Из Лондона в Москву, Киев и на Кавказ

 

Here’s tae us; wha’s like us
Damn few
They’re a’ deid

Дональд Макларен является главой клана Макларен. Он служил на дипломатической службе Ее Величества с 1978 по 2008 г. Сейчас у него в Лондоне есть компания Perfect Pitch, где преподают навыки убеждения.   dm@speakingtopersuade.co.uk

Для любого русского или украинского читателя, как и для большинства других европейских читателей, эти строки, скорее всего, не имеют никакого смысла. Однако они должны быть узнаваемы каждый раз, когда поднимается бокал. Это действие объединяет нас всех, но оно также дружески демонстрирует наши различия. Русский скажет: «Ваше здоровье!» Это очень нужный тост, хотя и простоват. Впрочем, так же, как и английский. Украинец предлагает более глубокую мысль: «Пусть будет!» (Или, может быть, это каким-то загадочным образом означает: «Будем!») У грузина же с его смелым тостом, конечно, все кристально ясно: «Победа!»

Ну а если тост предлагает отметить чувство, которое разделяется всеми, то возникает интересный вопрос: каковы будут последствия, если русский и грузин решат вместе поднять грузинский тост, чокнувшись бокалами и воскликнув одновременно: «Победа!» Я лично думаю, что при достаточном воображении и доброжелательном отношении конфликт возникнуть не должен. Желание обоих может быть выполнено. Но я не буду вдаваться в политику.

Возвращаясь к начальным строкам: что же означает этот шотландский тост? Что ж, буквально это значит: «Здоровье (или что угодно) нам. По крайней мере, таким, как мы. На самом деле таких совсем немного. На самом деле они все ушли». Здесь есть многое, над чем могут задуматься философы и этнологи. Кто-то скажет, что это очень по-шотландски: интровертно, меланхолично и с оглядкой назад. Более тщательное рассмотрение, однако, обнаруживает другую интерпретацию: гордость шотландца за тех, кто с ним, глубокая преданность друзьям и мудрая смиренность в понимании, что самое лучшее позади. Не эти ли чувства мы все разделяем?

Шотландец (и к тому же горец), я был удостоен чести служить дипломатом в России и Восточной Европе. А было это во времена больших перемен. Я прибыл в Москву, когда она была еще очень советской, и уехал во время волнений перестройки. Мои назначения в Киеве и Тбилиси последовали после распада Советского Союза, и я видел, как две абсолютно разные страны убежденно боролись за то, чтобы начать писать новую главу в своей истории. Это «соревнование борцов» продолжается. И пусть продолжается. Будьмо и Гаумарджос!

В то время моя жена Мэйда и я воспитывали пятерых маленьких детей: трех мальчиков в Москве (что, я думаю, квалифицировало ее как «мать-героиню») и двух дочерей в Киеве и Тбилиси. Нас очень обогатило то, что мы на собственном опыте увидели отличия одного конца Европы от другого. Когда же нам, к нашему великому сожалению, пришла пора уезжать, мы опять убедились в том, что в человеческой сущности есть больше общих черт, которые связывают нас – обогащенных нашей исторической, географической и культурной индивидуальностью, – чем различий, на которые пессимистам так нравится указывать.

Этот период растянулся более чем на двадцать три года. Казалось, что он пролетел очень быстро. Я вернулся домой, далеко от Уайтхолла, Кремля, Днепра и Кавказа. Я теперь преподаю специалистам и бизнесменам, как говорить убедительно. Это не на основе некоего «шаблона», а с учетом человеческих достоинств и недостатков, которые у нас у всех есть, но которые различны от человека к человеку. Сегодня, несмотря на расстояние, у меня есть очень четкое представление о народах, среди которых мне посчастливилось провести время. Как британский дипломат я провел большую часть времени в обсуждениях. Как шотландец я находил время, чтобы поднять бокал.

В Тбилиси моя горная кровь порой воспламенялась, когда меня просили ответить на грузинский тост. Однажды я сильно удивил компанию, в которой были русский, француз и англичанин, объявив: «Смерть врагу!» Русский, похоже, удивился, но, будучи хорошо осведомленным, оставался спокойным. Француз сильно занервничал, но я напомнил ему о «старом союзе» между нами. А вот англичанин сбежал из-за стола, испугавшись, что именно его я имел в виду.

Я снова поднимаю этот тост сегодня. Но «враг» – это только тот, кто стремится разделить нас. Конечно, у нас есть различия. И давайте радоваться им с достоинством и от всего сердца. Ибо, как сказал Роберт Бернс: «Человек – есть человек и все такое прочее».

Leave a Reply