытовавшим карикатурным образом: на руках кольца, на бицепсах татуировка и т. д. Но сейчас дело обстоит неизмеримо хуже. Это не французские «плохие парни», а грозная иностранная мафия. Одни из самых жестоких сутенеров – члены албанской мафии. Эти молодчики славятся жуткими нравами. У девушек-мигранток они забирают паспорта, отбирают практически весь заработок, а в случае неповиновения «подопечная» может оказаться изуродованной либо просто зарезанной. Того хуже – сутенеры угрожают взяться за их семьи на родине! И некоторым залетным «гастролершам» французская полиция даже предлагает «сдать» сутенера-работорговца, за что им сулят документы, работу и, главное, свободу.

«Новые времена» диктуют свои законы: центр «торговли» теперь переместился из центра на пригородные шоссе, где несчастные «девушки для радости» в дождь и зной кадрят водителей – подалее от «недреманного ока».

Marthe-Richard-04Запретить или отменить? – вот в чем вопрос

В наши дни министр по делам женщин Франции Наджат Валло-Белкасем предложила отменить проституцию, как когда-то отменили рабство. Она заявила, что новые меры сделают жизнь и работу проституток безопаснее и легче. Реакция противников сексуального аболиционизма и прочих двойных стандартов не заставила себя ждать.

Протестуя против наездов стражей закона, профсоюз проституток (есть и такой во Франции!), надев маски, пикетирует здание Национального собрания Франции. «Оштрафовать клиента – убить профессию» – можно прочесть на их баннерах.

…Одобрит ли Сенат в июле «закон Наджат Валло-Белкасем»? Сможет ли Madame le Ministre вырвать с корнем «древнейшую в мире»? «Во всяком случае, пока кажется довольно сомнительным, что отмена проституции однажды станет реальностью», – полагает французский еженедельник «Экспресс».

А британская «Таймс» подытоживает: «Призыв не запретить, а отменить проституцию – явная утопия».

Leave a Reply